Крымское Эхо
Архив

Нагружать все больше нас стали почему-то…

Нагружать все больше нас стали почему-то…

Эти слова старой школьной песенки как нельзя лучше иллюстрируют положение, в котором оказались все участники образовательного процесса.

До 1 сентября осталось всего ничего. И последнюю неделю до начала учебного года работники образования традиционно посвятили не только составлению планов и расписаний, но и всевозможным советам, совещаниям и прочим заседаниям, где педагоги настраиваются на рабочий лад и пытаются понять, как же обстоят дела в их сфере. Скажем прямо, дела идут не самым лучшим образом. Лично для меня это стало понятно сразу после одной цитаты, прозвучавшей на коллегии Министерства образования АРК от начальника отдела образования одно из районов полуострова.

Эти слова старой школьной песенки как нельзя лучше иллюстрируют положение, в котором оказались все участники образовательного процесса.
До 1 сентября осталось всего ничего. И последнюю неделю до начала учебного года работники образования традиционно посвятили не только составлению планов и расписаний, но и всевозможным советам, совещаниям и прочим заседаниям, где педагоги настраиваются на рабочий лад и пытаются понять, как же обстоят дела в их сфере. Скажем прямо, дела идут не самым лучшим образом. Лично для меня это стало понятно сразу после одной цитаты, прозвучавшей на коллегии Министерства образования АРК от начальника отдела образования одно из районов полуострова. 

Педагог с многолетним стажем работы начала свое выступление с фразы Киплинга, прозвучавшей на жутком украинском языке — так бывает у человека, который использует «держмову» только в критических ситуациях, когда необходимо продемонстрировать свою послушность высокому начальству, но не собирается ничего делать со своим невыносимым произношением. После того, как весь зал передернуло от «абсалютна даремна», педагог вернулась к привычному русскому и больше не экспериментировала. Эта цитата из Киплинга на украинском как ничто другое показала, насколько наше образование запуталось и потеряло ориентиры. Местные и центральные власти, разные управления разных ведомств, сами обучаемые и их родители — все тянут его в разные стороны, как лебедь, щука и рак. В это время оно стоит на месте, удивляясь, как ему еще хватает сил.

 

Высокие гости рассматривают
образовательную выставку в Армянске


Нагружать все больше нас стали почему-то…
Именно такое впечатление произвели два крупных мероприятия, следовавших одно за другим: заседание коллегии Министерства образования АРК в городе Армянске, прошедшее 27 августа, и городская конференция педагогов, состоявшаяся на следующий день в Симферополе. И там, и там в качестве гостей были заявлены важные гости — кстати, некоторые из них едва ли имеют какое-нибудь отношение к образованию. Но от этого их выступления не становятся короче, а обещания – скромнее. Так, например, Анатолий Гриценко покорил публику своей речью в Армянске, продемонстрировав неравнодушие к проблемам учеников и их наставников, а также возмущение действиями тех властей, которые возглавляет не он. Правда, впоследствии Гриценко отказался продолжить обсуждение заявленных тем с журналистами. Возможно, Анатолий Павлович просто устал, а может, решил снова избежать нежелательных вопросов, которые ему с недавних пор полюбили задавать работники СМИ.

Особенно разжигает пыл почетных гостей языковой вопрос. Его обсуждению немало времени посвятила Татьяна Умрихина на симферопольской конференции. Несправедливое распределение финансов, вернее, обделение ими образовательной сферы возмутило Геннадия Бабенко. Министр образования АРК Валерий Лавров высказал свое недовольство некомпетентными действиями ведомства Вакарчука. В общем, работа по улучшению жизни наших учебных учреждений идет, как сами понимаете, слаженно. Неудивительно, что работники образования перестают понимать, кто прав, кто виноват и кому верить. Одни твердят: выполняйте. Другие: игнорируйте. Третьи: протестуйте. Желание угодить всем порождает Киплинга на украинском в русскоязычном докладе. Как вы сами понимаете, такая путаница не способствует решению наболевших проблем сферы образования.

В заботах о будущем Крыма»
Нагружать все больше нас стали почему-то…
Проблема №1, которая порождает, по сути, большинство остальных — это вечная нехватка денег. Только наши школы начали подниматься на ноги, ремонтировать классы, закупать оборудование и внедрять инновации, как грянул кризис. И хотя наш спикер утверждает, что с каждым годом финансовый ресурс, направляемый на развитие сферы образования, растет (от 1 миллиарда гривен в 2008 до 1 миллиарда 757 миллионов в 2009), учителя и директора не устают утверждать, что выделяемых денег катастрофически не хватает. И тут всплывает очень нелюбимая работниками образования тема – деньги родителей. То, что обучать ребенка даже в очень скромной школе – не самое дешевое занятие, известно всем. Но чиновники предпочитают обходить ее стороной.

Директор школы №5 Татьяна Викторовна Окул призналась нам честно: «Без родительской поддержки мы бы школу к 1 сентября не подготовили. Причем, с приходом кризиса эта поддержка совсем не уменьшилась. Родители понимают, что школе нужно помогать».

Конечно, попробуй тут не пойми… Среди мам ходят легенды о том, что стало с детьми, чьи родители отказались сдавать деньги на очередные «нужды школы». Поэтому взносы в фонд учебного учреждения, на день рождения классного руководителя, на уборщицу, на подарок школе в честь 1 сентября сдаются вполне добровольно, если родители, конечно, не враги своему ребенку. Впрочем, в Министерстве образования АРК считают, что это проблема прокуратуры, а не их ведомства.

Из проблемы №1 вытекает проблема №2: нехватка самих детских учреждений. Пока это касается только детских садов, но в ближайшие годы ожидается и увеличение количества учеников первых классов, которых нужно будет где-то учить. В городе нехватка места вряд ли сильно ощутится. Но вот сельские школы, в которые съезжаются дети из соседних населенных пунктов, проблем избежать не смогут. Что касается дошкольных учебных учреждений, то по Крыму в очереди в детские сады сейчас стоит 13 356 человек. То есть, автономии нужно построить детских учреждений на 13 356 мест, а это очень дорого. И пока все эти дети ждут своей очереди, их мамы (а порой и папы) теряют дома квалификацию и становятся не самыми конкурентоспособными специалистами на рынке труда.

 

Лучшие педагоги Крыма


Нагружать все больше нас стали почему-то…
Кстати, со специалистами в образовательной сфере тоже не все гладко. Наши педагогические коллективы неукоснительно стареют. 22% учительского состава – это люди пенсионного или предпенсионного возраста. Средний возраст докторов наук в Крыму составляет 63 года, кандидатов наук – 53. При этом 30-летних кандидатов насчитывается всего 5%. Молодые же кадры не заинтересованы в том, чтобы задерживаться в образовательной сфере надолго. Во-первых, туда не так просто попасть (некоторые ждут по многу лет, чтобы заменить преподающего пенсионера, никак не желающего отправляться на заслуженный отдых). Во-вторых, зарплата учителя, воспитателя и преподавателя оставляет желать лучшего, при том, что нагрузка как на умственную деятельность, так и на здоровье огромная. Молодежь отказывается ехать в сельские школы. По каким причинам, думаю, объяснять не требуется. От предложений, которые делают выпускникам в вузах, становится смешно: полставки учителя в богом забытом месте без предоставления жилья.

Валерий Лавров, правда, утверждает, что явка молодых специалистов в этом году будет стопроцентной. Этому тоже находится объяснение. Если еще несколько лет назад выпускников более или менее престижного факультета невозможно было заманить в школу, так как все они строили амбиции попасть в хорошую фирму, то кризис и отсутствие рабочих мест для молодежи заставили молодых специалистов устраиваться на работу по распределению в школы, колледжи и ПТУ в надежде пересидеть там годик-другой, пока не наступят лучшие времена. Впрочем, это касается, опять же, только тех выпускников, которые располагают жильем. Снимать квартиру (или хотя бы комнату) на зарплату молодого учителя очень и очень тяжело.

Еще одна глобальная проблема всей нашей образовательной системы последних лет – это ВНО. Учителя, правда, лукавят, утверждая, что от введения внешнего независимого тестирования у них появилась одна лишь головная боль. Те, кто занимается репетиторством, не знают отбоя от желающих улучшить свои знания. Начиная с 9 класса, ученики выбирают себе несколько предметов, по которым они собираются писать тесты, и все внимание уделяют им. Что опять же действует негативно на процесс обучения в целом: пропадает мотивация учить остальные предметы.

Конференция традиционно проходит в Украинской гимназии»
Нагружать все больше нас стали почему-то…
Но и с вызубренным материалом наши дети показывают не самые лучшие результаты на тестировании. По большинству предметов они болтаются в общеукраинском рейтинге ниже 20-го места. И если находятся те, кто радуется, что крымчане плохо сдали украинский, мол, мы же вам говорили, что наши дети его не знают и знать не будут, то ситуация со слабыми знаниями по физике не вполне понятна. В следующем году нашим детям придется еще тяжелее: сдавать тесты им придется полностью на украинском. Хотя заместитель министра образования АРК Владимир Каврайский посоветовал не поднимать панику раньше времени: до ВНО еще далеко, и все еще может несколько раз поменяться. Тем более, впереди выборы, и кто в них победит – одному богу известно.

Учителей, впрочем, и без того волнует другое. Министерство образования Украины прислушалось к замечаниям о том, что неразумно тестировать детей, когда еще не вычитана программа, и проведение тестов было перенесено на лето: оно пройдет в новом учебном году с 11 июня по 11 июля. Но, видимо, господин Вакарчук забыл учесть, что в это время педагоги как раз уходят в законные отпуска, и в школьных помещениях начинается ремонт. Педагоги вряд ли согласятся работать инструкторами, если учесть, что выплаты за работу на тестировании осуществляются с большими задержками.

К языковому вопросу педагоги относятся по-разному. Если ВНО на украинском раздражает почти всех, кроме руководства УВК «Украинская школа-гимназия», где проходила городская конференция педагогов, то к общей украинизации школы многие учителя относятся весьма лояльно. Мол, пусть открывают украинские классы, присылают украинские учебники, нам все равно. Во все это верится с трудом. Но здесь, наверное, срабатывает опять же «Киплинг». Если политики научили учителей протестовать против ВНО на государственном языке, то против украинских классов местные власти не высказываются. Учителя же берут пример с тех, кого видят в новостях.

Статистику по русским и украинским классам в этом году еще не подводили, но большинство опрошенных педагогов признались, что особой разницы с прошлым годом, скорее всего, не будет. А в прошлом учебном году в Крыму обучалось на русском языке 31 680 детей, на украинском – 3 396, на крымско-татарском – 719. Хотя определенная тенденция увеличения желающих обучаться на украинском все же имеется. Молодые родители, наблюдая ту же ситуацию с ВНО, приходят к выводу, что лучше подстраховать свое чадо: русский оно и так знает, потому что говорит на нем дома, пусть выучит еще и держмову.

В современной крымской школе масса других проблем. Учителя признаются, что дети практически не читают учебники — и правильно делают. Пособия издаются на скорую руку, содержат массу ошибок и неточностей, порой даже фактических. Кстати, крымские школы до сих пор не получили учебники для 9-х классов.

Странной остается и ситуация с школьным питанием. В симферопольских школах денег на детские завтраки и обеды выделяют намного меньше, чем в районах и селах. Да и полученные средства тратятся не очень грамотно. Каждый день в школьных столовых остается огромное количество отходов, особенно после завтрака. Деньги практически выкидываются на ветер, а значит, систему школьного питания нужно пересматривать в корне.

К тому же, опыт артековской школы подсказывает, что отсутствие документов на отведение земли у многих школ и дошкольных учебных заведений может сыграть с ними злую шутку.

Расстроены работники образования и закрытием газеты «Школа», которая содержала немало полезных материалов как для учителей, так и для учеников.

К тому же, наши школы замучены всевозможными инновациями. К инклюзивному образованию оказались не готовы и учителя, и ученики, и родители. Внедрение новых технологий повергает в шок старший преподавательский состав. А личностное ориентирование, психологическая помощь и методики, позволяющие раскрыть талант в каждом ребенке, утомили и без того загруженных учеников.

В общем, нерешенных вопросов остается куда больше, чем решенных. И в ближайшие годы ситуация вряд ли поменяется кардинальным образом. Педагогам остается лишь пожелать запастись терпением, родителям – деньгами, а детям – мужеством, чтобы пройти через все эксперименты и выйти во взрослую жизнь людьми не только сколько-нибудь образованными, но и сохранившими здравый смысл.

 

Фото автора

 

 

Фото вверху —
с сайта


1 фото с сайта http://www.tv-l.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Об импичменте Януковичу, депутатах-нацистах и Таможенном союзе

200 лет Победы над Наполеоном

.

Русины хотят сохранить себя

.