Крымское Эхо
Архив

«Третий большевизм»: специфика взаимоотношений властных структур (ноябрь 1920 – 1921 гг.)

«Третий большевизм»: специфика взаимоотношений властных структур (ноябрь 1920 – 1921 гг.)

В особом рассмотрении нуждается вопрос о характере взаимоотношений между различными органами Советской власти, ответственными за проведение в жизнь принципов «диктатуры пролетариата».<br />
Названные взаимоотношения были отмечены не только взаимодействием (обмен ценной информацией, коллегиальное разрешение острых проблем и т.п.), но и борьбой за сферы влияния, за доминантное положение в системе властно-распорядительных структур полуострова.

Стремление к последнему в особенности было характерно для органов ЧК, чему в немалой степени способствовал их исключительный статус своего рода «государства в государстве».

Как отмечают исследователи Ю. Шаповал, В. Пристайко и В. Золотарев, «тiсний альянс з партiйними органами i навiть готовнiсть пiдмiняти їх у певних ситуацiях, ореол секретностi, створення iмiджу органу, що працює винятково у державних iнтересах, нарештi реальна можливiсть використовувати важелi насильства (яке завжди можна було виправдати все тими ж самими «державними інтересами») пiдштовхували чекiстiв до того, щоб вiдiгравати дедалi бiльшу, помiтнiшу i впливовiшу роль у суспiльно-полiтичному життi, дедалi вагомiше впливати на процес прийняття важливих рiшень керiвними партiйними органами» [1].

Подобные претензии на функции партийных органов в Крыму приводили к серьезным трениям между ними и руководством Крымской ЧК, что хорошо видно на примере «отзыва» с занимаемых должностей председателей Крымской областной чрезвычайной комиссии (КОЧК) Вихмана и Смирнова.

Решение об отстранении Вихмана было принято на объединенном заседании Областкома и Крымревкома 25 апреля 1921 года.

В вину ему вменялись «аресты ответственных парттоварищей, абсолютное нежелание считаться с партийными и советскими органами, сознательное лганье перед ответственными руководящими учреждениями: Областкомом (Областным комитетом РКП (б) – А.И.) и Крымревкомом (Крымский революционным комитетом – А.И.)» [2].

Стремление Вихмана к политической власти в Крыму особенно ярко характеризует шифрованная телеграмма, разосланная им по подчиненным учреждениям 20-го апреля 1921 года. Приведем ее текст: «Ввиду предстоящих Упартконференции выборов в Областком, поднятия в престиже органов Чека и вовлечеия широких чекистских слоев в партийную работу предлагаю под ответственностью начальников соответствующих особотделений, завполитбюро, предчека принять самое деятельное активное участие в выборах, как на уездные, так и на областную партконференцию, принимая все меры к проведению своих делегатов (выделено нами. – А.И.) на областную конференцию Крымской организации РКП. Немедленно же зарегистрируйте всех своих членов и кандидатов РКП, дабы не один голос не был утерян. Для участия в выборах сотрудники особотделения[,] Чека [идут] в один список и дружно проводят заранее намеченных своих кандидатов, сговорившись при необходимости с другими ячейками» [3].

8 июня 1921 года Президиум Крымского областного комитета РКП (б) постановил отстранить от должности другого председателя КОЧК – Смирнова. Он обвинялся в «не подписании» приказа Особого совещания по борьбе с бандитизмом, а также в изменении без ведома Областкома состава Коллегии КОЧК [4].

11 июня 1921 года Президиум Областкома вынужден был вернуться к вопросу об отстранении Смирнова в связи с тем, что тот отказался сдать дела. Было постановлено: «Предложить предкрымревкому вызвать т. Смирнова и предложить немедленно сдать дела, при отказе арестовать» [5].

В конечном итоге Смирнову пришлось оставить пост председателя, и 20 июня 1921 года его место занял начальник Особого отдела КОЧК Фомин [6].
Серьезные противоречия существовали также между органами ЧК и Крымским областным революционным трибуналом. В приказе Крымревкома об организации этого трибунала от 29 марта 1921 года говорилось, что наряду с делами о таких преступлениях, как «злостное дезертирство», «явное дискредитирование власти советскими работниками», «крупная спекуляция», «крупные должностные преступления», ведению Крымского областного революционного трибунала должны подлежать дела «о контрреволюционных деяниях» [7], а это существенно суживало права органов ЧК на применение особых репрессивных мер, с чем они мириться не желали. Так, на заседании Президиума Обкома РКП (б) 8 июня 1921 года отмечалось, что КОЧК «сплошь и рядом разбирает дела, подсудные Ревтрибуналу, не желая передавать их по назначению» [8].

Имеются также примеры конфликтов между представителями системы ВЧК и Красной Армии (РККА). Так, в телеграмме, адресованной председателю Крымревкома Бела Куну, от 14 декабря 1920 года командующий 138 бригады Козырь жаловался на действия представителей Особого отдела Черного и Азовского морей. Приведем отрывок из этой телеграммы: «13 декабря около 19 часов, возвращаясь с начснабарм 4 (начальником снабжения 4-й армии – А.И.) <…> догнали команду, находящуюся при ударной тройке морского Особого отдела.

Команда следовала в полном беспорядке. Я приказал как начгар (начальник гарнизона – А.И.) привести команду в порядок и следовать к месту назначения в головном порядке. На мое приказание последовал ответ: «Мы никаких начгарнизонов не признаем», – и объявили меня арестованным, чему я не подчинился и уехал в штаб <…> начособотдел (начальник Особого отдела – А.И.) приказывает мне явиться к нему для допроса…» [9].

Примечательно, что уже 21 апреля 1921 года на совместном заседании Областного комитета РКП(б) и Крымского революционного комитета был заслушан вопрос о деятельности Чрезвычайной комиссии. Принятое постановление гласило: «Признать положение относительно методов работы Крым ЧК не нормальным. Необходимо принять меры к упорядочению ее, считаясь с условиями момента <…> Принимая во внимание то громадное политическое значение, которое имеют органы ЧК, считаясь с тем нежелательным настроением, которое наблюдается среди партийных товарищей по отношению к Крым ЧК – предлагается председателю последней строго следить за соблюдением тех директив в работе ЧК, которые изданы» [10].

В телеграмме, адресованной Революционному военному совету Черного и Азовского морей, содержится жалоба уже на действия представителя военной власти. В телеграмме говорится о том, что секретарь Реввоенсовета вместе с шоферами «путем угроз арестом, также другими репрессивными мерами» отобрали в автосекции автомобиль, который мог быть выдан только по наряду. «Зававтосекцией, уступая грубой силе, принужден был выдать автомобиль» [11].

Практически с первых шагов установления на полуострове «третьего большевизма» здесь стартовала перманентная кампания «чисток» советских учреждений, создававшая атмосферу нервозности и неуверенности в завтрашнем дне: «В Отделы проникло большое количество белогвардейских элементов, жен офицеров, проститутки. Образована Комиссия по чистке состава служащих», – так, например, характеризовала ситуацию в Ялтинском уезде председатель Областкома Р. Самойлова 16 декабря 1920 года [12] («Землячка», согласно оценке представителя Наркомнаца М.Х. Султан-Галиева, «крайне нервная и больная женщина, отрицавшая в своей работе какую бы то ни было систему убеждения и оставившая по себе почти у всех работников память «Аракчеевских времен»).»

Аналогичные «чистки» стали производиться и в других уездах…

На наш взгляд, все эти примеры являются свидетельством того, что установление режима «военно-революционной диктатуры» на полуострове носило неоднозначный и порой противоречивый характер, а борьба с вооруженной оппозицией явилась своеобразным катализатором, усилившим противоречия из-за сфер влияния между различными органами Советской власти.

Примечания:

1) Шаповал Ю. ЧК-ГПУ-НКВД в Українi: особи, факти, документи / Ю. Шаповал, В. Пристайко, В. Золотарьов. – К.: Абрис, 1997. – С. 11.
2) Государственный архив в Автономной Республике Крым (далее – ГААРК). – Ф. П-1. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 60. – Л. 55.
3) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 91. – Л. 41.
4) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 60. – Л. 70.
5) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 60. – Л. 74-74 об.
6) ГААРК. – Ф. Р-1188. – Оп. 3. – Д. 217. – Л. 158.
7) Ревкомы Крыма: Сборник документов и материалов / Отв. ред. Л.Д. Солодовник. – Симферополь: Крым, 1968. – С. 49.
8) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 60. – Л. 72.
9) ГААРК. – Ф. Р-1188. – Оп. 3. – Д. 70. – Л. 130.
10) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 91. – Л. 40.
11) ГААРК. – Ф. Р-1188. – Оп. 3. – Д. 224. – Л. 267.
12) ГААРК. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 33. – Л. 21.

 

На фото вверху — автор,
Ишин Андрей Вячеславович, историк

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Русским — русское телевидение!

Анна СЛАВИНА

Хочешь московский аттестат?

Ольга ФОМИНА

Забытый урок Ялтинской конференции

Олег РОМАНЬКО