Крымское Эхо
Архив

По волнам импортной жизни

Ну, вот и ладненько, любимая моя соседка вернулась домой, вкусив сухой горбушки заробитчанского хлебушка. Как уезжала экспромтом, так неожиданно и возвратилась. Хорошо еще, соседям впарили версию об отъезде на лечение, а то бы на смех подняли, что не потянула тяжкую и неблагодарную работу «в наймичках». Не один год лелеяла она мысль о работе за границей, а как удалось, то эйфория немыслимых заработков, о которых мечталось на уютном старом диване, растаяла. Вернулась, смешно и горько признать, со ста пятьюдесятью долларами … долга, двумя чемоданами шмоток и косметики и приличной задолженностью по коммунальным платежам.

Повезло еще полностью рассчитаться с конторой, трудоустроившей ее. А сумма приличная: три тысячи долларов. Фактически поработала на благо чужой тети, которая, устраивая женщин с Украины и из Молдавии «в люди», сумела за несколько лет удачного оборота дешевых женских рук купить две квартиры в собственность, что в Израиле, где работала моя соседка, стоит немыслимо дорого, и из наших бывших соотечественников финансово такое бремя могут потянуть разве что высококлассные компьютерщики.

Выгодность такого бизнеса объясняется удивительно просто: получить рабочую визу в посольстве Израиля на Украине значительно проще, чем гостевую к живущим там постоянно родственникам. Трудность поджидает исключительно со стороны медицины: практически у всех приезжающих в посольство из провинциальных городов не оказывается на руках справки о прохождении анализа на один из видов гепатита. Но в столице нашей родины за 250 гривен сверх официальной стоимости проведенного анализа получаешь ее в тот же день с нужным для отъезда результатом. Адреском нужного человечка снабжает потенциальных отъезжантов все та же израильская владелица фирмы по найму рабсилы. Так что бизнес получается международный, эдакое, как говаривали в годы горбачевской перестройки, «совместное предприятие».

Такого рода конторы по найму домработниц выступают посредниками между нуждающимися в работе нашими женщинами и русскоговорящими семьями, где есть требующие пригляда старики. Недостатка в таких в Израиле нет. Практически все покидавшие Союз или его бывшие республики стремились выехать со своими стариками: на первое время они служили материальной гарантией в новой жизни. Многим из них по возрасту, инвалидности, болезням и ветеранскому статусу полагается государственная социальная помощь. Стоимость ухода за пожилым человеком на две трети оплачивает государство, треть суммы доплачивает его семья, которая и вызывает на работу найденную конторой за рубежами Израиля женщину.

Но бизнес на этом не заканчивается – начинается гешефт с привкусом советской ментальности. Среди нуждающихся в присмотре стариков есть еще вполне крепкие дедки и бабульки, способные сами обслуживать себя. Вот они-то и являются «объектом» бизнеса. По договору с конторой по найму обслуги, их дети или внуки «заказывают» через посольство заробитчанку с Украины, но деньги, которые положены в качестве социальной дотации государства обслуживающему персоналу, достаются семье. Приехавшая по вызову работница получает право жить в этой семье, потому что снимать жилье страшно дорого.

Но не ради проживания в еврейской семье, понятное дело, затевается вся эта «игра». Уход за стариками стоит 600-700 долларов в месяц и занимает практически все сутки при одном выходном дне в неделю. Готовка, уборка жилья и прогулки – самое приятное в этой работе, потому что подопечный может оказаться лежачим, с нездоровой психикой, незрячим, требующим вставания по ночам. Соглашаются на такую работу преимущественно впервые попавшие за границу. Вот как моя соседка, которая к тому же попала в приграничный Ашкелон, что регулярно держит под прицелом недружественная Израилю арабская сторона. У нее на руках оказалась бабулька, с которой никак не удавалось по сигналу тревоги спускаться в убежище, поэтому приходилось полагаться на судьбу. В один прекрасный день она после обстрела города вышла на улицу, а на месте соседнего дома зияла воронка. К тому же ей «подфартило» попасть в семью, где обслуга подолгу не задерживалась. За месяц после ее ухода в ней сменились еще две домработницы, и тоже из числа впервые приехавших.

Бизнес с мнимыми больными затевается ради легализации проживания и трудоустройства в Израиле, где есть столь же не престижная, но куда более прибыльная работа, чем уход за немощными стариками. Для женщин это уборка. При разворотливости можно заработать от тысячи до трех тысяч евро в месяц. Уборка квартиры стоит 40 шекелей в час, а если удастся подрядиться в особняк или сдающийся в аренду дом, то там эта работа оценивается уже в 60-70 шекелей. За десять-двенадцать часов рабочего дня выходит очень достойно. Там крутится своя жиноча «мафия», преимущественно приезжие из Западной Украины, которые работают в стране не один год и знают конъюнктуру занимающихся трудоустройством контор и семей, с которыми можно «решать вопросы».

Израиль тем и хорош для наших заробитчан, что здесь везде свои в буквальном смысле слова люди. Менталитет и язык объединяют тех, кто стал гражданином этой страны, и тех, кто приезжает работать. Договориться можно не только по поводу работы. Если климат не в тягость и есть желание «законсервироваться» в чужой стране, а значит, получить право на более престижную и выше оплачиваемую работу, то можно устроить фиктивный брак. И настоящий тоже. Интернетовские сайты знакомств переполнены такого рода предложениями. Немало наших женщин, оторвавшихся от дома, устраивают свою жизнь почти по-западному. Они содержат оставленные на Украине семьи, но по несколько лет не приезжают даже в отпуск, предпочитая проводить свои законные 18 свободных дней в Европе с найденной в Израиле новой «половиной».

«Наймичек» из России в Израиле практически нет, потому что шансов найти работу в своей стране у них неизмеримо больше. На заработки едут в основном с Украины и из Молдовы, но в израильских семьях наши женщины котируются выше. Почему-то молдаванок считают ледащими и очень неохотно принимают в семьи. Те из них, кто лучше говорит по-русски, представляются приезжими из Западной Украины. Те, кто поумнее, предпочитают больше молчать.

Конфликты с принимающими семьями неизбежны, потому что, во-первых, у каждой из сторон свои задачи, а во-вторых, при общих советских истоках уже наметился различный подход к материальной стороне жизни. Например, водопотребление в Израиле очень дорого, а при немыслимой жаре и сухом пустынном хамсине так и тянет принять душ. Хозяева регламентируют количество помывок, как в армии: два мытья головы и одно купание в неделю. Им дешевле угостить домработницу отборной клубникой, чем позволить лишний раз принять душ. Контракт подписывается, как правило, не глядя, потому что текст его прописан на иврите. Перевода можно ждать до отпуска. Здесь возникает еще больший повод для конфликта, потому что в этом случае объем работ устанавливают хозяева, и непросвещенная в иврите обслуга получает дополнительную неоплачиваемую нагрузку в виде уборки всей квартиры или готовки на всю семью. Контакт «наймички» с семьей очень многое значит в ее заробитчанской жизни. Если удается договориться, то прислуга получает возможность использовать пару часов положенного ей отдыха в дневные часы для дополнительного заработка на стороне той же уборкой подъездов.

У моей соседки отношения с хозяйкой не заладились, поэтому вместо одиннадцати месяцев срок ее пребывания ограничился пятью. Многочисленными фиктивными предложениями «руки и сердца» она не воспользовалась и теперь занята трудоустройством в родном отечестве. Те, кто работает за границей многие годы, говорят, что ей либо не хватило характера, либо трудолюбия, потому что первый помогает побороть ностальгию, а второе весьма ценимо работодателями. Работа «в чужих людях» требует большой самоотдачи, умения держать себя в руках и нервически не распускаться, когда идешь к четко поставленной цели.

Оглянитесь и вы увидите, что собой ради необходимости обеспечить детей и родителей пожертвовали многие хорошо образованные женщины с дипломами престижных вузов, которым условия жизни в своей стране не позволили профессионально реализоваться. Греция, Италия, Кипр, Испания, Израиль переполнены ими. Некоторым удалось стать не просто профессиональными сиделками и уборщицами, а получить в дополнение европейское образование и более квалифицированную работу, чем вынос горшков. У них это получилось, потому что им не на кого было надеяться, а у моей соседки много обеспеченных родственников, которые ее всячески поддерживают и как-то исподволь отучили работать в полную силу и рассчитывать исключительно на себя.

Между прочим, иностранные работодатели уважают наших женщин именно за то, что они надеются исключительно на свои руки, упорство и трудолюбие. В Исландии, где более пяти лет живет одна из моих школьных приятельниц, даже семейные женщины в эмигрантских семьях рассчитывают на самостоятельное умение адаптироваться в новой жизни. Ее супруг содержит себя и младшего сына, оставшегося на Украине: оплачивает обучение в вузе, жилье, зарубежные поездки, дорогие презенты. Она живет исключительно на заработанное собой, сама «гуляет» себя на Канарах, самостоятельно оплачивает частые приезды к матери. Владелец архитектурного бюро, солидный офис которого она убирает все годы жизни в Рейкьявике, не нарадуется на нее. Запросто отпускает ее на полгода на родину и в любое время по возвращении охотно принимает на работу, без зазрения совести отказывая своей соотечественнице: украинка трудолюбива, безотказна, исполнительна, улыбчива, не болтлива.

Вот эти качества ценимы в наших женщинах работодателями всего мира. Ради возможности заработать они наступают «на горло» своей женственности, семейным узам, брачным отношениям, профессиональным амбициям. Жизнь на родине постепенно становится для них все менее привлекательной. Они, конечно, не настолько впитывают западный менталитет, чтобы переводить совершеннолетних детей на собственный кошт, но привыкают к свободе выбора, передвижений, отношений для себя. Во многом жизнь вне семьи меняет женщин, они ощущают себя дома визитерами и уже с трудом справляются с казавшейся привычной жизнью «на копейки».

Я разговаривала со многими женщинами, устроившимися там, и никто, к сожалению, не рвется назад. Учат язык, находят варианты трудоустройства без посредничества контор, обрастают связями, получают официальный вид на жительство. При всех трудностях новой жизни и кардинальности произошедших с ними перемен они предпочитают зарабатывать за границей. Государство, давшее им образование, оказалось не способным востребовать с них профессиональной долг. Я как-то подсчитала, что только в лице моих ближайших знакомых страна лишилась киноведа, экономистов, юристов, полиграфистов, психологов, культработников, педагогов, несчетного числа инженеров, по-разному, безусловно, устроившихся за границей, но даже не желающих слышать о возвращении домой.

Никто из них не поднялся выше статуса обслуживающего персонала, но свыклись со своим положением настолько, что даже находят в нем позитивные моменты. Таких, как моя соседка, кто не срастается с жизнью за границей из-за непродуманности перспектив, встретишь не часто. Как правило, большинству удается сжать себя в кулак и отдаться течению по волнам новой импортной жизни…

 

Фото вверху с сайта zrpress.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Адмирал И. Касатонов: Происходящее требует осмысления и изучения

Сергей ГОРБАЧЕВ

Таврическому национальному университету — 90!

Крым. 23 июля

.