Крымское Эхо
Архив

Успейте их услышать…

Успейте их услышать…

Все-таки, согласитесь, есть какой-то высший смысл в том, что Великая Победа пришла к нам в мае: именно в мае душа рвется к облакам, просыпаясь от зимней спячки и апрельских заморозков. Время между победными майскими днями и траурными в июне мы вспоминаем тех, кто отстоял нашу большую родину от фашистской чумы. Вот и в крымском представительстве «Россотрудничества» состоялся вечер встречи с ветеранами Великой Отечественной, на котором еще и еще раз и говорили о подвиге советского солдата, и благодарили тех, кто еще остался жив, и вспоминали уже ушедших…

Григорий Акишин показывает крышу рейхстага

Успейте их услышать...
Встреча вышла удивительно теплой, официоз в ней если и был, то совсем чуть-чуть: ну, в конце концов, нельзя же обойтись без приветственных и проникновенных речей высоких чиновников, прибывших на встречу! Много говорили сами ветераны — их память пробудили и военные фотографии, вывешенные в зале, и песни военных лет, которые душевно исполняли артисты из Севастополя, а особенно всех подхлестнула своеобразная викторина, организованная ведущим.

На столе было и что выпить, и чем закусить
Успейте их услышать...
Ну вот, скажите, какое мужское сердце не встрепенется от вопроса: а сколько стоила бутылка водки, скажем, в 1958 году? 50 рублей? 25? 21? А когда карточки отменили? В 47-м? а месяц? «В апреле. Я помню, тогда был на Сахалине, выступал перед населением…» А вот и неправда: в декабре!

Такой тренинг памяти как-то вмиг сплотил аудиторию, люди потянулись к тому, что разливается в таких случаях в стаканы и бокалы. Ну а там уж и до общей песни недалеко — видели бы, как слаженно это получалось у людей, которые прошли через те огненные годы!

 

К ветеранам пришли гости

Успейте их услышать...
Честно сказать, больно смотреть на них, сегодняшних стариков: они еще крепятся, хорохорятся, они еще выступают с «законодательными инициативами», как, например, известная в Крыму Александра Федоровна Андреева, партизанка, 9 мая отметившая свое 90-летие (вы только вдумайтесь!). Она очень по-боевому предложила ни много ни мало — провести парламентские слушания о партизанском движении в Крыму. А то, говорит, нынешнее поколение законодателей уже даже и не представляет себе, что это такое. От себя добавим: ТАКОЕ и нельзя забывать — вдруг (тьфу, тьфу) еще понадобится…

Как здорово было услышать песни военных лет…
Успейте их услышать...
Среди ветеранов был на встрече и Григорий Тимофеевич Акишев. Да-да, тот самый Акишев, который вместе с полковым разведчиком Егоровым устанавливал Знамя Победы над рейхстагом. Но вы помните имя Мелитона Кантарии — я тоже это помню из учебников истории моего детства. Потом, уже в двухтысячных, выяснилось, что на крыше рейхстага их было трое: плюс Алексей Берест. Сегодня Акишин утверждает, что Кантария остался на чердаке, а за древко держались они вдвоем: он и Егоров. Про Береста не вспоминает.

 

Ветеранов поздравляет Ефим Фикс

Успейте их услышать...
Зато вспоминает некий поясок, который передал Егорову. Утверждает, что факт его пристутсвия там зафиксирован в книгах комдива Шатилова и Зинченко. Почему же вся слава досталась Кантария? Да потому, что правильной на тот момент национальности он был…

А это — поздравление от Совета ветеранов…»
Успейте их услышать...
Так ли это все было или нет — не задача этого текста. Мы можем лишь зафиксировать факт: об этом нам рассказал сам Григорий Акишин. Эта тема ждет своего исследователя. Как ждет хотя бы записи масса историй пока еще живых наших стариков. Постарайтесь изх услышать, записать — это нужно даже не столько вам, сколько вашим детям и внукам — только тогда останется надежда, что то, что пережили наши предки, не повторится…

 

Александа Федоровна Андреева

Успейте их услышать...

Ну, а теперь — песни под баян…»
Успейте их услышать...

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Запад начинает демонтаж украинской «вертикали»

Алексей НЕЖИВОЙ

Одно слово — позор!

.

Эх, Геннадий Александрович…