Крымское Эхо
Архив

Слушай сюда!

Украинизация телевизионного вещания побуждает зрителей к поиску альтернативы. Отказываться от насиженного места у «голубого экрана» желающих не находится. Мало того. Любители осмеянного десятком юмористов и КВНщиков «ящика», невзирая на подступающие к кошельку финансовые сложности, ринулись за спутниковыми антеннами из боязни пропустить сериал или спортивный матч. В этом отношении у телевидения колоссальные преимущества перед своим техническим предшественником, радиовещанием.

Проводное вещание государство, видимо, решило выкосить из медиа-пространства. Сначала его резко украинизировали, убрав любимый слушателями «Маяк» и заменив державными каналами, из-за чего радийщики потеряли существенную часть своих абонентов, которые принципиально отказались платить за «мовлення». Теперь новая напасть: резкое, в четыре раза, повышение абонентской платы за радиоточку. «Сейчас у нас осталось, дай бог, тысяч десять индивидуальных абонентов, — сожалея о потере, говорит начальник узла связи Керченского ЦЭС-4 Александр Попов. – После повышения ежемесячной платы за пользование радиоточкой мы одномоментно потеряли почти восемьсот абонентов. Перспективы тоже скромные, потому что вряд ли вернут русскоязычное вещание, оборудование сетей устаревает, требует больших затрат его техническое обслуживание в то время как число абонентов из раза в раз сокращается. В России, напротив, проводное вещание довольно активно развивается. Наши ближайшие соседи, кубанцы, имеют на проводном вещании шесть каналов и, видимо, это не предел».

Наверное, чиновники и депутаты, чьи решения сужают аудиторию работающих в режиме проводного вещания радиокомпаний, размечтались, засмотревшись в техническое будущее, когда в каждом жилом доме будет своя мультимедийная сеть с телевидением, радио, телефоном, интернетом. А поскольку они привыкли мыслить глобально, то начали исподволь готовить сограждан к техническому прогрессу. Радиовещание и без их высокого вмешательства не имело того масштаба аудитории, что телевидение. И по большому счету, считает Александр Попов, поддерживается привычкой пожилой части горожан. «Программное наполнение на проводном вещании совсем иное, чем на FM, — говорит Александр Васильевич. – Люди слушают местные и крымские новости, литературно-публицистические передачи и заседания Верховной Рады, что идут в эфир без дикторских и редакторских купюр. Они настроены на волну серьезного радиоформата».

Его бывшая коллега, пенсионерка Юлия Николаевна Тарахтий, почти в точности повторила перечень передач, что слушает изо дня в день: «Выхожу утром на кухню и сразу включаю радио, — рассказывает она. – Стараюсь не пропускать керченские новости, слушаю Крым и иногда заседания Верховной Рады. Хотела было отказаться от радиоточки после подорожания, но сын уговорил, сказал, что платить шесть гривен станет сам. Считает, что если станут выключать свет, то я пропаду от скуки и одиночества, ведь живу одна. Но прежде чем внять его совету, потребовала от радийщиков наладить качество трансляции. Две недели возились, но теперь, слава богу, радио не заикается, и я не жалею, что оставила радиоточку. Хоть у меня и спутниковая антенна, но я привыкла возиться по дому под радио. Просмотру телепередач надо отдаваться, откладывать в сторону все дела, а под радио можно заниматься делами и одновременно что-то новенькое узнавать».

У более молодых такой привычки, как правило, нет. Радио они включают обычно как озвучку то ли в машине, то ли на даче, поэтому трансляции FM-вещания выстроены таким образом, чтобы не нагружать слушателей излишней информативностью. Попели, дали рекламку, попели, выдали малюсенький новостной блок. В таком режиме слушатели реже обращают внимание на язык вещания, наполняемость для них оказывается важнее. «Этот вывод мы сделали из опыта работы с рекламодателями, — делится сотрудница керченской радиокомпании «Бриз» Ирина Седова. – Они слушают нас, и из-за языкового винегрета им кажется, что вся трансляция идет на русском языке. Но мы четко выдерживаем пропорцию в использовании русского и украинского языков, а реклама у нас полностью идет на державной мове. Местные новости мы тоже делаем на украинском, потому что прочитать написанный текст наши дикторы могут, а вот работать в прямом эфире на государственном языке у них не получается: носителей украинского в компании нет. Правда, трое сотрудников учатся заочно на украинской филологии, и одна из ди-джеев ради практики пробует вести прямые эфиры по-украински».

В противовес им керченская радиоредакция ГТРК «Крым» сохраняет свою приверженность русскому языку. Бизнес-реклама подается на мове, как того требует законодатель, а частные объявления идут в эфир на русском. Когда гайки начинают завинчивать особенно жестко, радиожурналисты делают подводки к прямой речи интервьюируемых на украинском, но такое случается не часто. Понять радиожурналистов можно: у них пожилые русскоязычные слушатели, которых по максимуму нужно сохранить, потому что это в итоге обеспечивает им не только аудиторию, а и рабочие места. О популярности на керченском медиа-рынке и степени влиятельности как средства массовой информации речь уже не идет: все более прозаично.

Свое общение с горожанами керченский мэр десять лет назад начинал именно с «прямых эфиров» на местном радио. Теперь он полностью переключился на керченское телевидение и при необходимости использует аудиторию радиокомпании «Бриз». На проводном вещании мэра можно услышать лишь в исключительных случаях: либо, когда население нужно к чему-то призвать, либо его же осчастливить поздравлением. В отличие от городского головы керченский совет ветеранов активно сотрудничает с местной радиоредакцией: заказывает поздравления, концерты по заявкам. Здесь проще пробиться в эфир некоммерческим общественным организациям, юнкорам, самодеятельным авторам.

Надо признать, конкуренция между радиоредакцией и радиокомпанией в Керчи существует. И не только за рекламодателей. За аудиторию тоже. В дневное время радиокомпания «Бриз» работает в формате проводного вещания, что дико запутывает пожилых слушателей. Их часто не устраивают темы передач «бризовцев», большие рекламные блоки, качество русской речи и дикторское умение. Но, как шутят журналисты керченской радиоредакции ГТРК «Крым», «нам достаются жалобы и недовольства, а «Бризу» — деньги за коммерческую рекламу». Особенно это становится заметным в ходе выборов. Местные парторганизации научились учитывать аудиторный охват проводного и FM-вещания и выкупают эфирное время по электоральному принципу.

По мнению Александра Попова, от окончательного умерщвления проводное вещание спасает унаследованная от советских времен система оповещения МЧС. Предприятия полностью не могут отказаться от трансляции проводного вещания, и если она не «разветвлена» по их территории, то непременно имеется у секретаря руководителя на случай экстренных сообщений. Система устроена таким образом, что специальная программа оповещения дистанционно запускается по всему региону или стране, и никто не вправе препятствовать трансляции даже в том случае, если эфирное время выкуплено для коммерческих целей.

 

Фото вверху —
с сайта newizv.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Шаг навстречу друг другу

Пирогов: вечно живой

Олег ШИРОКОВ

Могилёв давно уволен — ответ крымского главка милиции

.