Крымское Эхо
Интервью

Ударим планированием по экономическому хаосу

Ударим планированием по экономическому хаосу

С Еленой Ведута (на фото), профессором МГУ, известным российским экономистом-кибернетиком, приехавшей в Крым по приглашению клуба «Формат А3», мы беседовали в тот день, когда первый вице-премьер российского правительства Игорь Шувалов представил Госдуме антикризисный план.

Он заявил, что откладывать структурные преобразования дальше нельзя, и власти пойдут на все необходимые перемены. 
С этого мы и начали разговор. 
— Вице премьер предложил какие-то антикризисные меры, кроме ожидания подорожания нефти? — спросили мы Елену Николаевну.

— Не услышала никаких антикризисных мер. Никаких серьезных проблем, которые обозначило бы правительство, никаких причин, вызывающих эти проблемы, и которые требуется ликвидировать правительству, названы не были. Проблемы они видят в том, что присоединили Крым — отсюда пошли санкции и возникли новые проблемы стыковки хозяйств Крыма и России, с которыми ранее экономика России не сталкивалась. Теперь нам всем нужно консолидироваться, добиться консенсуса, полного доверия правительству, чтобы продолжить тот же курс до следующего скачка в падении реальных доходов граждан. 

— А мы, граждане, что будем делать? 

— Мы продолжим нищать. Потому что правительство должно быть обеспокоено не тем, какие расходы бюджета сократить и какие темпы инфляции запустить. Шувалов говорит: мы опирались на прогнозы социально-экономического развития, которые сделало Минэкономразвития. Но никакой научной методики у Минэкономразвития нет! Есть ориентация на цены на нефть, поскольку мы привыкли быть сырьевой страной и ориентироваться на цену нефти. Это сознание и заложено в прогноз правительства. Цена на нефть упала независимо от присоединения Крыма! Все понимают, что все в мире стремится к среднему, значит, и эта высокая цена на нефть рано или поздно должна была упасть. Крым здесь ни причем!

— Вы говорите о научно организованной экономике. Кто ее должен организовать? 

— Давайте подумаем. Сегодня деятельность Думы такова, что она, по сути, усиливает хаос. Одним депутатам Думы не понравились одни события, другим — другие, вносятся поправки в законы, регулирующие хозяйственную деятельность страны. Получается, что хаос уже сидит в законодательстве. Но законопроекты готовит правительство! А насколько согласованно действует эта машина — правительство? Хаос присутствует в организации его деятельности и в работе любого министерства — нет стыковки деятельности министерств и структур внутри министерств! 

Могут ли правительство или Дума решить проблемы научной организации экономики — для людей? Конечно, нет! Они работают в оперативном режиме, по отклонениям, у них никогда не было времени, чтобы задуматься серьезно, какова должна быть стратегия развития, и тем более нет нужных экономических знаний для направления развития экономики в сторону улучшения жизни людей. 

— Как не было времени? Эти люди у власти 15 лет… 

— Беда в том, что эти люди абсолютно игнорируют экономическую науку. Они видят, что жизнь людей ухудшается, но они продолжают внедрять в практику свои рекомендации! Они даже не понимают, что научный подход — это внедрение в практику тех идей, которые улучшают жизнь людей! Своими действиями они демонстрируют полное пренебрежение экономической наукой, и от этого страдает страна. Ведь наука — это не кучка теорий и рассуждений, это конкретные рекомендации практике для ее совершенствования.

— Но мы же не знаем, какие цели они перед собой ставят. Это мы считаем, что целью должно стать улучшение жизни людей. А они? 

— Я даже не задаю себе этот вопрос. По-моему, их цели всем очевидны, по той причине, что мы видим результаты их деятельности. Мы видим, как, с одной стороны, кризис способствует кому-то очень богатеть и покупать замки за рубежом, какие не снились тамошним жителям. С другой стороны, видим, как нищает наша страна, как усиливается злость людей по отношению друг к другу. Значит, деятельность правительства ведет к обострению внутренней ситуации. А дальше проблемы будут только нарастать, особенно меня волнует продовольственная безопасность страны.

— Да, Крым в полной мере ощутил, каково быть островом. 

— Это все решаемо! Главное, чтобы заработала экономика. Проблемы Крыма — отражение наших общих проблем. Я совершенно спокойно смотрю на его будущее. Объективно Крым будет развиваться хотя бы потому, что у многих россиян возникли проблемы с отдыхом. Сюда приедут туристы! Всем хочется к морю, а при таком падении курса рубля мало кто найдет возможность поехать за границу. 

— По вашему мнению, придут ли в Крым инвесторы — в условиях санкций и после национализации крымской властью нескольких крупных предприятий? 

—К инвесторам нужно относиться аккуратно. Мы часто приглашаем Запад инвестировать в нашу экономику, имея в виду, что придут доллары или другие «избранные» ключевые валюты. Но ведь это не значит, что вслед за долларами поступит какое-то оборудование, способствующее развитию экономики! Могут прийти люди с кошельками, которые начнут скупать собственность, заниматься развитием казино. Это фиктивные инвестиции. Я думаю, что это не нужно никому. 

Это принесет жителям Крыма только огромный вред. Потому что собственниками Крыма должны являться, прежде всего, сами граждане Крыма. Крымчанам нужно развивать собственное производство. Тогда появится и то, что нужно для развития малого бизнеса — ему нужно покупать ткани, инструменты для своей парикмахерской… Как он будет развиваться без этого? Для сельского хозяйства нужны удобрения, механизмы. Это все — комплексные проблемы, касающиеся экономики. А мы развитие производства подменяем соображениями о том, как собирать и делить доходы. 

— У вас есть рецепт, как расширить производство? 

— Естественный рецепт — планирование экономики. Если мы хотим иметь на выходе некий конечный продукт, значит, мы должны затратить на его производство какие-то ресурсы. Чтобы иметь эти ресурсы, их тоже нужно произвести. Таким образом рассчитывается цепочка производственных взаимосвязей различных отраслей экономики, необходимая для производства конечного продукта. Это и есть план, координирующий действия производителей для выпуска конечного продукта, нужного конечным потребителям. 

— Но мы-то с вами помним советское планирование: когда в СССР производились миллионы пар обуви, но эту обувь невозможно было носить! Одними и те ми же жуткими босоножками были завалены все магазины — от Таджикистана до Сибири. 

— Отличие советского планирования от того, которое должно быть, очень большое. У нас была реализована модель бюрократического планирования, в которой была отключена обратная связь — информация цен равновесия, показывающих предпочтения граждан в структуре производимого для них конечного продукта. Огромная страна, множество производителей — как скоординировать их деятельность для производства нужного нам с вами продукта и внедрения новых технологий, если все считали этот план на деревянных счетах? Можно было это сделать? Госплан с трудом проводил 1,5 итераций в год! Что это значит?

— Я знаю, что такое итерация. Это повторный расчет, приближение…

— Да: я посчитала, а потом вижу, что мне не хватает, чтобы произвести то, что я хотела. Значит, эта моя фантазия, которую нужно «причесать» в соответствии с тем, что я могу реально произвести с учетом внедрения эффективных технологий. Это — проблема всех наших программ, в которых царят «хотелки», но никто не считает, что реально можно произвести! Поэтому программы не выполняются. 

Расчет плана необходим при составлении любой государственной программы, если мы хотим сделать ее реальной. Если производственные возможности не позволяют, то нужно изменить структуру конечного продукта, чтобы удовлетворить первоочередные жизненные потребности. Не должно быть фантазий в XXI веке — должен быть холодный расчет! Нахождение баланса между тем, что хотим, и тем, что можем, — это и есть здравый смысл. Но Советский Союз проходил расчет баланса на счетах с огромным трудом. Даже для четырехотраслевой модели требуется около 32 итераций, чтобы построить сбалансированный план!

— Теперь у плановиков не счеты, а компьютеры, но Минэкономразвития построило план, исходя из цены нефти в $96 за баррель и курса в 37,5 руб за доллар…

— Качество работы нынешнего Минэкономразвития несопоставимо ниже уровня работы прошлого Госплана! Они не координируют связи производителей, поскольку правительство не понимает необходимость составления экономического плана для движения вперед из кризиса. Используются чисто монетарные методы, сводящиеся к сбору налогов и распределению доходов с учетом лоббирования неких проектов Агентством стратегических инициатив и манипулированию процентными ставками Центробанком… Первая причина кризиса — это диспропорциональность экономики, которая их вообще не волнует! Ведь работу Госплана подменили лоббированием.

— Но то, что они делают, они тоже считают планированием! 

— Это тоже планирование! Правда, не экономическое планирование в интересах бескризисного развития страны, а их личное. У США тоже есть четко выстроенное планирование. Выступая перед Конгрессом, госсекретарь заявляет о суммах финансовой поддержки агентов влияния и цветных революций в конкретных регионах для реализации национальных интересов США. Там — политический план действий, увязанных во времени и в пространстве: когда, кому и сколько заплатить.

У «большой семерки» есть свой финансовый план, координирующий их действия в развитии мирового рынка ссудных капиталов. Экономический план требуется корпорации, заводу. СССР был огромной корпорацией, требовавшей управления на основе экономического планирования – координации действий всех звеньев корпорации в интересах достижения цели ее развития. СССР (как и современная Россия) никогда не мог претендовать на то, чтобы рубль стал ключевой валютой. Эти места заняты ведущими западными странами, имеющими право обменивать ничем не обеспеченные их валюты на продукцию и собственность других стран. 

В конкуренции с транснациональными корпорациями СССР мог выстоять и победить только как единая корпорация, развивающая свое производство в интересах своих граждан на основе единого экономического плана. Деньги в этой системе выполняют определенные функции — выплачивается заработная плата, которую затем обменивают на продукты на потребительском рынке. За валютой стоит количество и качество производимых товаров. И если, благодаря росту их производства, растет реальная платежеспособность рубля, то никому в голову не придет гоняться за перманентно обесценивающимся долларом. 

Однако правительство продолжает играть в «лохотрон», несмотря на потери доходов своих граждан. Обидно: ведь доллары дают просто на проведение реформ, за ними не идет оборудование, произведенное в США! Эти доллары кто-то кладет себе на счета и проводит реформы для полного уничтожения отечественного производства. А потом цена на нефть падает, и оказывается, что в стране отечественного производства нет. Потом нам говорят, что виноват Крым и санкции. А кто согласился играть в «лохотрон»? Люди? Нет, их никто не спрашивал. Сколько можно это продолжать? Где предел?

— А у вас есть ответ на этот вопрос? Где предел? 

— Создается впечатление, что правительство ждет взрыв внутри страны. Но наши люди не хотят этого взрыва, ведь от него пострадают они сами. Я уверена, что президент страны займется развитием экономики. И это будет его самая большая личная победа над всем миром. Когда Россия начнет выходить из глобального кризиса, ее путь будет поддержан и другими странами. Нам некуда деваться, заставляет ситуация. 

Сталин в свое время очень сопротивлялся изменению курса НЭП на курс индустриализации. Даже когда главный экономист левых Преображенский требовал скорейшего начала индустриализации — в ущерб сельскому хозяйству — Сталин отправил его в ссылку, потому что был убежден: рынок сам все уладит. И только из-за растущей безработицы, наступающего в городах голода, поскольку крестьяне отказались покупать дорогие промышленные товары, и кредитной блокады Сталин был вынужден взять курс индустриализации, основанный на стратегическом планировании экономики. 

— Ситуация, похожая на нашу…

— Очень похожая! Поэтому я и говорю: чем больше санкций, тем лучше.

— То есть антикризисный план одновременно должен стать планом экономического развития? 

— Конечно! Он должен стать алгоритмом строго выверенных действий. Как изменить бухучет, статистику, как должна работать банковская система? Сегодня господин Шувалов сказал, что ВВП в России удвоился, но не сказал, что в состав ВВП входят и доходы от косвенных налогов на продукты, теневой деятельности и проституции… Нам такая статистика не интересна. И вообще, кому нужен ВВП? Мы хотим, чтобы цены, тарифы и налоги снижались. А они снижаются, когда растет производство нужного нам продукта. Так называемые антикризисные меры Шувалова нацелены ровно наоборот — на дальнейшее сокращение реальных доходов граждан. Будут расти тарифы, цены, налоги, сокращаться социальные расходы…

— А людям будут объяснять, что иначе нельзя, что надо потерпеть?… 

— И призывают консолидироваться вокруг предстоящих трудностей. По-моему, так мог бы сказать какой-то партийный идеолог, а первый вице-премьер правительства не должен выступать с заклинаниями о сплочении рядов. Выступая от имени экономического блока власти, ты должен дать конструктивную программу экономических действий. Интересно, что все повторяется: до прихода Рузвельта правительство Гувера в США также стремилось реализовать какие-то «антикризисные» меры, поддерживая банки, какие-то корпорации! 

С системой антикризисных мер пришел Рузвельт. Основой его нового курса стал Кодекс «честной конкуренции», в котором предписывалось монополиям, что и сколько производить, куда поставлять их продукцию и по каким ценам реализовать, т.е. практически был принят план экономического развития. У Рузвельта и Сталина ситуация была проще, чем та, в которой сейчас находится наша страна. 

Ничего, у нас будет внедрена другая система антикризисных мер, стержнем которой станет стратегическое планирование экономики, основанное на динамической модели межотраслевого баланса, позволяющей перейти от ручного управления к автоматизированному управлению экономикой с использованием современных IT.

— Кто-то может предложить эту систему мер? 

— Я читала много лекций практикам, через меня прошла огромная страна. Люди, которые приходят учиться, говорят: экономики сегодня нет! В Минэкономразвития сидят юристы, врачи, менеджеры, финансисты: они не знают экономики, но зато хорошо оформляют бумаги и пишут законопроекты по проведению экономических реформ. А чтобы заработало производство, требуется включать знания экономической науки. Страна нуждается в научно-практическом центре, куда должны войти ученые, владеющие экономическими знаниями, и практики — руководители крупных производств разных отраслей экономики, способные вместе разработать алгоритм действий для запуска в стране стратегического планирования экономики и его совершенствования. 

— Все это, по вашему мнению, относится и к крымскому правительству? 

— Оно сталкивается с такими же проблемами и находится сейчас в тяжелой ситуации … Крымчанам нужна работа. 

— В Крыму было много очень сильных IT-шников. По объективным причинам (из-за невозможности обналичить зарплатные карточки, из-за того, что заказчики остались на Украине) они вынуждены уехать. Крымское правительство не сделало ничего, чтобы сохранить эти «сливки», этот молодой интеллектуальный слой. А вместо этого предлагает наладить сборку компьютеров из китайских комплектующих. Хотя двадцать лет назад «белая» сборка ушла на Восток — с потерей качества, но именно из-за дешевизны рабочей силы. Компьютеры «желтой» сборки стоили дешевле. Теперь они станут дороже, но хуже. 

— Все существующие в России проблемы будут ярко проявляться на примере Крыма, получившего еще дополнительную сложность встраивания в экономику России. Большие издержки были даже у ФРГ при объединении с ГДР в единую Германию. А учитывая нынешнюю ситуацию, интеграция Крыма в Россию будет идти гораздо сложнее и для России, и для Крыма. С учетом того, что производство не работает, этот процесс может быть длительным и непростым. Поэтому, на мой взгляд, для правительства Крыма очень важно обозначить вектор взаимодействия с Россией. В частности, настаивать на том, чтобы Россия с Крымом совместно разработают экономический план его развития. Не следует рассчитывать на чудеса взаимодействия с китайцами, с турками…

— Когда вся Россия ликовала: «Крым наш!», было ощущение, что все говорят только о территории, а не о людях…

— К сожалению, часто забывают, что там живут люди, которые поддержали это присоединение и которые искренне хотят быть с Россией. Но сегодняшняя ситуация неприятна тем, что Россия пока продолжает свое обнищание. Прогноз не оптимистичный, хотя я — все равно оптимист. Надеюсь на то, что как раз те территории, которые оказались в самых неблагоприятных условиях, их руководство будет наиболее упорно отстаивать необходимость развития экономики Крыма. 

Строительство моста в Крым – это хорошо. Но всем дееспособным людям нужна работа, чтобы не превратить Крым в криминальную зону, где люди, лишенные работы, будут грабить друг у друга. Для этого нужен экономический план. При соответствующей подготовке новых кадров Крым может сам разработать план, но при условии согласования с Россией гарантированных поставок ресурсов, требуемых для его выполнения.

Думаю, что Россия должна рассматривать Крым как приоритетный регион, реализующий новый проект — стратегическое планирование устойчивого экономического роста. По сути, внедряя стратегическое планирование экономики, Крым может стать флагом, так нужным сегодня России и другим странам, стремящимся выйти из глобального кризиса, все более затягивающего всех в хаос.

Фото с сайта crimea.mk.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сверхдержава: автомат или хлеб?

.

В России еще много чего нужно поменять

Книги пишутся, чтобы Богу было что почитать

Марина МАТВЕЕВА