Крымское Эхо
Архив

Приготовиться … друзьям

Приготовиться … друзьям

В числе топовых вопросов специальной программы «Прямая линия с Владимиром Путиным», заданных россиянами своему президенту, оказался и тот, что наравне с собратьями по региону, во всяком случае, не меньше, волнует граждан Украины. А кого-то так откровенно возмущает. Как тех же трудовых мигрантов, которых за двадцать с лишним лет перебывало в России немало: как минимум половина из двух миллионов украинских заробитчан. За годы работы в соседней стране среди них немало найдется тех, кто так и не удосужился обзавестись заграничным паспортом. Система-то отработана: приехал — и три месяца спокоен, ведь все эти годы главным было иметь разрешение на работу в России, а не загранпаспорт.

Так же, как к себе домой, по внутренним паспортам, все годы раздельного проживания ездят на Украину и россияне. Многие потому-то и предпочитают отдых в том же самом Крыму, что для этого требуется решить единственную проблему – достать билеты на поезд или самолет. Однако через полтора года этой халявной дружбе, видимо, придет конец: визиты в Россию для жителей стран СНГ, не входящих в Таможенный союз, сделают исключительно по загранпаспортам.

Российские чиновники готовы хоть сегодня перекрыть кислород приезжим, которых пока что спасает однозначно жесткое решение российского президента о введении новых правил въезда не ранее 1 января 2015 года. Как не без горечи шутят сами россияне, от тамошней неприязни к понаехавшим останется единственное напоминание – национальные кухни и рестораны.

Украина – единственная страна, граждане которой имеют право въезда в Россию по внутренним паспортам, – все остальные пребывают с заграничными. Это обоюдно действующее для украинцев и россиян правило, как и пребывание без регистрации по месту жительства сроком до трех месяцев, регулируется двусторонним соглашением. И, как утверждают специалисты в области международного права, изменение в одностороннем порядке российского законодательства на режим пересечения границы не должно повлиять, так как соглашения между двумя нашими странами приоритетны над внутренними нормами.

Однако не исключено, что Россия в одностороннем порядке расторгнет соглашение с Украиной, хотя, как уверены юристы-международники, это вовсе не означает полную закрытость для украинцев въезда в Россию по внутренним паспортам, поскольку проскользнуть в нею можно будет через украино-белорусскую границу. Однако делать ставку на объездной крюк не следует: для России ограничение потока мигрантов – вопрос принципиальный, государственный и политический одновременно. И не суть важно, что послужило основой для такого решения: только ли принципиальное закрытие границы для мигрантов из Средней Азии или упорство украинской власти в вопросе вхождения страны в Таможенный союз.

Для рядовых граждан Украины вопрос принципиальный, поскольку для многих он означает трудоустройство, дающее возможность нормального существования семей на родине. Скажите, чего уж проще – сделать заграничный паспорт. Да, не мировая проблема. Но не из дешевых, потому что все декларируемые правительством цены на загранпаспорта в отделах по делам гражданства, иммиграции и регистрации физических лиц как минимум удваиваются то за срочность выдачи, то за дополнительные справки. К тому же там вполне даже может не оказаться бланков загранпаспортов или их сотрудники потребуют обязательного получения биометрических, что еще дороже, во-первых, а во-вторых, растянет очередь на долгие месяцы.

Но если заробитчане реально представляют себе причины необходимости получения загранпаспортов, то те из граждан Украины и России, кто бывает в соседней загранице раз в году, а то и реже, в полном недоумении. Особенно живущие в приграничных регионах, для которых действуют специально принятые пограничными и таможенными ведомствами двух наших стран упрощенные варианты перехода границы. Обязательное наличие заграничного паспорта станет окончательным приговором не одному Советскому Союзу, а возможно, и идее строительства моста через Керченский пролив. Зачем вколачивать в него миллиарды, когда за обязательностью загранпаспорта может последовать и введение визового въезда, если вдруг Украина вернется к идее членства не в одном Евросоюзе, а и в НАТО.

Для власти Украины это болезненный укол, поскольку, несмотря на горделивую независимость, из памяти еще не выветрилась особость страны в прежней державе, где она была краеугольным камнем промышленности, сельского хозяйства и государственного строительства, дав СССР двух генсеков. А тут ее, вторую среди равных, важную и родную для России, приводят к общему знаменателю. Рушится привычная архитектура пограничной интеграции, правила которой были всем удобны.

И опять-таки повторюсь – особенно жителям приграничных районов. Керчь относится к их числу. И хотя среди ее жителей уже не насчитаешь сорока процентов выходцев с Кубани, потому что многие вернулись на свою историческую родину, оставшись без работы, так и не получив здесь жилья, связи от этого не распались. В поминальные дни немало керчан отправятся на пароме поклониться родным могилам в кубанских станицах, проведать близкую и далекую родню. У Валентины Терентьевны в живых на Кубани никого не осталось, но она каждый год на девятый день Пасхи едет поклониться давно лежащим на кладбище в Фонталовской родителям. А Евдокия Ивановна в первых числах мая вместе с дочкой поедет в Сенную проведать оставшуюся родню, пойти на кладбище, посидеть за поминальным столом. Супруги Валерий Петрович и Екатерина Сергеевна поедут к своим на Пасху и останутся помочь старикам с огородом.

Им, бывающим в России от случая к случаю, заграничный паспорт вроде как ни к чему. Разве что какая неожиданная оказия призовет их туда: свадьба, похороны, получение наследства. Ольга Николаевна бывает у старшего сына в Геленджике от силы два раза в год: на руках старуха-мать да и внуков на лето ей привозят в Керчь. Владимир Иванович не бывал на родине, в Нижегородской области, после смерти родителей лет пятнадцать, а тут довелось по несчастью: ездил хоронить младшего брата. Выходит, теперь всем, у кого есть родня в России, надо приготовить загранпаспорта: ведь повод для поездки может выплыть непредсказуемый и в самое неожиданное время. Сразу-то загранпаспорт, как даже как когда-то документ на право въезда в закрытый для приезжих Севастополь, получить не удастся.

Получается, отсутствие загранпаспорта для кого-то может закрыть дорогу в Россию насовсем. Вряд ли кто из бывающих там от случая к случаю готов потратиться на документ, который и пригодится-то раз в году. «Моя покойная мать родом из Нижнего Новгорода, — говорит бывший педагог Татьяна Борисовна. – Двоюродные сестры, которые раньше каждое лето приезжали сюда отдыхать, теперь брезгуют нашим «комфортом», разбаловавшись заграницами, и уже я ездила к ним в гости. Но это бывает нечасто, потому что дорога дорогая, а каждый раз пользоваться любезностью родственников неудобно. Паспорт мне с моей пенсии не потянуть, придется ограничиться редкими телефонными разговорами».

Наверное, и Украина не оставит ход конем российского президента без должного ответа и ответно введет подобные правила для въезда в нашу страну россиян, которые есть наши самые первейшие курортники. А те в свою очередь решат, да Бог с ней, этой Украиной, с ее отвратительным сервисом, раздолбанными дорогами, платным въездом на автомашинах и неоправданно задранными в сезон ценами! И поедут на недельку на противоположный берег Черного моря в доброжелательную Турцию и недорогую Болгарию.

Представляю, с каким кайфом начнут просвечивать нас, уже настоящих иностранцев, российские таможенники и пограничники, которые пока что еще довольно лояльны к гражданам Украины на той же Кубани и где сразу бросается в глаза разность отношения к соседям-славянам и выходцам с Кавказа и Средней Азии. Вообще, хохол-иностранец в Краснодарском крае, особенно в станицах, — это нечто невообразимое: тот же самограй, закусываемый хамсой с картошкой и луком, то же фрикативное «г», те же «Распрягайте, хлопцы, кони» спиваются за столом, те же разговоры о ледащих кацапах.

Всё это родство, пусть и несколько извращенное, подпорченное за годы государственного развода, все едва держащиеся на ниточках телефонных разговоров и переписки в социальных сетях связи, постепенно начнут истончаться из-за того, что для многих окажется неподъемным получение заграничного паспорта.

Нет, есть и другая точка зрения — что заграничный паспорт укрепит украинское самосознание, позволит скорее определиться с европейской идентичностью, понять, что Украина не Россия, и заставит гордиться своим суверенитетом, которым пожертвовали белорусы отменой границ. В общем, мы станем настоящими европейцами и будем «пиливать» на Россию, что станет для нас такой же заграницей, как Польша, Словакия или Чехия, куда въезд по загранпаспортам мы не считаем барской прихотью. Россия станет равноправным партнером для Украины, а то мы ее до сих пор не признаем европейским государством, а считаем чуть ли ни соседним селом. То есть кому загранпаспорт нужен для регулярных поездок – им в любом случае обзаведутся, а всем остальным он не так уж и нужен.

Одно понятно: никаких переговоров по поводу паспортного нововведения речь от нашего имени президент и правительство вести не станут — у них с газом не выгорает для родненьких олигархов, куда уж им до наших забот… И в целом это удобный дипломатический повод при случае уколоть Россию, не захотевшую видеть граждан Украины своими в доску братишками.

 

Фото вверху —
с сайта glavred.info

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О чем напишут в проекте Устава?

.

Три месяца — срок не окончательный

.

О потерянном времени

Николай ОРЛОВ