Крымское Эхо
Общество Севастополь

Страсти по гражданству

Страсти по гражданству

«И ГДЕ ЗДЕСЬ УКРАИНА? ЭТО ЖЕ РСФСР!!!»

Что можно предположить, глядя на эту старенькую любительскую фотографию? Ну, группа почтенных ветеранов дружно сходила на выборы, а после решила сфотографироваться на память. Только почему-то выглядят они какими-то растерянными, невесёлыми

Да, эти люди действительно ходили на очередные, состоявшиеся 29 марта 1998 года, всеукраинские выборы в Верховную Раду. Только проголосовать им на избирательном участке… не позволили. Самое интересное то, что у каждого из них было приглашение принять участие в голосовании – такая бумажечка, похожая на открытку, заранее присланная от избиркома. И ещё интересно то, что на предыдущих всеукраинских выборах 1994 года, да и на других прошлых выборах, они голосовали без проблем.

А вот на этот раз – всем от ворот поворот.

Местные избирательные комиссии, видимо, не войдя ещё в курс изменившихся правил и законов, взяли прошлые списки избирателей и сделали, как положено, рассылки по адресам. Получив пригласительные, пенсионеры, а они – народ ответственный, подготовились, приоделись, отправились по указанным адресам участков. И тут на тебе: а вы кто такие? Ну-ка быстро все кругом и шагом марш обратно…

Вот потому они и подрастерялись, вот потому и невеселы. Какое уж тут веселье? Заслуженные люди ни за что ни про что получили оскорбление и были выставлены за дверь избирательного участка, как какие-то лишенцы…

Они – это пожилые люди крымскотатарской национальности, с 1993 года организованно переехавшие, получившие жильё (почти пять лет до дня этих выборов), все прописанные и постоянно проживающие в Севастополе. И не просто проживающие, а уже состоящие в местных ветеранских организациях, ведущие более-менее активный образ жизни и не первый раз участвовавшие в выборах, будь то местные, или общегосударственные.

В том, что их не допустили к участию в голосовании, никакой, разумеется, национальной подоплёки не было: ведь другие крымские татары в тех выборной кампании участвовали беспрепятственно.

Причина отказа в голосовании: все они на тот момент не являлись гражданами Украины.

***

Первые парламентские выборы на Украине состоялись в 1994 году — тогда в них участвовали все, кто имел постоянную прописку и по предъявлению паспорта советского образца (а они тогда были практически у всех). Выборы 1998 года были вторыми после обретения Украиной независимости, но первыми, когда на них допускали только граждан Украины.

Гражданские паспорта Украины тогда были не у всех, и принадлежность к гражданству определялась по штемпелю «Україна», который ставился на первой страничке советского паспорта поверх зачёркнутых серой линией слов «Союза Советских Социалистических Республик». Такая себе «похоронка» на родную, скоропостижно почившую страну.

Ставили такой штемпель в паспорт тем, кто на момент провозглашения независимости Украины (24.08.1991) постоянно проживал на её территории. Потому на выборах 1994 года участвовали все (естественно, кто хотел) по советскому паспорту и по факту прописки, а в 1998 году – только граждане Украины.

Кто — по новому паспорту (с тризубом), кто — по-прежнему, советскому, но со штемпелем. У очень и очень многих крымских татар, вернувшихся в Крым (и в Севастополь, конечно) и получивших прописку после 24 августа 1991 года, в личном паспорте никакого штемпеля не было. Соответственно, не было и гражданства. Вот из-за этого им и не разрешили голосовать на выборах 1998 года.

***

Возможно, если бы из-за отсутствия украинского гражданства людям не разрешали только участвовать в выборах, то есть было бы только это одно ограничение, то с этим, думается, ещё можно было как-то прожить – невелика беда… Но отсутствие полноценного гражданства в стране, в которой оказались люди после возвращения из депортации, влекло иные, ещё бо́льшие ограничения, в том числе – имущественного характера, в вопросах собственности. А это гораздо серьёзнее, чем одно лишь неучастие в выборах.

Нельзя сказать, что проблемой отсутствия гражданства у ранее депортированных лиц не занимались. Наоборот, ещё на стадии разработки и принятия закона «О гражданстве», а работали над ним депутаты Верховной Рады, прошедшие в парламент в 1994 году (а кто, вернее, что это были за депутаты, и каков был состав того парламента – тема отдельной публикации), очень многие политики, юристы-законоведы, общественность, буквально забрасывали разработчиков требованиями учесть интересы депортированных граждан, но… на выходе получили то, что получили.

Вспоминаются отговорки, часто озвучиваемые тогда некоторыми «сверхпродвинутыми» депутатами тогдашнего состава Верховной Рады: «Чем они (депортированные — Н.С.) лучше/хуже остальных?», «Украина их не выселяла!», «Пусть получают гражданство, как все, на общих основаниях!»… Молодцы, нечего сказать!…

Кстати, насчёт «на общих основаниях…». Тут было немало интересных моментов. В числе этих «оснований» было предоставление гражданства по территориальному происхождению. Без необходимости проживания скольких-то лет после принятия закона, а сразу после обращения. То есть, если документально докажешь, что сам или хотя бы один из родителей, дед или бабка, родные брат или сестра родились или постоянно проживали до 16.07.1990 года на территории, которая стала территорией Украины.

Казалось бы, вот вам и решение проблемы, однако в перечне территорий, на которых, по замыслу разработчиков закона, должны были проживать твои предки или ближайшие родственники — а там были перечислены и УНР, и УССР, и Западно-Украинская республика — Крыма не было!

Так вот, многие крымские татары самостоятельно тогда попытались «сходить» за украинским гражданством и начали предъявлять свои паспорта, некоторые — даже чудом уцелевшие метрики (свидетельства о рождении). А там, в графе «место рождения» — у кого что: г. Симферополь, г. Севастополь, г. Ялта, Бахчисарайский район.., да почти вся крымская география! А в ответ – квадратные глаза изумлённых паспортных чинуш: «Ну и шо? И где здесь Украина? Это же эрэсэфэсэр!!!»…

И это озвучивали местные державные должностные лица в 1995, в 1996, в 1997…

***

Выборы 1998 года, точнее, неучастие в них из-за отсутствия гражданства огромного количества крымских татар, уже проживавших, прописанных в Крыму и (тогда ещё) на Украине, стали той, образно говоря, пусковой кнопкой, которая мгновенно привела общественно-политическую обстановку на полуострове в состояние от нервозной до критической и даже взрывоопасной.

Даже те люди, которые всегда сохраняли спокойствие, проявляли рассудительность и толерантность, вдруг впадали в ярость. Нет, не по отношению к местным властям; все понимали, что местные не виноваты: не они изобрели тот, полный откровенного издевательства, закон о гражданстве, а по отношению к властям центральным.

Тем не менее, работа с киевскими законодателями продолжалась, причём со всё большей настойчивостью, с привлечением всё большего числа сторонников, симпатиков и союзников. Надо было во что бы то ни стало убедить киевскую власть решить вопрос с гражданством крымских татар, и как можно скорее.

Одним из действенных рычагов воздействия на несговорчивых украинских правителей оказались международные, межгосударственные институты: Организация Объединённых Наций и Организация по Безопасности и Сотрудничества в Европе. Там, слава Богу, быстро поняли, во что может вылиться «пустяковый», как полагали некоторые киевские пано́ве, конфликт на гражданскую тему.

К тому же не являлось секретом то, как изо всех сил тогдашнее руководство Украины стремилось понравиться уважаемому международному сообществу. И только его, международного сообщества, «строго насупленные бровки» могли (и действительно смогли!) заставить украинских «вождей» сделать конкретные шаги по предоставлению гражданства живущим в Крыму депортированным гражданам, тем самым в значительной мере разрядить обострившуюся на пустом месте обстановку.

Следить же за тем, чтобы эти шаги были ровными, быстрыми и в нужном направлении, а если что, то и аккуратно подправить ход, было поручено Управлению Верховного Комиссара ООН по делам беженцев – о-о-очень авторитетная организация.

И надо сказать, вовремя заставили. Если бы проблема с гражданством затянулась и сложилась ещё и вместе с надвигавшимся (а кто его мог предвидеть?) кризисом августа 1998 года, то тогда – точно, не сомневаюсь, был бы полнейший кирдык! А так, ещё раз слава Богу, уже к лету 1998 года было ясно, что проблема вполне преодолима, и решение её совсем не сложное. Лежало, как говорится, на поверхности. Только кто-то почему-то не мог/не хотел этого видеть.

P.S. На фотографии видно объявление на стекле возле входа: «29 марта, в день выборов в школе № 61 состоится концерт для избирателей». Эх, знали бы, те, кто это написал, какой мощный концерт скоро состоится! И не только для избирателей…

Фото из архива автора

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крым. Иной взгляд

.

Украинские тюрьмы превратятся в курорты — но только для богатых

На Черноморском флоте отметили 50-летие соединения морской пехоты

.