Крымское Эхо
Архив

В Донецке крепнет мысль о том, что

НАДЕЯТЬСЯ НУЖНО ТОЛЬКО НА СЕБЯ

Славный шахтерский город Донецк в последние годы на Украине прямо таки демонизирован. И бандиты тут сплошь живут, и алкоголики — делились со всей страной своими наблюдениями те, кого в народе сейчас скопом называют оранжевыми. А еще это штаб-квартира Партии регионов, бизнес-аппетиты которой уже давно стали притчей во языцех.

А если отбросить в сторону ярлыки и стереотипы? Чем там люди живут, что их мысли занимает? Мы не преминули поговорить об этом с Ириной Поповой (на фото). Она не просто жительница Донецка, она — депутат областного совета. И, как мы поняли, очень неравнодушный человек. А встретились мы с ней в Евпатории, на все той же научно-практической конференции «Крым в контексте Русского мира».

— До 2004 года Донецк как бы спал. Бушевал Крым, Львов — тогда они были двумя политическими центрами. А на прошлых президентских выборах оранжевому Киеву противостоял бело-голубой Донецк. И тут же получил несколько ярлыков, от которых ему еще долго отмываться. Это же о вашем городе Юлия Тимошенко говорила, что это сборище пьяниц и бандитов и посему его нужно обнести колючим забором…
— Это было следствием политического противостояния. А город за последние годы нисколько не изменился. Но позиция Донецка не нравилась тем силам, которые сегодня подают себя как демократические. Им надо было показать, что, мол, все нормальные люди их поддерживают, а кто не поддерживает, тот, соответственно… Больше скажу: когда я смотрела прямое включение с Майдана и Ющенко, еще только кандидат в президенты, говорил, что фашизм проистекает из Донбасса, для меня, коренной дончанки, это было фактически личное оскорбление. Точно так же воспринимали действия оранжевой команды и другие жители Донбасса. И чем большее отторжение имели оранжевые, тем большую поддержку получали бело-голубые.
С вашего разрешения сделаю небольшое отступление. Во время третьего тура президентских выборов, помните, больным людям отказали в праве голосовать? Так тогда они буквально ползли на избирательные участки — многие из них воспринимали это как последний бой. За Януковича, за Донбасс. И они умирали — десять (!) смертей было в день голосования по Донецкой области. И это осталось как бы незамеченным!
— Можно ли сказать, что благодаря такому обострению Донецк как-то консолидировался? Во всяком случае, Крым сейчас не является средоточием борьбы. Он как-то успокоился по сравнению с бурными 90-ми.
— Да, это мобилизовало дончан. При этом мы будем помнить, что жители Донецкой области вовсе не единогласно голосуют за Партию регионов.
— А вы член Партии регионов?
— Нет.
— Если не секрет, вы за нее голосовали?
— Нет.
— Вот говорят, что Партия регионов — это не партия, а собрание бизнесменов. Жители Донецка ближе к ее штаб-квартире — это действительно так?
— Я могу только со стороны наблюдать. Не хочу никого обидеть, но это во многом соответствует действительности. Так сказать, идейных там не много. Просто это партия крупная и таких людей, которые обрамляют свой бизнес политическими интересами, оказалось больше и они ведут себя активнее. Это те люди, которые видят партию как политический лифт. Это меня не удивляет — это беда каждой партии, особенно крупной. Более того, сейчас возникает угроза, что большой бизнес будет диктовать свои условия той партии, внутри которой он обосновался. Партии теряют самостоятельность. Это общая беда.
— Прямо тебе фильм «Чужой». Может, именно поэтому не видели борьбы идеологий?
— По большому счету, эти партии, поскольку они впитали в себя столько бизнесменов и выражают их интересы, стоят несколько в стороне от народа и даже его побаиваются. Они приходят к власти на лозунгах, которые на данный момент популярны в народе. А поскольку они, эти лозунги, не совпадают с их бизнес-интересами, то в первую очередь жертвуют этими лозунгами.
Грозит это всем нам разочарованием, пессимизмом — причем не отдельной какой-то личности, а в целом обществу. И кто его знает, чем этот пессимизм может для страны обернуться. Ведь запросто может наступить такой момент, что избиратели вообще не придут на избирательные участки…
Это опять же не только проблема ПР, а всей политической системы. Я бы вообще поставила вопрос шире: о понятии чести в политике. Раньше, пару столетий назад, люди стрелялись, если понимали, что их могли заподозрить в обмане. А сейчас — ничего, все нормально: его фактически ловят за руку — а он даже не извиняется. Нет в политике сегодня чести и ответственности — ни у депутатов, ни у чиновников. Уже стало практикой, когда личные интересы ставятся выше общественных. Можно, оказывается, возвести посреди улицы курятник — для обогащения одного. И стоит эта торговая точка как пощечина всем. И мы с этим миримся! А ведь под разрешением на ее установку кто-то ставил подпись…
— На ваш взгляд, честь уже потеряна или еще не выработана?
— Скорее, второе — у Украины нет вековых традиций политической жизни. Собственных еще не выстрадала, а чужих принимать не хочет. Об этом надо говорить…
— Вы пошли в политику — зачем?
— Уж не из-за бизнес-интересов. У меня вообще убеждения такие, что не могу равнодушно принимать происходящее. Мне, например, очень не нравится, что сегодня совершенно варварски переделывают историю. Я это воспринимаю очень болезненно. В истории страны — и история моей семьи. Как можно не реагировать, когда, искажая историю страны, искажают и историю моей семьи?
А в политике я не первый день — уже избиралась депутатом горсовета Донецка.
— И вы не разочаровались?
— В определенной степени… Разочаровывает меня не только то, как ведут себя депутаты, но — и как избиратели. Народ проголосовал и думает, что теперь депутат должен все ему принести на блюдечке. Но тратишь время, в том числе и личное, ходишь по кабинетам — и проблемы решаются. Не помню такого случая, чтобы мы проблему не решили. Но народ у нас должен быть более требователен к власти.
— Некоторые говорят: нужно женщину в президенты. Вы тоже так думаете? Справится она в президентском кресле?
— Вы неправильно вопрос ставите: нужно смотреть, что из себя представляет конкретная личность. Вот управлялась же Маргарет Тэтчер! И Англия процветала. Вообще-то, женщин в украинской политике не хватает. Ну почему нам мужчины доверяют самое ценное — бюджет семьи и воспитание детей, но не доверяют управлением политическими процессами?
У нас разный подход; несколько иной, чем у мужчин, взгляд на мир. Если бы женщин было больше в политике, то из нашей жизни быстро исчезли такие понятия, как детская беспризорность — для каждой женщины это явление очень болезненное. И наверное, политика стала бы, так скажем, менее жесткой: женщина больше обращает внимания на детали и мелочи, из которых вообще складывается наша жизнь.
— Женщине приходится просчитывать будущее свое и будущее своих детей. Нравится ли вам, в каком направлении идет Украина?
— Вот, знаете, есть программа «Одаренные дети» — она ведет талантливых детей с первого до последнего класса. Но сможет ли этот ребенок поступить в вуз, самореализоваться на будущей работе? Вы ж посмотрите, впору спасать нашу науку. Страна без научного потенциала, без талантливых молодых людей не может быть цивилизованной и не может нормально развиваться — ни в экономическом, ни в культурном смыслах. Пока еще существует старая профессорская школа, но потерялось целое поколение — ему пришлось ехать на заработки за границу, мыть машины…

— У этой страны вообще есть будущее?
— Я вообще-то оптимист…
— Северодонецк ведь у вас там находится…
— Свои «северодонецки» есть в каждой стране. Каждая имеет какие-то свои внутренние противоречия. Все зависит от того, что поставить во главу угла — экономическое развитие или постановку какой-то национальной идеи… Но у нас пока на одно и то же явление политики одного политического цвета говорят, что это входит в национальные интересы страны, то политики другого окраса заявляют абсолютно противоположное. Понять их невозможно.
Ни для кого не секрет, что общество расколото. Поскольку у нас есть этот внутренний раскол, должны быть сформулированы некие «надзадачи». Скажем, все для человека или построение гражданского, а не национального, общества. А у нас идут эти бесконечные экскурсы в историю… Конечно, оно, может, и приятно: «Садок вишневый коло хаты» — но это шароварщина XVIII века. А на дворе третье тысячелетие, нужно думать о нанотехнологиях! Не отказываясь от истории, от переосмысления каких-то вещей, взгляд нужно устремлять в будущее, на мир смотреть во многом глазами детей — им в этом будущем жить.

[img=left alt=title]uploads/news/news-GW18T3Db1W.jpg[/img]
— Скажите, как сегодня живется людям в Донбассе?
— Примерно, как и раньше, без особых изменений. Если говорить об «оранжевой революции», она принесла нам 6разочарование. Возьмем один пример: до этой «революции» экологический бюджет области был вполне приличным, потому что 70 процентов «экологических» денег оставалось на местах. А после нее — оставаться стало 30, а 70 — уходить в Киев. И это при том, что наша область самая загрязненная область Европы, 40 процентов всех вредных выбросов в атмосферу по Украине — это наша область. Такие примеры можно приводить бесконечно долго.
Как мы живем? Работаем, как всегда. Вот Янукович говорил, что «Донбасс порожняк не гонит», это очень распространенная в шахтерских коллективах присказка. Порожняк — это пустые вагоны. Вагоны всегда должны быть наполнены углем. Сегодня люди в Донбассе стараются работать так, чтобы был экономический эффект, чтобы вагоны, условно говоря, не перевозили воздух. И были наполнены не только углем.
Но людей очень беспокоит то, что государство взяло курс на закрытие шахт, для Донбасса это очень большая трагедия. Это связано не только с потерей рабочих мест, но и с ухудшением морально-психологического климата. Там, где закрываются шахты, люди практически нищенствуют, должны куда-то уезжать. У нас есть города-прзраки.
— Да, тот же Украинск, о нем много писали.
— Если бы только он! А Торез, а Снежное… Это все депрессивные районы, где нет ничего.
— На Западе Украины та же картина. Люди там массово уезжают в Грецию, Польшу и Португалию. А в Донецке люди предпочитают оставаться дома — я права?
— У нас есть такая байка. Якобы директор завода холодильников «Норд» Ландык решил построить на западе Украины филиал своего завода. И когда туда пришли наниматься местные, узнав, какая у них будет зарплата, сказали, что лучше пойдут к польскому пану, у него они заработают больше. И производственные цеха так и не удалось запустить на полную мощность. А у нас люди работают на том же заводе холодильников. И везде, и повсюду.
Еще одна байка в ходу — как людей с западной Украины привезли на металлургический завод им. Ильича. Показали условия работы — а они даже вечера не стали дожидаться, уехали. Мол, как на такую зарплату и в таких условиях работать можно? А у нас работают…
— Почему?! Нет чувства собственного достоинства?
— Наверное потому, что мы воспринимаем себя как индустриальный край. Работа на фабриках и заводах всегда была еще с советских времен предпочтительнее, чем все остальное. Наши люди стараются реально сделать что-то для родного Донбасса. Как ни странно, при всех его парадоксах, — да, он грязный, да, неуютный, да, загазованный, — но мы его любим. Не хочу употреблять слово «патриот», оно сегодня затаскано, но мы действительно любим свой край.
— Есть ли какие-то сепаратистские или федералистские настроения? Вообще, как люди в Донбассе относятся к нашему вечному политическому кризису?
— Ну как… чувствуется некая угнетенность, потому что трудно определиться с силой, которой можно верить. Легче назвать тех, кому не верят. А сепаратистских откровенных выступлений я не слышала. Вот о федерализме говорят — но для начала хотели бы узнать, что это такое. Многие говорят о том, что Украина полиэтническая страна, и для нее было бы неплохо иметь разные административно-территориальные образования. Но на серьезном уровне никто идеи федерализма не обсуждал. Может быть, люди бы разочаровались в ней, но поскольку проблема не обсуждается, а федеративные страны процветают, германия, Россия, те же США, федерализм остается заманчивой идеей.
— С какими мыслями вы приехали на эту конференцию?
— Есть такое понятие Русский мир, и оно охватывает даже не территории, а человеческие души. Он, мир этот, — там , где живут восточные славяне. Они себя не мыслят без России. В Донбассе силен русский дух, силен он и в Крыму, и в этом плане мы с вами родственные души. Донбасс и Крым близки друг другу, и мне, в конце концов, интересно, как люди здесь живут!
— Вы посмотрели — и..?
— И мне очень понравилось. Мне были интересы те идеи, которые были заявлены на обсуждение. Конференция была организована на очень высоком уровне, а уровень определяется людьми и докладами, что было здесь сделаны. В Донецке я ничего подобного давно не видела. Хотя от преподавателей вузов, университетов нечто подобное можно услышать.
Люди переосмысливают историю страны — отсюда и выходящая на первый план тема установления памятников, скажем, императрице Екатерине II. Ее роль в истории, считаю, до сих пор до конца не оценена — конечно, если брать не ее образ жизни, а масштаб личности. Не каждый государь в ту эпоху мог переписываться с Вольтером. Так же можно двояко посмотреть на Джона Юза. Раньше говорили, что он эксплуататор, использовал наемный труд, а сейчас мы понимаем, что тот завод дал жизнь нашему городу.
— Сейчас мы начинаем учиться жить самостоятельно, без указующего перста одной партии. Научимся?
— А мы уже начали жить своим умом. Но это пока происходит на уровне человека, а не коллектива. А общегосударственного вектора нет. Куда мы идем? В стране пока не возникла та политическая сила, которая смогла бы все это сформулировать и стать организатором. Бред, народ так и не знает, куда его ведут вожди.
— Надо, чтобы вели?
— В данном случае я говорю об экономической программе — какие отрасли развиваем, какие поддерживаем… Молодому человеку при выборе профессии, например, нужно знать, будет ли он востребован через пять лет. Мы говорим, что государство должно управлять экономикой, не вмешиваясь в конкретные процессы, направлять так, чтобы она развивалась в нормальном русле. А мы пока только и слышим: тот себе приватизацию устроил, этот. У нас иногда сетуют: мол, не приучены уважать частную собственность — а как, простите, ее уважать, если она у нас в стране чаще всего получена нечестным путем?
— Видите ли вы признаки того, что в стране может появиться партия, которой будет руководить государственный интерес?
— Она появится неизбежно. Иначе быть не может. В народе сейчас бродят такие идеи, народ обязательно родит тех политиков, которые будут готовы выражать его интересы. А политические бренды, как бы они ни были раскручены, если они не выражают интересы народа, уйдут со сцены. Если бы мы сегодня заснули лет на десять, то, проснувшись, я вас уверяю, мы бы не увидели почти никого из лиц, которые сегодня занимают телеэфир…

 

Из выступления Ирины Поповой на конференции:


— В Донецком областном совете работает 150 депутатов, из них 120 избраны от Партии регионов. Остальные — коммунисты, социалисты и блок «Народная оппозиция».
Так вот, в декабре прошлого года на депутатском дне нас стали информировать о распределении бюджетных денег. И тогда я услышала, что 276 тысяч Донецкий (Донецкий!) облсовет планирует направить на …пропаганду НАТО! А 830 тысяч гривен из бюджета, правда, напополам с государственным, должны были уйти на пропаганду украинского языка. Подчеркиваю: и это Донецкий облсовет, который полностью контролирует Партия регионов.
Мы возмутились такой ситуацией — как так, на русский язык ни копейки, а на украинский такие суммы! И только благодаря поднятому шуму и возмущенной общественности это удалось остановить. Но это была первая попытка.
Как оказалось, была еще и вторая. Март месяц. Принимается программа «Освита Донеттчины». Я жалею, что не привезла вам ее показать. В ней до 2010 года запланировано полностью уничтожить образование на русском языке в целом ряде районов Донецкой области: Новоазовском, Марьинском, Амвросиевском и так далее. Доходит до парадокса — в родном городе Януковича Енакиево на сегодня 35 процентов украинских школ. А к 2010 году их количество, согласно программе, должно дойти до 71 процента. Когда я начинаю возмущаться, причем, ссылаясь на законодательство, меня не слышат: мол, вы ничего не поняли, нужно лучше готовиться к сессии!
Когда поднялся шум по поводу этой программы тотальной украинизации, то они эту программу подменили другой. Якобы комиссия по образованию собрались и задним числом приняли.
Был и третий момент. Я тоже романтично относилась к Партии регионов. 25 мая Донецкий горсовет принял программу развития русского языка, программу хорошую, замечательную, там депутатский корпус очень неплохой. 31 мая — сессия облсовета. Я обращаюсь к сессии с просьбой создать группу, которая бы изучила языковую ситуацию в области и соответственно приняла бы программу поддержки русского языка во исполнение обещаний, данных избирателям. Предложение принимается, дается поручение аппарату исполкома эту группу собрать.
Это чукотская песня, как она собиралась! Она собиралась три месяца! При том, что я каждый день приходила и просила: давайте работать. 23 августа, уже шла избирательная кампания, собрали-таки группу, она даже приняла решение о необходимости разработки подобной программы.
Так вот, выяснилось, что в Донецкой области 70 процентов школ имеют статус украинских. В них сегодня учится 30 процентов учеников. А в оставшихся 30 процентах русскоязычных школ — соответственно оставшиеся 70 процентов детей! То есть получается, средняя наполняемость класса в украинских школах 14 человек, а в русских — в два раза выше. Получается, из бюджетных денег ученик в украинских школах получает финансирование «хорошо выше», чем ученик русской школы. И нагрузка на учителя меньше, и условия лучше. А налоги родители платят одинаково.
Изучив все документы, 3 сентября я написала программу развития русского языка в Донецкой области. Я ее сдаю, она проходит все инстанции, 6-го она попадает на комиссию по образованию. А там сплошные регионалы заседают. И вот они заявляют, что принять такую программу они …не могут! Я им пообещала скандал. Звоню во все колокола. Они и отказаться не могут, и принять не могут…
Вот когда говорят о Партии регионов, я вижу, как произошла деградация — иначе я не могу это назвать. За два года они так поменялись. Они говорят: а зачем нам защищать русский язык?
Но я это говорила не для того, чтобы сказать, какая Партия регионов плохая. А для того, чтобы подчеркнуть: нам некого надеяться, кроме как на самих себя…

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пока пенсионеров содержит Украина

Ольга ФОМИНА

Неприродная загогулина

Послание президента: курсом на Запад с оглядкой на Восток

.