Крымское Эхо
Общество

Приключения «человека рассеянного» во Львове

Приключения «человека рассеянного» во Львове

УКРАИНСКИЕ «ДЕКОММУНИЗАТОРЫ» ВЗЯЛИСЬ ЗА ДЕТСКИЕ СТИХИ

Какой ребенок, рожденный в СССР, с удовольствием не слушал (а потом и сам читал) стихи Самуила Маршака? Ну, помните: «…Вместо шапки на ходу /Он надел сковороду, / Вместо валенок перчатки /Натянул себе на пятки..?» Кстати, в этом году этому творению Маршака исполнилось 90 лет.

Действие стихотворения «Человек рассеянный» разворачивается в Ленинграде. Прототипом «рассеянного человека» послужил выдающийся советский физико-химик, почетный член АН ССССР Иван Алексеевич Каблуков. Иван Алексеевич славился своей бытовой непрактичностью и рассеянностью. Вместо слов «химия и физика» профессор нередко выдавал студентам «химика и физия». Когда хотел произнести фразу «колба лопнула, и кусочек стекла попал в глаз», у него вылетало: «лопа колбнула, и кусочек глаза попал в стекло».

Иван Алексеевич Каблуков, прототип главного героя стихотворения Самуила Маршака «Человек рассеянный»

Иван Алексеевич был человеком добрым и незлопамятным и, конечно же, догадывался, кто вдохновил Самуила Яковлевича на написание этого стихотворения. Сам профессор Каблуков познакомился с шутливым произведением Маршака и однажды припомнил брату Маршака, писателю Ильину, погрозив пальцем: «Ваш брат, конечно, метил в меня!».

Забавная история и остроумный юмор всегда привлекали детей к стихотворению Маршака.

Вот и в «незалежной» взялись познакомить юных читателей с творчеством замечательного поэта и переводчика. Но не путем переиздания оригинала на русском языке, а, конечно, переведя его на «мову».

И как же тут было обойтись без закона о декоммунизации? Начали с переименования улиц и городов — добрались до детского стихотворения. Вышло очень странно, если сказать мягко.

Сравним несколько отрывков:

В оригинале у Самуила Маршака звучит:

Вот какой рассеянный

Жил человек рассеянный
На улице Бассейной.

Сел он утром на кровать,
Стал рубашку надевать,
В рукава просунул руки —
Оказалось, это брюки.

Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!

Однажды на трамвае
Он ехал на вокзал
И, двери открывая,
Вожатому сказал:

«Глубокоуважаемый
Вагоноуважатый!
Вагоноуважаемый
Глубокоуважатый!
Во что бы то ни стало
Мне надо выходить.
Нельзя ли у трамвала
Вокзай остановить?»
Вожатый удивился —
Трамвай остановился.

Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!

Побежал он на перрон,
Влез в отцепленный вагон,
Внес узлы и чемоданы,
Рассовал их под диваны,
Сел в углу перед окном
И заснул спокойным сном..

«Это что за полустанок?» —
Закричал он спозаранок.
А с платформы говорят:
«Это город Ленинград».
Он опять поспал немножко
И опять взглянул в окошко,
Увидал большой вокзал,
Почесался и сказал:

«Это что за остановка —
Бологое иль Поповка?»
А с платформы говорят:
«Это город Ленинград».

Он опять поспал немножко
И опять взглянул в окошко,
Увидал большой вокзал,
Потянулся и сказал:

«Что за станция такая —
Дибуны или Ямская?»
А с платформы говорят:
«Это город Ленинград».

Закричал он: «Что за шутки!
Еду я вторые сутки,
А приехал я назад,
А приехал в Ленинград!»

Вот какой рассеянный
С улицы Бассейной!

А вот перевод Ивана Малковича, лауреата национальной премии имени Тараса Шевченко за 2017 год.

Жив собі роззява, ліві двері справа…
З ранку він хутенько встав, піджака вдягати став,
Шусть руками в рукави — з’ясувалось, то штани.

Отакий роззява, ліві двері справа.

Трамваєм тридцять третім він їхав на вокзал,
І двері відчинивши, до водія сказав:
«Шановний трампарампарам, я щось хотів сказати вам,
Я сів не в той ай-яй трамзал негайно треба на вокзай!»
Водій перелякався і на вокзал подався.

Отакий роззява, ліві двері справа.

Ось біжить він до кав’ярні, щоб квитки купити гарні,
Далі гляньте на роззяву, мчить купляти в касу каву.
Вибіг він аж на перон, там стояв один вагон.
Пан роззява в нього вліз, сім валіз туди заніс,
Примостився під вікном, тай заснув солодким сном.

З ранку — гульк! «Егей!» — гукає — Що за станція питає,
Чемний голос відповів: «То є славне місто Львів».

Ще поспав, аж сходить сонце, знов поглянув у віконце,
Бачить, знов стоїть вокзал, здивувався і сказав:
«Що за місто це, Боляхів, Коломия чи Батяхів?»
Чемний голос відповів: «То є славне місто Львів».

Ще собі поспав з годинку, знов поглянув на зупинку,

Бачить, знов стоїть вокзал, здивувався і сказав:

«Що за станція цікава, Київ, Зміїв чи Полтава?»

Чемний голос відповів: «То є славне місто Львів».

Тут він крикнув: «Що за жарти? Жартувати так не варто.

Вчора я у Львові сів, а приїхав знову в Львів?..»

Отакий роззява, ліві двері справа.

Вот так, Самуил Маршак, оказывается, писал о «славном городе Львове», детишки. А улица Бассейная как намек на Ленинград из стихотворения вообще исчезла. Как так? Типичный пример декоммунизации мозга вкупе с географическим кретинизмом. Впрочем, слово «географическим» здесь можно смело опустить.

А может, мы сгущаем краски? На одном из украинских сайтов написано, что это не перевод, а «переспив» (с укр. – перепев, пересказ) стихотворения Самуила Маршака, и вообще, автору оказана «великая честь», что его переводят на Украине, а кто это не понимает, те «квадратоголові бовдури» и «результат невдалої вівісекції». Короче говоря, Малкович пошутил, всем можно смеяться.

Разворот книги с переводом Ивана Малковича

Но на самом деле все серьёзно. Для украинских учителей уже существуют методические указания. Тема конспекта урока 27 гласит: «Проверка знаний умений и учеников. Работа с детским стихотворением Ивана Малковича «Отакий роззява». А оно уже издано в комплекте книг «Веселые стихи» на каждую парту из учебного комплекта «Читаю сам» для 1 класса, рекомендованного министерством образования и науки Украины.

Вот так, первый раз в первый класс — а тут Малкович с его «трампарампарам» славным городом Львовом.

Кроме перевода стихотворения Самуила Маршака детям приходится читать и такое:

Понад Дніпро гуде метро і рибоньці
не спиться, і журиться старий
Дніпро, і сон Дніпрові сниться:
що є у водах дивна Січ, де рибки з
окунцями видзвонюють як день, так
ніч дзвінкими шабельками.
Вони готуються на бій із ворогом
пузатим, що позабруднював Дніпро
Чорнобилем проклятим.
Бо знай, моя дитино, знай ти знати
це повинна:
Дніпро для рибок — рідний край,
це їхня Україна…

Порой диву даешься, неужели такое может происходить на самом деле? И за такое «творчество» на Украине дают национальную премию? Кстати, тут с Днепром двусмысленность какая-то выходит. Город-то теперь «декоммунизирован» и называется у них не Днепропетровск, а одноименно с рекой — так что, поди знай, кому и что там снится и где там рыбки плавают после Чернобыля?

Впрочем, догадываюсь, премии на Украине могут дать еще вот за что.

Лауреат на церемонии вручения произнес пламенную речь, где вспомнил о том, что «в действительности многие сограждане воспринимают носителей украинского языка как странных аборигенов». А исправить ситуацию, по его мнению, очень просто: «К разумному минимуму должно быть сведено количество вывесок, написанных на языке страны-агрессора».

Иван Малкович знает, как спасти Украину

Ломают, ломают голову политики, как спасти Украину, денег в бюджете нет, экономика рушится.., а вы Ивана Малковича послушайте, он знает: «Порядок в стране может быть только вместе с украинским языком, в противномслучае Украина будет оставаться в плену вечного Путина, как бы он ни назывался».

Сам Иван Малкович признается, что «Иногда мне уютнее оставлять стихи в себе. Правда, впоследствии они выветриваются. Но бывает, так сильно просятся на бумагу, что я сдаюсь».

Наверное, лучше все-таки не уступать голосам в голове и не марать бумагу?

Пожалейте, деток, а?

Фото из открытых источников

Вверху — иллюстрация художника А. Орлова

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Осень. Пора веселиться

.

«Участком владею с 1884 года»…

.

Не день защиты, а день поддержки

.