Крымское Эхо
Библиотека

Выступление

Выступление

МЫСЛИ ВСЛУХ

И всё-таки интересные были времена, когда страной правила одна единственная, самая честная и справедливая в мире партия коммунистов. Сейчас после успешного развала американцами Великой Страны, не без активной помощи всегда недремлющей российской оппозиции, одни в хвост и гриву бьют по коммунистам, возлагая всю вину на их плечи, чуть ли не проклиная их за это; другие доказывают, мол, не будь коммунистов, не было бы вообще российского государства.

Самые ушлые, чтобы не обижать обе спорящие стороны, нашли козла отпущения за этот развала — Горбачёва. С их слов получается, что с Горбачёвым неожиданно что-то произошло, и он в один момент в одиночку взял и развалил гигантский Советский Союз, почему-то отказавшись от поста президента, к которому с их же слов рвался с неимоверной партийной силой. Я ни в коей мере не собираюсь защищать Горбачёва, который якобы по глупости отказался от власти, а фактически был от неё умело с помощью заокеанских кукловодов скоропалительно отстранён с опорой на таких политических молодчиков, как Борис Ельцин.

С моей точки зрения, как юриста, дважды фундаментально изучавшему историю партии, основы марксизма-ленинизма, римское право, теорию государства и права и другие подобные науки, кажется, что искусственно придуманный социалистический строй с последующим якобы успешным строительством коммунизма, не выдержала испытанием сама природа развития такого общества. Видимо, такой придуманный строй философами и людьми, пришедшими к власти, был обречён на провал, что подтвердили впоследствии абсолютно все страны, которых Страна Советов всеми правдами и неправдами пыталась заставить идти по её пути.

Вопрос касался только времени ЧП, которое должно было обязательно наступить. Что всё-таки и случилось. Оно наступило. И так хорошо, что при таком строе государство худо-бедно продержалось несколько десятилетий. При определённо сложившихся исторических условиях, придуманному строю пришёл конец. Видимо, история развития любого общества не терпит каких-либо экспериментов. Оставалось только деловым людям на скорую руку разделить территорию СССР и занять появившиеся троны на каждом куске, как говорят украинцы, самостийной земли. Никак не пойму, как бедолага Горбачёв мог повлиять на историческое развитие общества.

Подавляющее большинство серьёзных политологов уверяют, что историю насильственным путём ни в коем случае нельзя подгонять, бежать впереди её. Особенно опасны по своему содержанию различные революции, которые неожиданно прерывают спокойное развитие общества и ставят всё с ног на голову. Если память не изменяет, В. Путин неоднократно подчёркивал, что может развиваться и нормально существовать только то общество, которое развивается эволюционным путём без всякого рода потрясений, без резких скачков.

Я не буду анализировать деятельность коммунистической партии до развала Великого Союза. Вполне естественно, что коммунистами очень много было сделано умного и хорошего для самого государства и его подданных. Считаю, что для населения было очень хорошо то, что всегда простому смертному было куда пойти пожаловаться на любого бюрократа-коммуниста, и даже родного мужа, если он был партийным человеком. Многочисленные райкомы, горкомы и обкомы партии всегда остро реагировали на жалобы против любого зарвавшегося единопартийца.

Неоднократно присутствовал на заседаниях бюро горкома партии нашего города. Видел нашкодивших коммунистов, поведение которых разбирали на бюро. Я хорошо помню, как они нервно ходили по коридору, или почти без памяти лежали на стульях в приёмной, ожидая приглашения в зал заседания. Иногда, не дождавшись начала экзекуции, некоторые, как снопы, валились на пол, теряя сознание. Тут уж без скорой помощи не обходилось. Нервное напряжение было связано с партийным билетом. Отобранный билет, враз делал какого-нибудь руководителя никем. Кто после этого рискнёт взять на хорошую должность человека, запятнавшего партию, созданную гением всех времён и народов самим Лениным? Кто захочет расстаться со своим билетом ради какого-то разгильдяя.

Не знаю, куда сейчас бежать тёте Дуне, чтобы её мужа, переспавшего с чужой женой, вернули в семью. А тогда была прямая дорога в горком партии. Кто и как в настоящее время может повлиять на миллионера-руководителя любой степени иерархической должностной государственной лестницы? Заберёте партийный билет? Так он тут же со своим денежным мешком с лобызаниями будет принят в ряды любой другой партии, которых выросло видимо-невидимо. Останавливает их только решётка, когда они погорят на очередной взятке в особо крупных размерах.

Хочу тут же напомнить, как берегут своих однопартийцев товарищи по партии. Бог знает, когда два депутата Думы удрали за границу, откуда поливают грязью Россию и всё, что с ней связано. Несмотря на то, что они не то, что не ходят на заседания Думы, т.е. не работают, а вообще не живут на территории бывшей своей страны, они всё-равно регулярно получают заработную плату. Читатель, конечно, знает, что она немаленькая. Дай бог квалифицированному рабочему получить такой куш за несколько месяцев. Что точно знаю, так то, что коммунисты тех времён никогда бы не позволили помогать деньгами перебежчикам в лагерь противника. А при товарище Сталине вообще бы таких врагов народа, как их тогда называли, ребята из ЧК или НКВД искали бы по всему свету до тех пор, пока что-нибудь тяжёлое не опустили бы на головушку изменщика. Какое-то разумное зерно в этом все-таки есть…

Надо сказать честно, что при коммунистах цензура и контроль были во всех сферах жизни советского человека, в том числе и в области искусства. Если бы этот контроль не переходил границы разумного, его можно было только приветствовать. А что было плохого в том, что ни одна артистка кино, театра и эстрады никогда бы не смогла выйти перед зрителями полуголой и петь под фанеру чужим голосом; что нельзя было исполнять песни, состоящих из сплошного мата; что нельзя было играть на сцене мужчинам и женщинам в голом виде; что нельзя было полностью переделывать русскую мировую классику, когда герой оперы исполняет арию, сидя на унитазе; что нельзя было организовывать выставки, издевающиеся над православием и чувствами верующих; что велась жёсткая борьба с проституцией и наркоманией, и многое, многое другое.

Но были и явные передержки в воспитательном коммунистическом процессе. Я хочу привести только один пример из своего партийного опыта. Я много лет состоял в коммунистической партии. Восемь лет возглавлял партийную организацию УВД нашего города. Однажды должна была состояться областная партийная конференция, на которой должны были присутствовать все секретари райкомов и горкомов партии Крыма во главе с руководителями обкома, председатели РИК и ГИК, начальники горрайорганов, судьи и прокуроры, секретари парторганизаций и приглашённые руководители крупных организаций полуострова.

Рассматривался вопрос о борьбе с преступностью. В областных советско-партийных органах были согласованы кандидатуры выступающих. Всем разослали тему выступления. На Керчь пришла одна разнарядка. Именно мне было поручено выступить о профилактике преступлений в Керчи. Надо было составить машинописный текст на пяти страницах, который следовало на трибуне прочесть за десять минут. На каждый лист отводилось по две минуты. Рекомендовалось тренироваться по чтению текста в течение отведённого времени. Я быстро написал свою речь. Мне это было легко сделать, так как на госэкзаменах в университете у меня была дипломная работа на тему выступления.

Проблема заключалась в изложении темы именно на пяти листах, не больше и не меньше. Напечатанный текст для согласования отнёс начальнику милиции. Он сделал необходимые правки со своей колокольни. Перепечатал. Начальник прочёл, согласился. Пошёл к инструктору отдела админорганов горкома партии. При мне что-то он добавил, что-то вычеркнул. На работе машинистка перепечатала. Снова поход в горком партии. Теперь с текстом знакомился сам завотделом. После его корректировки текст был перепечатан и доставлен второму секретарю горкома партии, отвечающему за работу, связанную с агитацией и пропагандой коммунистических идей. Снова всё пришлось переделывать. И только после того, как текст им был подправлен совместно с первым секретарём горкома, он считался утверждённым.

На трибуне я старался читать с толком, расстановкой. Вдруг я увидел, что в глубине верхней части трибуны загорелось зелёным цветом табло, указывающее, что у меня в запасе остаётся три минуты. Понял, что надо ускорить темп моего чтения. Затараторил быстро, как только мог. Зато вложился в регламент. Зал, как и остальных выступающих, провожал меня дружными аплодисментами. Перед тем, как сойти со сцены, я по знаку руки инструктора подошёл к нему, стоящему сбоку от сцены, и отдал листки выступления. Почему мне их не оставили не пойму до сих пор.

Все выступления больше были похожи на лозунги: вскроем недостатки, устраним, внедрим, победим, объединимся, укрепимся, и пойдём дальше семимильными шагами к коммунизму без преступников. Выступления были похожи одно на другое, были скучными и невыразительными. Но каждое сопровождалось громом аплодисментов присутствующих, тем самым показывающим свою солидарность и единение с партией, ведущей и направляющей силой нашего развитого социалистического общества, которому уже оставалось ждать мало лет, чтобы наступил в стране коммунизм. Первый Секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв определил его приход на 1980 год.

Зал полностью изменился, когда на трибуну вышел из одного сельского РОВД Крыма, заслуженный участковый, капитан милиции, весь обвешенный значками, орденами и медалями. Если бы вы слышали, как он стал громить руководителей всех правоохранительных органов Крыма. Все сидели с перепуганными лицами, втянув голову в плечи, как бы демонстрируя, что на самом деле никто не слышит сокрушительно крамольную речь. В работе каждого органа, будь то милицейский или партийно-советский, участковый находил недостатки, которые надо немедленно устранять, чтобы не застопорилось движение в скорое светлое будущее.

При этом он гневно размахивал кулаками, критически поглядывая на сидящих в президиуме. А там сидела в основном верхушка советско-партийных органов Крыма, разбавленная парой сержантов – мужчиной и женщиной. На членов президиума было жалко смотреть, так как от стыда они понуро опустили головы, иногда скорбно ею кивая в знак согласия с выступающим мужественным коммунистом.

Многие постоянно вытирали якобы выступивший на лбу пот и прикрывали глаза ладонью. Со стороны казалось, что они таким образом стараются спрятать набежавшие слёзы партийного позора. Когда участковый покидал трибуну, зал в едином порыве встал и загрохотал овациями. Кряхтя и сопя, переминаясь с ноги на ногу, как приговорённые к высшей мере наказания, поднялись все, кто входил в почётный президиум.

В перерыве между нами делегатами Конференции только и были разговоры о смелом участковом, который выступал без всяких бумажек. Как он умудрился смело отказаться от заготовленного для него текста и отмочить отсебятину? Все пришли к единому выводу, что участковый утром проснётся без погон, орденов и медалей, которым его за доблестный труд отметила страна, а он оказался её неблагодарным сыном, покусившимся на её устои.

В общем, всем стало жалко парня, который судя по званию, много лет отдал милиции. Этот разговор проходил в общем буфете. Для большого начальства был организован буфет отдельно. Тогда мы не могли даже предполагать, что герой выступлений в это время в буфете для избранных спокойно пил чай, заедая вкусными бутербродами. Он туда был официально приглашён.

Через несколько месяцев я снова был на солидном областном совещании. Там я опять услышал разгромное выступление непотопляемого правдоискателя. Вечером я пригласил в кафе инструктора ОПВР, который курировал наш город, и с которым мы были почти-что в дружеских отношениях. Когда мы хорошо выпили кофе с коньяком, я ему задал вопрос в отношении самого смелого в области мента. Мне он сказал, что я наивный чудак, если до сих пор не понял, что этот участковый их натренированный человек, которому постоянно заготавливают нужную речь. Ему остаётся только её заучивать, а потом озвучивать, придав выступлению немного артистизма.

«Пока, – усмехаясь, сказал инструктор, – парень ни разу не подвёл». Но зато, когда партийными органами по определённой квоте выделяются на крымскую милицию всякого рода значки, ордена и медали, записного оратора не забывают. А делается это для того, чтобы люди знали, что у нас социалистическое общество, которое стоит на страже свободы слова. Вот так за чашкой кофе захмелевший инструктор в моих глазах развенчал героизм участкового из мало кому известного района Крыма, мастера выступлений. В тот вечер я, будучи коммунистом, парторгом, кажется, выпил лишнее.

Сам собой напрашивается вопрос: зачем коммунисты в процессе своей кипучей деятельности допускали такие досадные ляпы, на которые долго нельзя было бы опираться. Ведь немало ими было сделано хорошего! По многим вопросам мы были впереди планеты всей. Непродуманными действиями можно всё хорошее испортить. Были и другие более серьёзные недостатки в построении социалистического строя, который в конечном итоге показал свою несостоятельность.

Значит в его историческом развитии что-то было не так. Иначе вряд ли в одиночку, как сейчас считают коммунисты, некий Горбачёв смог бы разгромить любую государственную систему, если бы она была мощной. Просто по историческим законам развития общества она стала разваливаться сама по себе в то время, когда к своему несчастью её возглавлял Михаил Горбачёв. Коммунисты и здесь не растерялись. Чтобы защитить придуманный их партийными родоначальниками новый строй на земле, назначили крайнего в его развале. Но им надо бы знать, что так уж сложилось в природе и истории земли, что слабый не выживает, по крайней мере – долго не живёт.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

20 лет спустя. Сын земли крымской

Людмила РУСИНА

Душа коммерсанта. Разговор с битой в руке

Игорь НОСКОВ

Детективная проза: лучший среди лучших

.

Оставить комментарий