Крымское Эхо
Дословно

Русский мир: цивилизационная проекция

Русский мир: цивилизационная проекция

(Часть 1. «Откуда пошла Русская земля»)

Категория «Русский мир» имеет давние корни. Известный памятник древнерусской литературы второй половины XI столетия – «Слово на обновление Десятинной церкви», прославляя подвиг известного крымского христианского святого Климента Римского (рубеж I – II вв.), уже содержит это словосочетание: «[…] который умножил сокровище своего Господина не только в Риме, но и повсюду: и в Херсоне, еще и в русском мире» [1]. Примечательно, что речь в этом «Слове» идет, по существу, еще о догосударственном периоде в истории восточного славянства.

Здесь важно упомянуть о давней научной дискуссии, периодически переходящей в острую полемику, вокруг происхождения самого этнонима «русь», «русский». Одни склонны видеть в нем автохтонно славянские корни, другие – скандинавские, третьи – южно-иранские или переднеазиатские. Но для нас важно и несомненно другое, а именно, что Русь как цивилизационное пространство, на рубеже VIII-IX столетий приобретшее базовые признаки наличия государственности, формируется на стыке миров – славянского, балтского, скандинавского, финно-угорского, тюрко-хазарского, что обусловливает поликультурные подходы к осмыслению исторических истоков Русского мира.

Действительно, уже в летописном предании о призвании варяжских князей – Рюрика и его братьев содержится недвусмысленная информация о наличии некоей военно-торговой касты, общности, именуемой «варягами», которая на первоначальном этапе формирования Древнерусского государства сыграла цементирующую роль, объединив «чудь, словен, кривичей» [2], а затем и другие восточнославянские племенные союзы в едином государственном формате.

При этом мы абсолютно не склонны напрямую отождествлять понятия «варяг» и «скандинав», как это пытаются делать сторонники норманнской теории, оформившейся во второй четверти XVIII столетия и видевшей исключительно норманнов (скандинавов) основателями Древнерусского государства. Отметим, что норманнская теория нередко использовалась в спекулятивно-политических целях, как инструмент обоснования государственной несостоятельности славянства и духовно-идеологической экспансии на земли исторической Руси.

В этой связи глубоко примечательно, что «норманнская» трактовка этнонима «русь» не разделяется самим автором «Повести временных лет», к которой апеллируют сторонники указанной теории. «… Ибо так звались те варяги – русь, как другие зовутся шведы, иные же норманны (выделено нами – А.И.), англы, другие готы, эти же – так» [3].

В этом отношении важнейшее значение имеет также то обстоятельство, что новые варяжские князья не приносят с собой новых, скандинавских, религиозных культов, что было бы вполне естественным и закономерным. Напротив, при заключении русско-византийских межгосударственных договоров верховные скандинавские языческие божества – Один и Тор не упоминаются вообще, а преемники Рюрика на княжеском троне – Олег и Игорь апеллируют к славянским Перуну и Волосу: «Царь же Леон и Александр заключили мир с Олегом, обязавшись платить дань, и приносили взаимную присягу: сами целовали крест, а Олега с мужами его заставляли присягать по закону русскому: клялись оружием своим и Перуном, их богом, и Волосом, богом богатства, и утвердили мир» [4]. При этом отметим, что культ Перуна, вероятнее всего, появился у славян благодаря контактам с балтскими племенами (по-литовски он именуется Перкунас) [5].

Летописные источники фиксируют также, что в морских походах первых древнерусских князей на Византию абсолютно доминирует славянский тип боевой ладьи, вмещавшей по 40 воинов (в отличие от славянской ладьи, драккар норманнов-викингов вмещал до 100 и более человек).

Отметим, что представители современной российской историографии склонны видеть в летописных варягах «либо балтов, либо славян с южного побережья Балтики» [6]. При этом учеными справедливо отмечается, что «славянские племена овладели в I тысячелетии н.э. огромными пространствами Восточной Европы между Карпатами и южным побережьем Балтийского моря. Среди них названия русы, русины были весьма распространены. До настоящего времени на Балканах, в Германии живут их потомки под своим собственным названием «русины», т.е. русые люди, в отличие от блондинов – германцев и скандинавов и темноволосых обитателей юга Европы. Часть этих «русинов» передвинулась из Прикарпатья и с берегов Дуная в Поднепровье, о чем сообщает и летопись. Здесь они сошлись с обитателями этих краев, также славянского происхождения. Другие русы, русины осуществляли контакты с восточными славянами в северо-восточном районе Европы. Летопись точно указывает «адрес» этих руссов-варягов – южные берега Балтики» [7].

С нашей точки зрения, понятие «варяг», вероятнее всего, вообще не является этнонимом в собственном смысле. Скорее, это профессионализм, обозначающий принадлежность к некой военно-торговой касте (аналог будущего казачества). В этом смысле глубоко примечательно отмечаемое М. Фасмером этимологическое сходство слов «варяг» и варега», «первонач. «варяжская рукавица»» [8]. Полагаем, что изначально понятие «варега» относилось именно к боевым рукавицам, которые отличали военную элиту – наемных воинов, дружинников, от простых землепашцев-ополченцев. И, соответственно, в эту профессиональную военную касту могли входить люди разной племенной и культурной принадлежности – и славяне-поморы, и скандинавы, и финно-угры [9].

Это косвенно подтверждает также «Повесть временных лет», повествуя о вокняжении в Киеве Аскольда и Дира, которые были «не племени» Рюрика, «но бояре» (т.е. старшие дружинники) [10].

Особого внимания заслуживает то обстоятельство, что уже на ранних этапах развития древнерусской государственности, славяно-русам удалось не просто вовлечь в орбиту своего влияния, но и непосредственно в процессы государственного строительства значительную часть тюркских народов, кочевавших в южнорусских степях, среди которых были и потомки хазар, и торки (гузы), и берендеи, и половцы (куманы). По замечанию Л.Н. Гумилева, половцы, кочевавшие между Доном и Карпатами, «вошли в состав Руси на началах автономии и, будучи некрещеными, стали называться «свои поганые» (от латинского paganus – «язычник»). В противоположность им половцы, жившие за Доном – на Волге и Кубани, – именовались «дикими»» [11].

Таким образом, генетические истоки Русского мира соотносятся с ранней историей славянства, с конституированием феномена восточного славянства как цементообразующего фактора в образовании широкой полиэтничной конфедерации племенных союзов, на основе которой формируется само Древнерусское государство.

(продолжение следует)

На фото вверху — автор, Андрей Вячеславович Ишин,
 доктор исторических наук, профессор кафедры истории России
Таврической академии Крымского федерального
университета имени В.И. Вернадского (г. Симферополь)

 Источники, литература, примечания

1. Слово на обновление Десятинной церкви. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.portal-slovo.ru/history/35613.php.

2. Се Повести временных лет (Лаврентьевская летопись). Сост., авторы примечаний и указателей А.Г. Кузьмин, В.В. Фомин; вступительная статья и перевод А.Г. Кузьмина. – Арзамас, 1993. – С. 47. Чудью летописец именует финские племена, жившие к востоку от Онежского озера, по рекам Онега и Северная Двина. Под словенами подразумеваются ильменские славяне – одно из самых известных и могущественных восточнославянских племенных объединений, территория расселения которых охватывала побережье озера Ильмень, бассейны рек Волхов, Ловать, Мста, а также верховья реки Мологи. Главный город – Новгород. Кривичи – восточнославянский племенной союз, ареал которого занимал верховья Западной Двины, Днепра и Волги. Главными городами являлись Смоленск, Полоцк, Изборск.

3. Там же. – С. 47.

4. Там же. – С. 52, 64.

5. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории / Послесловие С.Б. Лаврова. – М.: Экопрос, 1992. – С. 51-52.

6. История России. С древнейших времен до начала XXI века / А.Н. Сахаров, Л.Е. Морозова, М.А. Рахматуллин и др.; под ред. А.Н. Сахарова. – М.: АСТ: Астрель, 2010. – С. 54.

7. Там же. – С. 48.

8. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: // http://enc-dic.com/fasmer/Varega-2369.html.

9. К финно-угорской группе относятся собственно финны, эстонцы, вепсы, саамы, ижорцы, ливы, коми, коми-пермяки, удмурты, марийцы, карелы, венгры (мадьяры), ханты и манси. Значительная часть финно-угорских народов проживает на территории Российской Федерации и имеет автономные права.

10. Се Повести временных лет (Лаврентьевская летопись). – С. 47.

11. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. – С. 85.

Доклад прочитан на Зимней сессии II Ливадийского форума

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Аксёнов: Перекрыв Северо-Крымский канал, Киев совершил преступление

.

Перспективы контроля над вооружениями в свете сирийского кризиса

Владимир КОЗИН

Владимир Константинов: Мы теперь точно знаем, что за нами — Россия!