Крымское Эхо
Архив

Моряк, оставшийся с Флотом до конца

Моряк, оставшийся с Флотом до конца

ПАМЯТИ АДМИРАЛА СУЧКОВА

ЭТО СЛУЧИЛОСЬ 7 АВГУСТА. Средства массовой информации отреагировали довольно оперативно, хотя сообщили об этом в трехстрочном телеграфном режиме. В этот же день умер заслуженный тренер России, воспитавший многих известных дзюдоистов, Анатолий Рахлин. И ТВ, и газеты, и Сеть уделили этому факту несравнимо больше внимания, что в общем-то понятно: Анатолий Соломонович – тренер российского президента Владимира Путина в его юношеские годы. По этому поводу, конечно, Владимир Владимирович выразил глубокие соболезнования родным, высказал им слова утешения на похоронах, в которых участвовал лично. Об этом, естественно, СМИ, в первую очередь центральные, не могли не сообщить…

О смерти адмирала Сучкова они сообщили не просто телетайпно-коротко, а, как это сегодня в масс-медиа принято, в соответствующем им стиле. Хотя в несколько строк сложно вложить большой объем информации, тем не менее подтекст публикаций был очевиден. Прочитав их, обыватель, не шибко осведомленный в биографии Г. Сучкова и происходивших коллизиях на его служебном пути, узнал о нем: адмирал стал командующим Северным флотом после гибели АПРК «Курск»; был снят с должности и осужден за гибель АПЛ К-159; в последнее время проходил по «делу» о лоббировании вопросов ремонта торпед для Российского флота. Эта информация в общем-то соответствует части того, что действительно происходило, но это – лишь несколько страниц большого жизненного тома, хранящего теперь уже завершенную биографию этого Человека, Моряка, Патриота России и ее Флота.

ВООБЩЕ-ТО биографию конкретного человека можно представить по-разному – как по ее структуре, содержанию, так и объему. Если описать ее применительно к Г. Сучкову, то ее рамки очень кратко можно определить следующими жизненными вехами.

Родился 7 января 1947 года в с. Митрополье Горьковской области.

Окончил Высшее военно-морское училище им. М.В. Фрунзе (1964–1969), Высшие специальные офицерские классы ВМФ (1977–1978), Военно-морскую академию им. Маршала Советского Союза А.А. Гречко (1981–1983), курсы при Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил в 1994 году.

Службу проходил командиром торпедной группы (1969–1970), командиром БЧ-3 (1970–1972), помощником командира, старшим помощников командира подводной лодки (1972–1977), командиром подводных лодок (1978–1985), в том числе Б-105 (10 октября 1978 – 9 июня 1980), Б-4 (9 июня 1980 – август 1981), начальником штаба (октябрь–декабрь 1985), командиром (декабрь 1985 – ноябрь 1988) 42-й бригады подводных лодок.

Затем – начальник штаба (ноябрь 1988 – февраль 1992), командир (февраль 1992 – декабрь 1994) 4-й Краснознаменной ордена Ушакова I степени эскадры подводных лодок Северного флота, 1-й заместитель командующего Черноморским флотом (29 декабря 1994 – 19 июля 2001), командующий Тихоокеанским флотом (19 июля – 4 декабря 2001), командующий Северным флотом (4 декабря 2001 – 11 сентября 2003).

С апреля 2005 г. – советник министра обороны России. Действительный государственный советник Российской Федерации III класса (2008). С декабря 2007 г. – президент Международной ассоциации общественных организаций ветеранов ВМФ и подводников. Награжден орденами Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, орденом Дружбы. Почетный гражданин города Полярный.»

Как у любого офицера, военного моряка, служба Геннадия Александровича Сучкова была насыщена множеством событий, больших и малых дел. Как и большинство флотских командиров, жизнь его не баловала – были взлеты и падения, погружения и всплытия, уверенный ход прямым курсом и посадки на мели. И хотя на погоны подводника Сучкова «сели» три «мухи» – адмиральские звезды, что по нынешним временам – достижение пика службы офицером флота, тем не менее к звездам этим он не просто шел через тернии, а преодолевал их с потом, кровью, растрачивая свои нервы, силы, не пряча в кубышку ресурсы своего, как и у каждого из нас, небеспредельного здоровья…

ШИРОКАЯ ОБЫВАТЕЛЬСКАЯ ПУБЛИКА знает в основном лишь то, что командующим Северным флотом Г. Сучков был назначен вместо адмирала Вячеслава Попова, снятого с этой должности после расследования обстоятельств гибели атомной подводной лодки «Курск» в 2000 году. Но самым резонансным из публикаций о нем стало «дело Сучкова», открытое после гибели на Северном флоте 30 августа 2003 года вблизи острова Кильдин АПЛ К-159. Точнее, не атомохода как такового, а его корпуса. При этом, что трагично, погибли люди – 9 человек…

Атомоход К-159, находившийся во флотском строю с 1963 года, в 1989-м был выведен из его состава. После отстоя в пункте временного хранения лодку решили отбуксировать на утилизацию, по пути она и затонула. Естественно, командующего привлекли к ответственности, ведь такая фигура на флоте отвечает за всё. Правда, «дело Сучкова» приняло масштабы, в наше, да и в другие времена не свойственные для подобного рода даже трагических случаев. Судили командующего флотом. Лично. Подобного рода дел ни до, ни после этого не было, хотя люди гибли и в большем количестве, к примеру, на том же «Курске» погибло 118 человек (оговорюсь: в данном, да и других случаях, когда гибнут люди, количественные показатели – не аргумент, но всё же…).

Почему командующего флотом «полного» адмирала Г. Сучкова судили, посадив в зале военного трибунала в «клетку», а с другими военными и другими начальниками подобного не происходило? Ответ на этот вопрос занял бы сотни страниц, да и нынче затрагивать эту тему, думается, не время и не место. Тем не менее отметим: в этом «деле», как в фокусе, сошлись вполне определенные обстоятельства, вина конкретных лиц, элементы случайности, «человеческий фактор» и многое другое, в том числе и «дух времени», когда многое, в том числе в Армии и на Флоте, было выставлено на продажу.

Из состава флота тогда были выведены и проданы за рубеж практически все советские авианосцы и вертолетоносцы (остался лишь «Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов»), сотни кораблей и подводных лодок всех классов и проектов, построенных за последние полвека, вспомогательные суда и многое другое, что составляло основу оборонной мощи страны и систему ее безопасности на море. В этих процессах, носивших явно коммерческий характер с целью обогащения, в том числе конкретных военачальников, участвовали западные советники, ученые и «фирмачи».

Был создан многоступенчатый, многослойный шестерёнчатый механизм, под жернова которого и попал Г. Сучков. К тому же в тот момент, когда иной ответчик свой роток закрыл бы на замок, Геннадий Александрович счел нужным не прикусить язык, а высказать своё мнение. Реакция начальника Генштаба генерала армии А. Квашнина была резкой, свое слово вставил и Главком ВМФ адмирал флота В. Куроедов, который тогда стоял наверху «утилизационной» пирамиды некогда крупнейшего в мире атомного подводного флота…

11 сентября 2003 года указом президента России адмирал Г. Сучков был временно отстранен от командования Северным флотом на период следствия по факту гибели АПЛ К-159. 18 мая 2004 года военный суд Североморска приговорил его к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года по обвинению в халатности, повлёкшей гибель членов экипажа атомной подводной лодки К-159. Подчеркнем особо: своей вины адмирал не признал. В сентябре 2004 года Верховный суд РФ, рассмотрев кассационную жалобу Сучкова, оставил приговор в силе.

В конце мая 2004 года Сучков был окончательно уволен с должности командующего Северным флотом. При этом, что показательно, в начале июня при представлении руководящему составу Северного флота нового командующего министр обороны РФ Сергей Иванов выразил благодарность Сучкову, уже осуждённому к тому моменту, за руководство флотом. Иванов выразил надежду и уверенность, что Геннадий Сучков останется служить в Вооруженных Силах. Так и произошло. (Кстати, показательно и другое: в некрологе, опубликованном в «Красной звезде», однозначно сказано о заслугах адмирала. Текст некролога подписало все руководство Вооруженных Сил, начиная с министра обороны генерала армии С. Шойгу – так делается только при похоронах «по 1-му разряду»).

С СЕРЕДИНЫ АПРЕЛЯ 2005 года адмирал Г. Сучков – советник министра обороны РФ Сергея Иванова. Главный военный прокурор РФ Александр Савенков в июне 2005 года заявил, что «назначение Сучкова в апреле этого года советником министра обороны – это факт, абсолютно не отвечающий задачам правосудия». При этом С. Иванов заявил, что Г. Сучков был назначен на должность советника министра после консультаций с А. Савенковым.

Отметим: оставался Г. Сучков советником и при министрах А. Сердюкове и С. Шойгу. Этот факт прямо свидетельствует о том, что в «деле Сучкова» присутствовали как субъективный фактор, так и сложившаяся на тот момент конъюнктура. Скорее всего, теперь, после смерти Геннадия Александровича, в этой связи появится новая информация…

Конечно, Геннадий Александрович стремился отстоять свою честь и защитить своё имя не только официальным, юридическим путем. Как человек социально активный, имеющий авторитет у общественности и СМИ, он высказывал свое мнение по целому ряду актуальных для ВМФ страны проблем. В частности, в одном из его интервью сообщалось о фактической ликвидации стратегической ракетной системы морского базирования «Тайфун». Ответственность за это адмирал возложил на Главкома ВМФ В. Куроедова.

В этих интервью Г. Сучков, например, сообщал, что Россия практически лишилась стратегической ракетной системы морского базирования «Тайфун», базирующейся в Западной Лице 18-й дивизии, в составе которой на тот момент осталось лишь три тяжелых подводных крейсера стратегического назначения проекта 941 («Архангельск», «Северсталь» и находящийся на тот момент на модернизации «Дмитрий Донской»). Реакция руководства ВМФ была весьма оперативной: сделанные адмиралом выводы о боеготовности тяжелых атомных подводных крейсеров стратегического назначения были официально опровергнуты (хотя что опровергать? – так и было на самом деле), названы «совершенным вымыслом».

Но о каком «вымысле» шла речь? Заявив о развале Российского военного флота, Сучков сказал: из трех лодок системы «Тайфун» в составе ВМФ лишь одна – «Северсталь» – еще имеет 10 давно снятых с производства ракет РСМ-52. Ни лодка «Архангельск», с борта которой Президент В. Путин наблюдал в феврале 2004 г. неудачный пуск ракеты РСМ-54, ни спущенная на воду после ремонта в 2003 году лодка «Дмитрий Донской» ракет не несли.

Проблема, по словам Сучкова, была в том, что Московский институт теплотехники так и не довел новую морскую ракету «Булава», которой планировалось вооружить «Дмитрия Донского» и строящиеся в Северодвинске две новые лодки типа «Юрий Долгорукий», даже до стадии опытного образца. «Архангельск» и «Северсталь» стояли на приколе и давно не выходили на боевое дежурство. Об этом и многом другом Г. Сучков доложил на личном приеме Верховному Главнокомандующему.

Напомним: решение о создании «Булавы» было принято в 1998 году после трех неудачных испытаний ракеты «Барк» разработки Миасского КБ имени Макеева. Тогда на «Булаву» уже потратили свыше 15 млрд. руб. и продолжали тратить каждый год еще по нескольку миллиардов, благодаря чему она стала самой дорогостоящей программой в Гособоронзаказе. Тогда было неясно, когда этот проект будет доведен до конца.

Результат заявлений Г. Сучкова и официальной реакции Главкомата ВМФ кое-кого удивил: адмирал Г. Сучков стал одним из кураторов программы по «доводке до ума» «Булавы» и приему ее на вооружение. Занимался он и другими делами, в том числе имеющими самое непосредственное отношение к разрешению проблем Черноморского флота…

Около полугода назад имя адмирала вновь замелькало в прессе в связи с уголовным делом, возбужденным по факту незаконных поставок комплектующих для торпед. Г. Сучкову инкриминировали лоббирование интересов фирмы, которая якобы с нарушениями поставляла комплектующие для торпед в Россию из Казахстана. Конечно, новые обвинения, переживания по поводу других, в т.ч. житейских, проблем не могли не сказаться на здоровье адмирала…

У ЛЮБОЙ БОЛЕЗНИ есть диагноз, а у больного – эпикриз, в котором в случае летального исхода указывается причина смерти. Не раскрывая врачебных тайн, отметим: у подводника Сучкова был выработан ресурс аккумуляторных батарей. Их энергия расходовалась в автономках, при повседневной работе с личным составом, во взаимоотношениях с «терпеливыми» подчиненными и «чуткими» начальниками, при «преодолении тягот и лишений флотской службы» в «прочном корпусе» и вне его…

Свои силы и нервы Г. Сучков тратил, не откладывая дела «на потом» и «на завтра». Человек искренний и порой увлекающийся, он зачастую мгновенно принимал решения и действовал без оглядки. При этом не кривил душой и старался не рубить сплеча.

Характеризуя адмирала, можно было бы назвать ряд его качеств, примечательных сторон, достоинств и недостатков (у кого их нет?). Но, говоря кратко, следовало бы сказать: он не был похож на других. Возможно, поэтому иной раз, как говорится, приходился не ко двору. Не знаю, как в другие периоды жизни, но особенно рельефно это проявилось в период его службы на Черноморском флоте.

ПЕРВЫМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ командующего Черноморским флотом, который остро переживал процесс флотораздела, вице-адмирал Г. Сучков был назначен в конце 1994 года. На этой хлопотной должности он сменил вице-адмирала Виталия Петровича Ларионова, в свое время также командовавшего 4-й эскадрой подводных лодок Северного флота.

В должности 1-го зама командующего Г. Сучков прослужил почти семь лет, что «зашкаливало» за существовавшие и раньше, и тем более сейчас временные параметры. Сучкова как минимум дважды рассматривали на должность командующего Черноморским флотом, но… не складывалось, «звезды не сходились», в том числе по причине пресловутого «субъективного фактора». Кое-кто стал даже поговаривать, что у вице-адмирала, перешагнувшего свой 50-летний рубеж, уже нет перспектив добраться до мостика флотского флагмана. Однако Судьба распорядилась иначе – в июле 2001 года состоялось долгожданное назначение, Сучков стал командующим ТОФ. Правда, всего на полгода.

Как оказалось, в Российском флоте, обескровленном в 90-х, к началу «нулевых» была очень короткой «скамейка запасных» на высокие флотские посты. Можно сказать, новым назначением Сучкова был создан прецедент: командующий ТОФ стал командовать Северным флотом. Таким образом, время и флотская действительность доказали кредитоспособность адмирала, который был востребован там, где прошла основная часть его службы. Однако черноморское семилетие, как представляется, стало важнейшим периодом его жизни – Геннадий Александрович Сучков находился на острие процесса раздела Черноморского флота и определения его судьбы. По своей должности и душевным привязанностям, складу характера он боролся за то, чтобы сохранить флот для России и объективно – для Украины. Чтобы из флотораздела флот вышел с наименьшими потерями.

К сожалению, о его деятельности в тот судьбоносный для флота период сказано и написано немного – все-таки он был «вторым лицом» на ЧФ, а на виду, что в общем-то справедливо, – «первые лица». Тем не менее его деятельность на этом поприще следует оценить по достоинству. Особенно с учетом того, что Г. Сучкову пришлось служить под началом трех командующих – Э. Балтина, В. Кравченко и В. Комоедова – людей достойных, уважаемых, но очень разных, отличающихся друг от друга. К тому же в определенный период под начало 1-го зама попали флотские структуры, ранее не имевшие по службе к нему отношения.

Г. Сучков стал не только командиром, но и «политработником», проявив свои «комиссарские» качества, – он стал руководить офицерами-воспитателями, заниматься перманентно идущими выборами, взаимодействовать с общественностью. К нему бесконечно шли ходоки от флотских профсоюзов, казаков, пророссийских организаций, от деятелей культуры и образования… Развитие шефских связей с российскими регионами, в том числе «лужковской» Москвой, строительство «московской» школы, домов для черноморцев от Правительства Москвы, создание Филиала МГУ, поддержка флотских журналистов, артистов, спортсменов, постоянная забота о единственной боевой черноморской подлодке «Алроса»… Это перечисление можно долго не заканчивать…

Причем следует особо отметить: за какое бы дело ни брался Сучков, он относился к нему не просто ответственно, а заинтересованно и искренне. Потому, перейдя на другие флоты и должности, уже будучи в Москве, адмирал не просто не забывал о черноморцах, но всячески, находясь в курсе всех дел и проблем, помогал им. Во многом благодаря его поддержке и помощи удалось сохранить флотские структуры и подразделения (в том числе в гуманитарной сфере) во времена обретения Вооруженными Силами «нового облика» по-сердюковски.

Увы, с уходом от нас Геннадия Александровича Сучкова в мир иной в Москве на один «черноморский штык» стало меньше. Но, слава Богу, что еще остались «штыки», точнее, «орудия главного калибра» в лице председателя Комитета по обороне Госдумы России адмирала Владимира Петровича Комоедова и советника начальника Генерального штаба Вооруженных Сил России адмирала Игоря Владимировича Касатонова. В их поле зрения сегодня постоянно находится комплекс флотских вопросов и севастопольских проблем.

К слову, И. Касатонов оказался чуть ли не единственным флотским военачальником, поддержавшим Г. Сучкова в тяжелые месяцы его судебного преследования и самого суда. Игорь Владимирович работал рядом с Г. Сучковым последние шесть лет, поддерживал Геннадия Александровича после перенесенной им операции до его самого последнего, смертного часа…

В скорбные августовские дни по поводу ухода адмирала Геннадия Александровича Сучкова в его последнее плавание были сказаны памятные слова, прозвучали воспоминания, напечатаны некрологи. О нем не забывают и сегодня – в минувшее воскресенье в Москве и других местах по русской традиции адмирала помянули…

Уж точно его имя, уже вписанное в историю Военно-Морского Флота, не будет предано забвению. Ну и, конечно, его образ сохранит Память – Адмирала, лицо которого обветрено, как скалы, а волосы – сплав серебра и платины. Моряка, остававшегося с Флотом до конца. До самого конца, до жизненного предела, до последней черты…

 

Капитан 1 ранга
Сергей ГОРБАЧЕВ

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Товарищ не понимает, товарищу надо разъяснить…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Дистрибьюторы в белых халатах

Игра на грани фола

Макс БУТЦЕВ