Крымское Эхо
Архив

«Гараж» по-симферопольски

«Гараж» по-симферопольски

Знаменитый фильм Рязанова «Гараж» был снят 32 года назад, во времена советского застоя. Но сатирические события фильма не только не потеряли актуальности в наши дни, но выглядят порой даже более бледно, чем то, что происходит иногда в нашей демократической, бодро шагающей в Европу, стране.

Так, 24 сентября, на общем собрании членов гаражного кооператива «Автолюбитель» пострадал журналист издания «Крымский телеграф» <b>Владислав Сергиенко</b>.

На территории ГСК много сервисов


— Председатель кооператива Владимир Куцко сначала пытался грубо вытолкнуть меня и нашего фотографа из коридора администрации ГСК, когда после собрания мы пришли брать у него интервью, — рассказывает Владислав. — Когда я представился, он просто выкрикнул мне: «Пошли вон!», а потом начал толкать. Мы пытались сопротивляться, упираясь ногами, но Куцко был тяжелее нас двоих. А когда я получил от Куцко больно по почкам, то вылетел прямо на улицу и налетел на пожилую женщину, которая там стояла. После этого охрана к председателю нас не допускала. Почки у меня болели до вечера, потом боль прошла, и я не стал обращаться к врачам. Но в милицию обратился, оставив в Центральном РОВД Симферополя соответствующее заявление.

На общее собрание членов ГСК нас пригласили члены кооператива, недовольные деятельностью Куцко. Люди жаловались на то, что председатель сдал в аренду множество участков земли кооператива, не спрашивая его членов, и что теперь на территории ГСК масса посторонних сервисов, а значит, заезжает, кто хочет и когда хочет — охрана всех пропускает, а также на то, что председатель повышает взносы, не принимает членские взносы с людей, а потом объявляет их неплательщиками.

Вот так выглядит будка администрации. Это те самые
ворота за 20 тысяч гривен?»


На этом собрании, по планам Куцко, его должны были снова избрать председателем. Но само собрание было нелегитимным, так как собралось менее 50% членов ГСК, ведь в кооперативе 700 гаражей, а на собрание пришло порядка 130 человек. Причем, часть из них были представителями арендаторов, которые голосовать вообще не имеют права.

Голосование проходило прямо на улице. Проводилось оно экс-председателем Куцко, так как его полномочия официально закончились еще в июне 2009 года, и фактически два года он «правил» незаконно. Куцко лишил права голосования неплательщиков, хотя они также имели право голосовать. Он бегал с рупором и кричал, что, раз они не платят, значит, они — не члены кооператива. Хотя исключить из кооператива может только общее собрание, а не один-единственный председатель.

 

Работа кипит и большегрузы выезжаютиз ГСК,
предназначенном для легкового автотранспорта членов кооператива


Да и сам процесс голосования вызвал у меня большие сомнения в том, что и голосовали, и считали справедливо. Люди просто поднимали карточки и их якобы пересчитывали. Никаких отчетов Куцко в письменном виде собранию не представлял, просто устно рассказал о том, куда и сколько потратил — например, шлагбаум обошелся в 15 тысяч гривен, а новые ворота — в более чем 20 тысяч, на ремонт же кровли многоэтажного здания у него ушло порядка полутора миллионов.

Вопрос о повышении взносов на голосование председателем не выносился. Он просто объявил, что вынужден всех расстроить и повысить взносы. Также он накинулся на тех шестьдесят неплательщиков, которые, по его словам, должны были около 900 тысяч гривен.

Мы подсчитали: чтобы столько задолжать, каждый из этих людей должны были не платить за гараж в течение 20 лет, хотя плата 2006 году составляла 144 гривны в год, в 2007 и 2008 — 168 гривен, в 2009 году — 240, в 2010 и в 2011 — 300 гривен.

Подписи свидетелей о том, что Куцко не берет взносы»

— Куцко незаконно внес в Устав пункт, согласно которому, если человек не платит членские взносы пять месяцев, то ему начисляется пеня в размере сумм вступительных и членских взносов, то есть порядка тысячи гривен, — рассказывает член ГСК Игорь Буйневич. — И эта сумма возрастает каждые несколько месяцев. После того, как я написал обращение в прокуратуру на деятельность Куцко, он перестал принимать у меня членские взносы и за три года насчитал мне десять тысяч гривен долга.

А началось все с того, что после очередного повышения взносов на содержание гаража в апреле 2009 года я попросил Куцко предоставить мне протокол общего собрания кооператива, на котором было утверждено повышение. Куцко тянул, никаких протоколов не показал, тогда я обратился к нему письменно. Уже в мае 2009 года он заявил, что никаких документов не предоставит, так как я в течение пяти месяцев не платил за гараж, и уже не являюсь членом ГСК.

Для защиты своих прав я обратился в прокуратуру Центрального района города. С тех пор переписка с милицией, налоговой и прокуратурой длится три года. Я много раз пытался уплатить членские взносы, посылая их даже почтовым переводом лично на Куцко, но он перевод не взял. Также я пытался заплатить ему при свидетелях, он отказался, подписи свидетелей у меня есть. А 20 августа текущего года, когда я пришел в свой гараж, то обнаружил на воротах другой замок. Возвратившись на проходную, я встретил Куцко, который заявил, что повесил свой замок, поскольку я являюсь неплательщиком.

 

Когда Буйневич посылал Куцко письма с уведомлением,
то они возвращались


Подчеркну, что никакого расчетного счета для оплаты членских взносов Куцко людям не сообщает, все деньги, включая гигантские суммы накрученного долга, он предлагает заплатить ему лично в руки. Никаких отчетов о том, куда эти деньги потом деваются, он также никому не показывает. Я уж не говорю об арендаторах, которых он расплодил на территории ГСК — тут и мастерские автосервисов, площадки по продаже леса и металла, производство металлопластиковых окон, мебели, на крыше кооператива размещены базовые станции операторов мобильной связи. Вот они деньги наверняка перечисляют на расчетный счет.

Какие это суммы и куда они деваются — такая же тайна за семью печатями, как и расчетный счет кооператива. В марте 2009 года Владимир Куцко написал заявление в милицию о том, что у него украли все документы о финансово-хозяйственной деятельности кооператива. Но прошло два с половиной года, и документы, в том числе подаваемые им в налоговую, Пенсионный фонд, он вполне мог бы предъявить.

На следующий год члены ГСК «Автолюбитель» будут платить за свой гараж 62 гривны в месяц, это более 750 гривен в год. Автор этих строк платит за трехкомнатную квартиру своей семьи чуть более 48 гривен в месяц. Сравнение площадей полноценной квартиры и небольшого гаража явно не в пользу последнего. Поэтому нам понятен интерес членов кооператива, на каком основании повышаются взносы и на что расходуются. Тем более, что, согласно статьи 12 Закона о кооперации, каждый член кооператива имеет право принимать участие в хозяйственной деятельности кооператива и в его управлении.

Копия заявления Куцко в Стол находок о пропаже
(как говорит Буйневич — краже) всех документов ГСК в 2009 году»


— Я всегда платила аккуратно, а тут так получилось, что не смогла его застать, сколько ни приезжала в гараж, — жалуется Антонина Устинова. — Человек я пожилой, мне 70 лет, бегать за председателем не могу, поэтому, когда услышала про собрание, принесла деньги, чтобы заплатить неуплату да и за будущий год вперед. Однако деньги председатель брать отказался, предложил мне прийти в понедельник 26 сентября, так как в день собрания ему было некогда.

Но что это было за собрание! Председатель в мегафон на всех кричал, только он мог говорить, только он диктовал. Не было никакого президиума, никого не избирали, никакой ревизионной комиссии, которая бы проверила его деятельность, сколько было поступлений, куда израсходовали. Когда ему говорили, что надо выбрать президиум, он кричал: «У нас все есть».

Когда ему стали задавать вопросы о том, что он сделал с землей, он просто затыкал людям рот репликами: «Да пошел ты, да отстань, да тебя никто не спрашивает, да заткнись!», вот так он отвечал людям, которые старше его. Были отдельные лица, которые голосовали с мандатиком, но людей с мандатиками было намного меньше, чем тех, кто был без мандатика.

Когда же я пришла к нему в понедельник утром, чтобы заплатить взносы, он насчитал мне 4800 гривен долга и мои взносы принять отказался, пока я не погашу долг. Прямо из его кабинета я пошла в прокуратуру и написала заявление. Помогите нам, пожалуйста, у нас просто отнимают наши гаражи! Это же настоящий рейдерский захват!

 

Начало письма Тамары Будковской в прокуратуру


Мы, конечно, все понимаем, и сами считаем, что со злостными неплательщиками надо бороться. Но вот являются ли таковыми бабушки, которые заболели и не успели уплатить вовремя взнос? Или же если человек срочно уехал и не имел возможности вовремя заплатить? Да мало ли какие бывают у людей обстоятельства… Да и финансовые, и отчетные документы кооператива должны быть в порядке и доступны всем его членам. Тогда бы не было всех этих исков и писем в прокуратуру против председателя, и царил бы в ГСК мир да покой.

— Два года назад, 8 ноября, умер мой отец, он был членом ГСК «Автолюбитель» с 2003 года и постоянно пользовался гаражом, — рассказывает Алексей Будковский. — Вскоре после его смерти я пришел к Куцко и сообщил ему, что моя мать хочет вступить в права наследования и начать пользоваться гаражом. На что Куцко тут же ответил, что у отца был долг восемь тысяч гривен. Я был крайне удивлен и попросил объяснений и документальных подтверждений, на что он мне ответил, что это — долг плюс штрафные санкции и что никаких документов он мне показывать не собирается, что это наше дело — доказывать, что мы платили.

Через неделю мы пришли с мамой, тогда он нам сказал, что долг уже шесть тысяч, который отец якобы накопил за два года с 2007 по 2009. Точная сумма долга, по словам Куцко, составляла 875 гривен, а штрафные санкции — 5207 гривен (итого 6083 гривен.). На вопрос о документальном подтверждении долга (бухгалтерские книги, выписки, квитанции на оплату и т.д.) Куцко заявил, что, так как мы не являемся членами кооператива, то никаких документов он нам показывать не собирается. А вот задолженность, по его словам, мы должны были передать ему лично в руки и ни в коем случае не перечислять на счет кооператива. В случае отказа Куцко угрожал продать наш гараж.

Мы пытались обратиться к нему письменно, приносили ему заявления, требуя предоставить документальные подтверждения долга, но ничего от него так и не дождались, даже в течение судебного процесса, который мы вынуждены были затеять, чтобы мама стала членом кооператива. Суд длился где-то год, судья принял решение, как я считаю, в нашу пользу, подтвердив право Будковской Тамары Ивановны на право быть принятой в члены кооператива.

Куцко, однако, нас в ГСК не собирался принимать, и только под нажимом судебного исполнителя, который пригрозил Куцко штрафами, он написал приказ о вступлении мамы в члены кооператива, и ей были выданы членская книжка, техпаспорт на гараж, и Куцко принял у нас вступительный взнос в размере минимальной зарплаты. Но членские взносы он у нас опять отказался принимать и просто выставил нас из своего кабинета, несмотря на присутствие свидетеля, с которым я пришел. Устно он нам заявлял, что сейчас он нас принимает в члены кооператива, а потом все равно исключит.

Мы вынуждены были обратиться в прокуратуру, написав, что Куцко не принимает у нас членские взносы, искусственно создавая ситуацию задолженности, за которую нас можно было бы исключить из кооператива. К сожалению, из прокуратуры нам пришел чисто формальный ответ, в котором говорилось, что у нас есть долг и что нарушение Куцко состоит только в том, что он не отвечал на наши запросы. Я пошел в прокуратуру, так как у меня есть доверенность от мамы, и выяснил, что информация о нашей задолженности базируется только на письменном объяснении Куцко, никаких документов он не предъявлял. Позднее он прислал нам письмо об исключении мамы из членов кооператива за долги. То есть получается замкнутый круг: деньги у нас намеренно не принимают и исключают за долги.

На общее собрание, которое состоялось 24 сентября, я пришел с документами, собирался выступить, изложить свою точку зрения, но нас Куцко даже отказался регистрировать, как и других неугодных ему людей. Он руководил там всем, кричал в мегафон, фактически затыкая всем рот. А потом Куцко просто исключил маму в числе списка из шестидесяти членов кооператива.

В фильме Рязанова «Гараж» списком пытались исключить не шестьдесят человек, а всего лишь четырех. Тогда возмущенная героиня Лии Ахеджаковой заперла дверь и выбросила ключ, и членам кооператива пришлось все-таки рассмотреть все кандидатуры, и в процессе обсуждения всплыли нелицеприятные факты деятельности правления — в состав кооператива были приняты «блатные» люди, ставшие пайщиками кооператива за взятку или по протекции, такие, как директор рынка и сын ответственного товарища. Тогда вся страна хохотала над злоключениями экранных членов ГСК. В нашей истории все пока закончилось куда менее весело — многих членов ГСК исключили списком, журналиста грубо вытолкали из кабинета, оскорбили и побили.

 

Фото ГСК «Автолюбитель» предоставлены Игорем Буйневичем

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Глобализация как фактор внутриконфессиональных противоречий

.

Через тернии — к звездам!

Олег РОДИВИЛОВ

Большие разницы

Татьяна ГЛЕБОВА