Крымское Эхо
Архив

Как я не стал полковником

Как я не стал полковником

ДНЮ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА ПОСВЯЩАЕТСЯ

У людей, прошедших армейскую службу, это время навсегда остается в памяти. И, несмотря на то, что тогда приходилось стойко преодолевать трудности и тяготы суровой армейской жизни, почти у каждого найдется веселая история, которая произошла не с ним, а …ну, например, с бойцом из соседней роты.

Эти случаи уже давно забыты, но когда в компании заходит разговор, то обязательно память перелистает страницы и вытащит наружу кусочек жизни.

Для читателей «Крымского Эха» эти невыдуманные истории я буду излагать от первого лица, и если кто-то узнает себя, то это, конечно, не о нем.

Ёсь!

Я раньше никогда с белорусами не встречался, даже не знал, кто они такие. Ну, бульбаши и все. А тут у нас в учебке появился белорус, правда, на лицо — вылитый узбек. Фамилия у него Чикмарев! Вроде, солдат как солдат, только на лицо больно чернявый.

На построении взвода командир обращается:
— Рядовой Чикмарев!
— Ага!
— Не, «ага», а «я»! Понял?!
— Ага!
— Два шага вперед!

Чикмарев два шага отбацал и встал, руку к голове приложил — ждет.

Комвзвода подходит к нему и спокойно так объясняет:
— После получения команды надо сказать: «Есть»! Понятно! Встать в строй!

Солдат встает в строй.
— Рядовой Чикмарев!
— Ага! — его толкают в спину. — Йаа!
— Выйти из строя!
— Ёсь! — и шагает вперед.

Старлей аж руками по своим коленкам хлопнул:
— Что за «ёсь», твою..! Ты что, слово «есть» не знаешь? «Есть!», понял?
— Ага.
— Что, ага? Встать в строй!
— Ёсь, — четко отвечает Чикмарев и возвращается в строй.

И полчаса повторялось одно и то же: то «ага», то «ёсь».

Наконец, взбешенный лейтенант ставит его перед строем:
— Рядовой Чикмарев — два наряда на кухне!

Тот руку к голове вскидывает, глаза вытаращены — видать, в голове мысли крутятся, чтобы свое «ёсь» не брякнуть. И, наконец, громко отвечает:

— Служу Советскому Союзу!

У нас в роте узбеки были, они по-русски вообще ни бельмеса не понимали. Но у них ума хватало несколько команд четко выучить, а если не понимали, то молчали. А этот белорус все три месяца — «ага», ёсь» и еще чего-то там.

Так бы и уехал служить со своим «ёсь», где его дембеля быстро бы научили правильно на команды отвечать, но случай изменил его судьбу.

В учебку приехали офицеры за пополнением в свои части. И среди них был один полковник. И вот этот Чикмарев случайно попался ему на глаза в первый же день. Что он там ему сказал, уже никто не помнит, но вот на «ёсь» полковник сразу обратил внимание. Сам такой же был. Оказалось, что они чуть ли не из одной деревни. Знакомых вспомнили, то да се. И поехал Чикмарев с этим полковником в его часть.

Говорят, что всю службу Ёсь на штабной «Волге» водителем откатался…

Сломанное зеркало

Когда служишь — не тужишь, значит, жизнь удалась.

Под Оршей, возле аэродрома Балбасово, стояла наша РЛС. Кругом болота, леса и поля — людей нет, разве, что деревенька в пару верстах на десять хат.

Я уже на дембеле — сержант. Всего составу-то: старлей, прапорщик Сливченко, три бойца, да я.

И тут бензогенератор сломался. А это уже ЧП. Я его и так и этак — не работает. Докладываю командиру, что агрегат запустить не могу по причине поломки. Тот вызывает прапорщика Сливченко и отдает команду: «Олежка, пойди, посмотри, шо там за фигня и сделай, будь другом. А то проблем не оберешься от командования».

Уже хорошо поддатый Сливченко делает одолжение и идет со мной к бензогенератору.

Разбираем его — и Олежка делает заключение:
— Тут зеркало сломалось, треба спирту, чтобы промыть. Ну, чё смотришь, — говорит мне, — иди к командиру, пусть спирта даст.

— Ага, даст! Щас, разбежался, — думаю злорадно, а сам иду с кружкой.

Видать, генератор позарез нужен был: налил старлей целую кружку из неприкосновенных запасов, когда я объяснил, что зеркало сломалось и спирт для промывки необходим.

Сливченко двести грамм сам засадил, а остатки мне отдал, разбавив водой из фляжки.

Поковырявшись для вида еще минут десять, Сливченко выносит вердикт:
— Тут коленвал надо менять. Глянь, как разбило! — показывает мне железяку в масле.

— Надо менять, — озабоченно продолжил он, рассматривая разобранный двигатель, — на складе нет, но запчасть простенькая, от мопеда сгодится. Такого добра в деревне навалом. Бери фляжку, скажи, чтобы спирта дали, а я его в деревне на коленвал от мопеда поменяю. Мигом заработает. Давай бегом, исполняй…

Утром Сливченко пришел сам, как коленвал, и конечно ничего не принес.

Пришлось идти мне на поиски запчастей. В первом же доме нашлась нужная деталь и обед с самогоном. Старики-хозяева так были рады видеть своих защитников в этом забытом богом краю, что от души накормили, напоили и все необходимое нашли.

Через день бензогенератор запустили. На «ремонт и промывку зеркала» со склада ушло два литра спирта, но боевая задача была выполнена.

Чистый продукт

Порох держи сухим, а спирт — в сейфе! Военная мудрость.

Так и поступал прапорщик Мокрухин, когда вверенное ему имущество в виде спирта держал подальше от солдат в сейфе, как валерьянку от котов.

Но, как говорится, и на старуху бывает проруха.

Заходят по делу к Мокрухину два сержанта, а он спит на топчане, накрывшись шинелькой, только храп разносится с переливами. На столе стакан и закуска стоит, а ключи в сейфе торчат. Видать, за спиртом догоняться лазил, да и забыл их в карман положить. Буржуйка в углу еле теплится — похоже, сон прапорщика давно сморил.

Не воспользоваться такой удачей судьбы сержант Ситник просто не мог.

— Держи тару Леха, — шепнул он, сослуживцу, показывая на оцинкованное ведро, в котором лежала половая тряпка.

Открыв стальную дверцу, сержант Ситник двумя руками вытащил двадцатилитровую стеклянную флягу, которая почти до краев была наполнена волшебной жидкостью.

— Подставляй ведро, — шепнул сержант, наклоняя флягу. Щедро плюхнув спирт в ведро, поставил флягу на место.

— Заметит, что не хватает, — просипел на ухо подельник Ситника.

— Сам вижу, — прошептал он в ответ, — сбегай, принеси воды, разбавим — не хватятся.

А на следующий день ударили морозы, и капитан Ковальчук пришел за спиртом для испарителей. В каптерке два дня никто не топил, поэтому холодина там была, как на улице.

— Мокрухин, выдай мне по накладной два литра спирта. Он у тебя не разбодяженный, а то его в тормозную систему заливать?

— Да вы что, товарищ капитан! Чистейший продукт, — скривил в улыбке обрюзгшее лицо Мокрухин.

— Боец, наливай, только аккуратно, не разлей, — подал он солдату мерную банку, сам не желая нагибаться и держать на весу тяжелую флягу.

Рядовой исчез за массивной дверью сейфа, а через секунду показалась его изумленная физиономия. — Фляга замерзла и… лопнула!

— А спирт? — вскрикнул от испуга Мокрухин.

— Спирт стоит, — последовал четкий ответ бойца.

Внутри застывшей в форме фляги воды отчетливо выделялся литр не замерзшей жидкости.

Разбавляли все.

Прощай, оружие

Лейтенант Виталик Красников стоял в наряде на КПП вместе с двумя бойцами. Автомобили въезжали и выезжали. Приходилось каждый раз, перед тем, как открыть шлагбаум, подходить к водителям и проверять документы. Это его сильно раздражало. К вечеру движение транспорта прекратилось.

Когда выехала «Волга» командира части, у Виталика стало легче на душе. Он открыл бутылку припрятанного пива и с удовольствием выпил его в два глотка за углом здания пропускного пункта. Солдаты увлеченно писали письма родным и девушкам.

Свободные от службы коллеги возвращались в общагу с полными сумками пива. Завистливо провожая взглядом и огрызаясь на их шутки, Виталик спрятал в кустах пустую бутылку и продолжил нести дежурство.

Подошел знакомый лейтенант Шалаев:

— Витал, давай выпьем чуть-чуть, — и достал из пакета бутылку водки, нехитрую закуску и стаканчик.

Помявшись для приличия, Красников принял приглашение.

После третей рюмки лейтенант Красников приказал своим бойцам нести дежурство самостоятельно, а сам с Игорем Шалаевым пошел в общагу, чтобы по-человечески выпить. Всего на пять-десять минут.

Через два часа патруль нашел лейтенанта Красникова в комнате общежития. Картина была такая. Виталик сидит за столом. Кругом стоят бутылки пива, водки и открытые банки с тушенкой. Рядом лежит пистолет, которым откупоривалось пиво.

Старший офицер патруля, увидев такого дежурного, с удивлением спросил:

— Лейтенант Красников, что вы здесь делаете?

— Ужинаю! А что, имею право по уставу? — еле ворочая языком, ответил Виталик.

Пистолет осторожно забрал зашедший со спины офицер патруля.

А дальше была «губа».

Уже перед самой демобилизацией, спустя два года, Красникову запомнились слова прапорщика:

— Ты Виталик деньги отпускные получил?
— Да какие деньги — ничего не дают. Сам знаешь, какое время.
— Тогда материалом форменным или сукном возьми, — продолжал наставлять прапорщик.
— Да зачем оно мне…
— Это ты зря. От армии надо забрать все.

…И вот уже двадцать лет рулон армейской материи пылится в гараже.

Хочу быть полковником

А это вообще свежая история. Дело было на Украине, поэтому все возможно.

Я недавно в гаражах общался с эмчээсником. Выпили. Разговорились об армии — у кого какое звание и прочие армейские штучки с байками. И тут меня дернуло сказать:

— А вот у меня звание старший лейтенант запаса. Слышал я, что воинские звания с годами должны дальше присваивать.

— Конечно, должны присваивать звания, — говорит мне эмчээсник, — у тебя уже не меньше майора должно быть. Тем более, вдруг война. Так, по-любому, лучше в штабе, чем в окопах.

Эмчээсник налил еще водки.

— А как мне капитана в военный билет занести, — спрашиваю я, закусывая бутербродом с колбасой.

— А, не проблема. У меня в военкомате друзья. Позвоню, и все решим, хоть полковника получишь. Ерунда, не пенсию же тебе платить!

Договорились о встрече. Собрал я документы — паспорт, военный билет. Чувство гордости распирает, что скоро, может, полковником стану. Вот, будет, что сказать и чем козырнуть. Всех построю!

На следующий день звонит мне эмчээсник:
— Я обо всем договорился, и мне сказали, что проблем с капитаном нет. Получишь. Но, тут другая проблемка… — он замялся на секунду. — Короче, дело твое с архива подняли, а ты оказывается, украинскую присягу не принимал. Поэтому тебе повестку на военные сборы выписали. Только в действующей армии присяга принимается. Под мою ответственность тебе вручить поручили.

— Мы.., ты что!!!

— Да ты не волнуйся, на Западную Украину поедешь. Там у меня кум живет — поможет. Всего два месяца, а, может, и быстрей, если раньше управитесь. Только денег возьми — кормить вряд ли будут.

— Да не надо мне званий, у меня работа.

— Дезертиром будешь!

— Тогда я все отменяю. Мне и без званий нормально.

— Поздно. Дело с архива подняли. Приказ был: всех кто без присяги, переприсягнуть Украине!

— Я тебя у гаража подожду, поговорим нормально, — заискивающим голосом начинаю с ним договариваться.

— Не получиться. Военком на контроль твое дело взял и еще другие поднимает. Приказ сверху был. Требуется армию бросить на борьбу с наводнениями.

— Ты, что совсем ох…, я тебя, что, в армию просил устроить!?

— Ну, извини! Так получилось. Но можно договориться. Денег дашь военкому — и ехать никуда не надо. Я договорюсь.

— А если не дам?

— Тогда повестку пришлют и на Западную Украину. Кормить не обещали, а если и будут, то такое не съешь.

Пришлось срочно в командировку на месяц напроситься в соседнюю область, чтобы повестку не вручили.

Сейчас уже вроде не ищут, чтобы звание присвоить. Повезло.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Из Джанкоя – в Европу?

Ольга ФОМИНА

Я бы тоже поимел…

Ольга ФОМИНА

Константинов победил в канате, а Джарты — в шахматах

Борис ВАСИЛЬЕВ