Крымское Эхо
Библиотека

Мила

Мила

Прежде чем покинуть кабинет и уйти домой, где его никто не ждал, Олег стал медленно пить ароматный кофе. Он за день настолько уставал, что вечерний кофе совершенно не влиял на сон. Стоило добраться до постели, и он тут же засыпал, чтобы рано утром мчаться на работу, от которой порой буквально валился с ног, но всё равно получал истинное удовольствие. Домой никогда не спешил, так как там только и думал о том, как бы быстрее броситься в мягкую постель. Засыпал быстро, ни о чём не думая.

Закончив поздно вечером всю намеченную на день работу, когда в управлении наступала полнейшая тишина, за чашкой кофе начинал перебирать в памяти наиболее яркие события жизни. Вспоминая прошлое, часто приходил к выводу, что вернись какое-нибудь событие назад, поступил бы по-другому. Хорошо, как говорят, жить задним умом. К сожалению, прошлое не вернёшь и ничего не исправишь.

Через два дня Олег уезжал в Трускавец попить так нужную для его единственной почки целебную водичку. Когда-то после последней операции, вопреки настойчивой рекомендации хирургов, Олег не очень рвался в санаторий. Сейчас он едет отдохнуть третий раз с перерывом после последнего посещения Трускавца в два года. В течение двух лет он практически никак не отдыхал. Работал без выходных, а зачастую и без обеденного перерыва. Случалось так, что за всё лето ни разу не бывал на море, которое от дома находилось в нескольких сотнях метров.

Из-за напряжённой работы ему некогда было заняться устройством своей холостяцкой жизни. С последней попутчицей в жизни Викторией расстался после их совместной поездки в Трускавец. Там он неожиданно узнал, что когда-то полюбившаяся ему женщина от него родила дочку. Ревнивая Виктория ушла от Олега, устроив небольшой скандальчик с истерикой за то, что скрывал наличие у него родной дочери. Расставание Олега совсем не огорчило, а его мать очень обрадовалась случившемуся. Почему-то Виктория ей откровенно не нравилась, и она демонстративно не скрывала этого.

Олег был уверен, что при сложившихся обстоятельствах сможет найти жену только во время отдыха в санатории, где бывает много незамужних женщин. Поэтому в санаторий он больше рвался именно с этой целью, найти хорошую женщину, с которой можно было провести оставшуюся жизнь. Годы брали своё, и надо было подумать о будущем. При встрече с матерью она только и говорила о том, что так и не дождётся внуков. А ведь у неё фактически была родная внучка, о чём Олег не решался сказать матери.

Только след её потерялся и, видимо, навсегда. После встречи с Бэлой, матерью его ребёнка, Олег на другой год поехал в Трускавец, чтобы принять какое-то окончательное решение. Увы, Бэлу найти не смог. Со слов соседей, она продала квартиру и с шестилетней дочкой-красавицей уехала к родителям в Польшу. Искать её дальше было бессмысленно, так как Олег даже не знал фамилию Бэлы. При воспоминании о потерянной дочери у него начинало щемить сердце, отчего наваливалась непередаваемая тоска.

Сейчас за чашкой кофе, вспоминая безуспешные поиски Бэлы с дочерью, невольно вспомнил прекрасную молодую женщину Милу, с которой в тот год познакомился в Трускавце. Она отдыхала в том же санатории, что и он. Встреча с Милой оставила неизгладимое временем впечатление. В душе Олег называл её ангелом. От неё веяло необыкновенной женской красотой, чистотой и скромностью. Разница в годах составляла двадцать лет. Но они нисколько не мешали тогда возникшим отношениям.

Между ними не было ничего серьёзного, однако Олег после их встречи мечтал только о такой жене. Для себя решил обязательно жениться на женщине, которая была бы похожа на Милу. Пусть бы она при этом была на много лет моложе или старше его. Его это нисколько не волновало. В союзе двух людей важна душа человека. Виктория внешне была видной девушкой, а мать всё равно не возлюбила её. Олег залпом допил кофе, горестно вздохнул и стал собираться домой, продолжая думать о Миле.

Когда Олег приехал во Львов, ему надо было пару часов ждать электричку, идущую в Трускавец. Решил время ожидания провести в ресторане тут же на вокзале. Он хорошо знал этот ресторан, так как когда-то был в нём вместе со своим родственником одесситом и его львовскими друзьями. Ресторан имеет балкон, на котором стоят столики для отдыхающих. Там всегда меньше посетителей, чем внизу, и потому царит спокойная обстановка без разноголосого надоедающего гомона.

Олег поднялся в зал и прошёл к столикам, расположенным подальше от входа. За одним столиком, спиной к входу, сидела молодая женщина с роскошными, искусно выкрашенными в каштановый цвет волосами, красивыми крупными кольцами спадавшими на плечи. Не раздумывая, Олег направился к этому столику, чтобы с незнакомкой, если получится, скоротать время ожидания поезда. Когда Олег, предстал перед женщиной, потягивающей через соломинку какой-то разноцветный коктейль, она спокойно подняла глаза, невольно тихо прошептав: «боже».

Было видно, что женщина едва удержала во вздрогнувшей руке длинный фужер с напитком. Перед Олегом сидела Мила. От неожиданности у Олега подкосились ноги. Буквально свалившись на стул, он впился в такое дорогое, ещё больше похорошевшее лицо милой, обаятельной женщины. Мгновенно налетели чёткие воспоминания их незабываемых встреч. Вспомнилась чуть ли не каждая два года назад совместно проведенная минута.

***

Приехав в санаторий, Олег попал к ужину. Сев на отведенное ему место, осмотрелся вокруг. Рядом за столиком сидела лишь одна девушка. Три отдыхающих, сидевших за этим столиком, видимо, уже поужинали и ушли. В красивом лице девушки было какое-то необыкновенное спокойствие. На ней было прекрасной работы платье, как видно от дорогого модельера. В ушах, как маленькие слезинки, в обрамлении в виде сердечек, поблескивали бриллиантики. На руке колечко с бриллиантиком в центре золотого сердечка. На другой — обручальное кольцо. Лицо украшали аккуратные чувственные губы.

Особенно привлекала и манила нижняя, слегка утолщённая губа. Хотелось подойти и надолго припасть к ней. Обычно мужчины, увидев такую женщину, невольно не без зависти думают: «Надо же! А ведь, кто-то из счастливчиков владеет этой красотой!». На приветствие Олега, девушка слегка кивнула и тут же расплылась в лёгкой доброй улыбке. Через пару минут девушка встала из-за стола, пожелала Олегу приятного аппетита и медленной размеренной походкой покинула зал. Олег взглядом проводил прекрасную незнакомку до самой двери.

Вечером в санатории были организованы танцы под живую музыку. Веселили отдыхающих четверо молодых музыканта. Олег отказался от отдыха после дороги и решил посетить танцевальный зал, чтобы если не потанцевать, то хотя бы послушать музыку. Но как только услышал звуки любимого танго, не удержался и стал взглядом окидывать присутствующих женщин. Он сразу заметил соседку по столу. Она стояла за другими женщинами. Создавалось такое впечатление, что она старается быть незамеченной.

Олег пересёк весь зал, и, протянув руку к молодой женщине, пригласил на танец. На её щеках вспыхнул румянец, она мило улыбнулась, попросила извинить её, заявив что не танцует, так как вообще не умеет танцевать. Олег не привык так просто сдаваться. Он протиснулся к ней, нежно взял под локоть и стал подталкивать к танцующим, поклявшись, что он сегодня добрый и потому бесплатно научит танцевать. Незнакомка не сопротивлялась. Оказалось, что она на самом деле великолепно танцует, прекрасно владея своим телом. Олег на себе ловил взгляды явно завидующих ему мужчин, отчего его распирала гордость.

Партнёршу звали Милой. Она в санаторий приехала на сутки раньше Олега. Санаторий по настоянию мужа посещает каждые полгода. Во время танцев Олег делал всё возможное, чтобы Миле не было скучно с ним, и чтобы она не поменяла его на другого партнёра. До конца танцев Олег ни на шаг не отходил от Милы, бережно держа её за руку, чему она, на радость Олега, нисколько не возражала.

После танцев Мила не отказалась посмотреть ночной Трускавец, хотя из-за частых посещений его знала очень хорошо. Олег быстро уговорил Милу называть его на ты, так как он из-за своей старости её будет называть только так. Мила звонко рассмеялась и сказала, коль дедушка настроен на такие близкие родственные отношения, то внучка не будет возражать. Вдруг она остановилась, положила маленькие ладошки на грудь Олега, и не моргая, смотря ему прямо в глаза, тихо спросила «Скажи честно, ты что-нибудь неестественное во мне заметил во время танцев?»

Олег, не задумываясь, сказал, что действительно вначале была скована, но потом расслабилась и стала очень красиво танцевать. Мила уже знала, кем и где Олег работает. Услышав ответ, весело засмеялась, а успокоившись, чётко серьёзно произнесла: «Дорогой следователь, как же ты не заметил, что я хромоножка?» Олег мог бы этому не поверить, считая глупым розыгрышем, если бы не появившиеся в глазах Милы слёзы, подтвердившие сказанное.

Олег по-военному сумел за несколько минут рассказать всё о себе самое главное. Через полчаса и он имел полное представление о Миле. Как оказалось, она уже не танцевала несколько лет. Благодарна, что Олег заставил подчиниться его настойчивому приглашению на танец. Мила из простой рабочей семьи. Вышла замуж за однокурсника архитектурного института. Отец мужа крупный государственный деятель. Мать — профессор, преподаёт историю партии в университете города. После окончания института муж быстро поднялся по служебной лестнице. В архитектурном отделе города является ведущим специалистом.

Семья очень обеспечена. Мила нигде не работает. Запрещает муж и его родители. Дома воспитывает маленькую дочку. Ей помогает нянечка. Во время родов Миле занесли инфекцию, от которой делали какие-то уколы. Один из них был сделан неудачно, серьёзно был задет нерв, отчего потянуло ногу. Пришлось делать операцию. Но после лечения стала хромать. Хромота особенно заметна, когда она быстро идёт. Вот потому, направляясь с Олегом в город, попросила идти медленно, чтобы он не заметил её хромоту, которую она, как молодая женщина, очень стесняется.

По этой причине она никогда не ходит на разного рода устраиваемые бомондом города различные мероприятия, банкеты и всевозможные вечеринки с весёлым гуляньем и танцами. Муж вместе с родителями такие мероприятия посещает регулярно без неё. Первое время они её приглашали с собой, но получив от неё пару раз отказ, перестали это делать. И, как ей показалось, с каким-то облегчением. Она себя лучше чувствовала с нянечкой, с которой не нужно соблюдать правила высшего общества и этикет.

Со слов Милы, муж её безумно любит и делает всё возможное, чтобы она и дочь ни в чём не нуждались. Она приезжает в санаторий не для лечения, а для хорошего отдыха на красивой природе. Каждые полгода муж отправляет её в полюбившийся ею Трускавец. Его любовь не знает границ, была уверена Мила. Он готов отправлять её в санаторий, чтобы она отдыхала от нудных домашних забот каждый месяц. Любящий муж выпивает редко, только в деловых приличных компаниях. Когда поздно ночью возвращается домой, хватает её полусонную своими сильными руками и носит по многочисленным комнатам.

Осыпая всё тело страстными поцелуями, говорит, что она самая красивая женщина в мире, за которую всегда готов отдать свою жизнь, и что никогда не смог бы её поменять даже на самую знаменитую голливудскую кинозвезду. Стоя перед нею на коленях, и безумно осыпая ноги страстными поцелуями, клялся всеми святыми, что если когда-нибудь только подумает ей изменить, то от позора и чёрной мысли пустит себе пулю в лоб. Мила призналась, что тоже очень любит своего первого и единственного мужчину. Только она не может так, как он, показывать свои чувства. Врождённая скромность не даёт себя полностью раскрыть.

Она особо благодарна мужу за его постоянные заботу и внимание. Находясь в санатории, старается поменьше общаться с мужчинами, чтобы не подавать им какой-то надежды на близкие санаторные отношения. Олег ей понравился сразу своей мужской настойчивостью и корректностью. Считает, что только такие мужчины, как Олег, после знакомства в санатории, не тащат женщину сразу в постель, как обычно, поступают другие отдыхающие представители сильного пола. Она уверена, что между ними будут только добрые дружеские отношения. К удивлению Олега, в душе он был согласен с таким решением Милы. Ему было достаточно того, что он чуть ли ни месяц будет находиться с такой приятной во всех отношениях женщиной.

С самого утра и до глубокой ночи они ни на шаг не отходили друг от друга. Завтракали, обедали и ужинали за одним столом. Вместе пили трускавецкую воду и принимали одни и те же процедуры. Ходили вместе по магазинам за различными покупками. Посещали городскую танцевальную площадку каждый вечер. Танцевали только друг с другом. В старом загадочном парке города Олег читал самые красивые стихи своего любимого поэта Есенина. Мила их слушала, затаив дыхание. Едва в городе появлялся новый фильм, мчались в кинозал, чтобы потом долго говорить и спорить о режиссуре, музыке и игре артистов. Неоднократно бывали в разных ресторанах города и барах. Особенно любили посещать в лесу по-крестьянски оформленную хату, посредине которой каждый сам для себя жарил шашлыки.

Усталые и счастливые возвращались в санаторий, и расходились по своим люксовским номерам. Два раза Олег в дневное время оставался в номере Милы и засыпал в громадном мягком кресле. Она же засыпала в своей широкой двухспальной кровати. Олег ни разу не пытался переступить черту дозволенного, нисколько не жалея об этом. Многие прибывающие отдыхающие, увидев идущих прижавшихся друг к другу Олега и Милу, считали их влюблённой супружеской парой. Долго провожали завистливым взглядом. Олег обратил внимание, что Мила всё чаще неотрывно стала смотреть в его глаза. При этом нежно поглаживала его лицо, и ему казалось, что она готова к поцелуям.

Однажды Мила с улыбкой спросила, зачем природа наделяет мужчин такими красивыми глазами. Олег не без чувства юмора сказал, что однажды такой вопрос в Трускавце задала одна женщина, а потом с такими же глазами родила дочку. Со всеми подробностями Олег рассказал о себе и Бэле. Печальная история очень взволновала Милу. Он с трудом уговорил её перестать плакать. Рассказывая о где-то существующей родной дочери, Олег сам едва сдерживал всё время подступающие слёзы.

Настал прощальный вечер. Утром следующего дня Мила уезжала домой. После ресторана вернулись в санаторий глубокой ночью. Мила открыла дверь, показывая Олегу рукой в комнату. Они сняли верхнюю одежду, и, не сговариваясь, сели на мягкую кровать. Электричество не стали зажигать. От громадной ярко светящей в широкое окно луны в комнате стоял слабый золотистый свет. Растущая у самого окна громадная ель, время от времени от лёгкого ветерка прижималась к стёклам окна. Полюбовавшись сидящими, она снова выпрямлялась и успокаивалась, делая вид, что ничего не видела.

Но Олега она почему-то раздражала. Ель ему казалась живым существом, подглядывающим за влюблёнными. И это его окончательно сковывало. Оба не произнесли ни слова. Неожиданно Мила стала плавными спокойными движениями снимать с себя всю одежду и, не глядя, бросать на пол. Потом она, также молча легла, закрыла глаза, нащупала руки Олега и настойчиво потянула к себе. Прижав к себе Олега, она стала осыпать лицо жаркими поцелуями с едва слышным мучительным стоном. «Больше не могу, больше не могу останавливать себя, милый», — шептала Мила, прижимая губы к виску Олега.

У Олега хватило терпения только на то, чтобы сбросить пиджак и расстегнуть рубашку. Он ещё никогда в жизни так не целовал ни одну женщину, с которой был в близких отношениях. Счастье и восторг наполняли его душу, сердце и разум. Всё стало плыть перед глазами, когда рывками стал снимать с себя рубашку. Едва он коснулся ремня брюк, Мила с какой-то звериной ловкостью соскочила с кровати и подбежала к окну. Олег впервые обратил внимание на хромоту несчастной женщины. Она не старалась её скрыть и умышленно подчёркивала её. Видимо, ей хотелось таким образом остудить возбуждённого Олега, у которого так стучало в висках, что он голову сильно сжал ладонями, не сводя глаз с точёной фигуры Милы. В это время лапа ели прильнула к стеклу и осталась недвижимой. Мила приложила к стеклу свою ладонь прямо напротив лапы, как-будто прося у неё помощи.

Через мгновение, обхватив плечи руками, она резко повернулась к Олегу, нисколько не стесняясь своей наготы. Ровным голосом стала просить Олега, чтобы он немедленно ушёл. «Ты пойми, — переходя с шёпота на крик, говорили Мила, — я люблю своего мужа, он безумно любит меня. Он никогда ничего не сделал плохого мне. От него я вижу только заботу и честную любовь, которую я не могу предать. Если бы сейчас что-то случилось, я бы себя проклинала всю жизнь. Я бы не могла жить с таким тяжким грузом. Не смогла бы жить и скрывать свою подлость. Но если бы решилась во всём ему признаться, знаю точно, что он этого не смог пережить. Умоляю тебя помочь мне. Уйди! Уйди немедленно!» Олег с трудом поднялся с кровати, небрежно в руки забрал свои вещи и заплетающимися ногами полураздетым вышел из номера Милы. Не пугало, что в таком виде его может кто-нибудь увидеть.

Олег всю ночь не смыкал глаз. Утром он не стал даже бриться. Только долго держал голову под струей холодной воды из крана. Не пошёл и на завтрак в столовую. Он хорошо знал, что до отхода электрички, на которой должна была уехать Мила оставалось полтора часа. Одевшись, направился на вокзал. По дороге купил три красивых белых розы, как символ чистоты. К своему удивлению на перроне увидел одиноко стоящую Милу с двумя громадными чемоданами. Она стояла плотно прижавшись к стене, не сводя глаз с пасмурного неба.

Олег не знал, подойти ли к Миле, что могло нарушить, может быть, наступивший у неё душевный покой. И только когда была объявлена посадка, он вышел из своего укрытия и твёрдым шагом направился к такой красивой, такой странной, но такой близкой женщине. Мила, увидев его, протянула руки, и прихрамывая, быстрым шагом пошла ему навстречу. Она крепко обвила шею Олега нежными руками и припала к губам. Они не сказали друг другу ни слова. Молча занесли в вагон чемоданы и молча вышли на оставшиеся до отхода электрички пару минут.

Мила, не обращая внимание на любопытных, положила руки на плечи Олега, крепко прижав голову к груди. Она беззвучно плакала. Сквозь слёзы, не поднимая головы, горько прошептала: «Олеженька, дорогой, если можешь, прости. Не держи на меня зла. Может быть, когда-нибудь я пожалею о своём поступке. А сейчас мы расстаёмся с чистой совестью, не взяв грех на душу. Ты славный мужчина. Таких женщины, даже замужние, не забывают никогда. И я при всей любви к мужу буду тебя помнить всю оставшуюся жизнь». Она подняла лицо, ладошкой смахнула слёзы, быстро поцеловала в губы и быстро зашла в вагон, даже не оглянувшись. В руках она сжимала три белых розы — символ чистоты.

***

Олег очнулся от слов Милы, дошедших сквозь пелену воспоминаний: «Боже! Олег, милый, ты совсем не изменился. А главное, не изменились твои глаза с отблеском стали. Как я рада видеть тебя». «А ты стала ещё красивее. Не зря я когда-то тайно влюбился в тебя», — прошептал Олег и протянул руки Миле. Она стала их ласково поглаживать, не спуская глаз с Олега. За полчаса, остававшихся до отхода поезда, на котором уезжала Мила, она коротко рассказала о себе. В тот год, когда она возвратилась из санатория, муж откровенно ей признался в том, что давно любит другую женщину, которая родила ему мальчика. Расставание было спокойным.

Только Мила стала красить волосы, так как они поседели за одну ночь. Живёт с дочкой в прекрасно обставленной квартире, купленной заботливым бывшим мужем. Работает по своей специальности. По традиции раз в году на пару недель приезжает в Трускавец, чтобы отдохнуть и вспомнить счастливые дни, проведенные с человеком, который ей, хромоножке, вселил в себя уверенность. И вот он, как в сказке, сидит перед ней. Замолчав, она глянула на часики, украшенные мелкими бриллиантиками, и заспешила к поезду.

Они стояли у её вагона, крепко обнявшись. Олег неожиданно для себя достал из внутреннего кармана куртки купленную им в родном городе на вокзале газету с его последним рассказом и протянул Миле: «Возьми на память мой рассказ «Встреча», чтобы почаще вспоминала меня». Раздался гудок, поезд тронулся. Мила, как девчонка, легко вспрыгнул на ступеньки вагона, умудряясь при этом мило улыбаться Олегу и помахивать газетой. Олег сначала застыл, а затем сорвался с места и побежал за поездом, который казалось вот-вот догонит.

Когда понял, что набирающий скорость поезд не в силах догнать, резко остановился и что силы закричал ему вслед на весь перрон: «Мила! Напиши мне! Я люблю тебя!» В ответ услышал только безжалостно удаляющийся стук колёс мчащегося вдаль локомотива, сверкающего на солнце своими чистыми окнами. У сильного крепкого мужчины потекли слёзы, которые он не пытался скрыть от тех, кто попадался на его пути. Прохожие с удивлением пожимали плечами.

Дома Олег сказал матери, что теперь знает, какую ему искать жену. И он обязательно найдёт такую, которая будет похожа на встретившуюся в жизни чудесную и незабываемую милую женщину Милу. Мать недоверчиво посмотрела на Олега и сказала, что было очень хорошо, если бы бог ему помог в этом. Иначе она заставит его усыновить чужого ребёнка, чтобы у неё наконец появился внук. Она ласково погладила начинающие седеть волосы Олега.

Он всё больше и больше загружал себя работой, чтобы не так часто вспоминать Милу. Сейчас, если он начинал думать о женщинах, то перед ним тут же появлялся образ Милы. Ночами ему снилось, как на вокзале, протянув руки с газетой и белыми розами ему навстречу, слегка прихрамывая, бежит Мила. Когда он уже был готов обнять её и расцеловать, она исчезала. Он оставался стоящим с протянутыми руками, готовыми обнять пустоту. В этот момент он просыпался, весь в поту вскакивал с постели и шёл на кухню покурить, глядя на начинающие меркнуть за окном звёзды. Олег смотрел на небо до тех пор, пока на нём ни оставалась только одна звёздочка. Он называл её Милой. Никак не мог простить себя, что так и не взял у неё домашний адрес и номер телефона. Он даже не знал её фамилию.

В секретариат Олег зашёл по звонку о том, что ему пришло письмо. На конверте был указан только его город и два слова «следователю…» Почерк был незнакомым. «Очередная жалоба», — подумал Олег, не спеша разорвать конверт. Письмо было коротким. По привычке сначала глянул на окончание письма. Увидев «я люблю тебя, милый», Олег бросился целовать удивлённую секретаршу, вручившей ему бесценное письмо.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Воспитание души

Вера КОВАЛЕНКО

Гражданская война: крымские страницы истории

Любовь ТАРАХТИЙ

Как я приобрёл кроссовки

Игорь НОСКОВ

Оставить комментарий