Крымское Эхо
Севастополь

Флотораздел: сохранить ЧФ для России! Часть 2-я

Флотораздел: сохранить ЧФ для России! Часть 2-я

К 30-ЛЕТИЮ СОБЫТИЙ НА ЧЕРНОМОРСКОМ ФЛОТЕ, В СЕВАСТОПОЛЕ И КРЫМУ В 1991-1992 ГОДАХ

Начало см. здесь

В начале августа в Севастополе и на Черноморском флоте побывал Председатель Верховного Совета УССР Л.М. Кравчук (в недавнем прошлом – главный идеолог Компартии Украины, в скором будущем – президент Украины). В сопровождении Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота В.Н. Чернавина, Председателя Верховного Совета Крымской АССР Н.В. Багрова, командующего Черноморским флотом адмирала М.Н. Хронопуло он побывал на борту флотского флагмана – противолодочного крейсера «Москва».

После встречи с экипажем Л.М. Кравчук написал:

«Морякам Черноморского флота хранить и приумножать славу, традиции героического флота. Украина будет делать все для укрепления флота».

Ничего особенного в этих словах нет. Однако со временем они приобрели, мягко говоря, своеобразный оттенок. Особенно с учетом того, что, став главой независимой Украины, Кравчук неоднократно заявлял, что военный флот молодой украинской державе вроде бы и не нужен. Но вскоре это мнение стало полностью противоположным…

ПОВОРОТНЫМИ В ЖИЗНИ СТРАНЫ и Вооруженных Сил стали дни 19-21 августа 1991 года. Главные события, связанные с ГКЧП, разворачивались в Москве и, как кому-то сегодня не покажется странным, в Севастополе и Крыму. В них было вовлечено руководство Крыма и Севастополя. Не остался в стороне и Черноморский флот, в зоне ответственности которого прямо или косвенно находились объекты государственного значения, начиная от расположенного на территории Севастополя аэродрома сил ПВО Бельбек с «правительственной» полосой и заканчивая объектом «Заря» – новейшей дачей Президента М.С. Горбачева, ударными темпами построенной в Форосе, находящейся рядом с Городом-Героем.

С 4 августа М.С. Горбачев пребывал в Крыму на отдыхе, события, связанные с ГКЧП, в Москве происходили без его непосредственного участия. Однако Севастополь и Форос стали теми местами, без которых воплощение «сценария переворота» было бы невозможно. События развернулись здесь ещё до того, как происходящее стало делом публичным, было обнародовано.

По большому счету, именно с событий «августа-91» началась растянувшаяся на насколько лет «эпопея флотораздела» – годы непростой, тяжелой и противоречивой борьбы за сохранение южного военного флота страны для России. Происходил процесс раздела Черноморского флота бывшего СССР между ставшими независимыми Украиной и Российской Федерацией, определения нового статуса российской части флота и наполнения его конкретным содержанием.

Одновременно с этим началась «Третья оборона» Севастополя – главной базы Черноморского флота, города, всегда имевшего особый статус при различных режимах и политических системах. Города, созданного Русским флотом, и существовавшего для флота Отечества. Севастополь, в котором, несмотря ни на что, остался Российский флот, стал локомотивом, увлекшим за собой весь Крым из трясины «рая» украинской «незалежности». Корабль Русской Тавриды направили в родную гавань моряки-черноморцы. А все началось в приснопамятном 91-м…

В соответствии с публикациями, появившимися накануне всем известных событий, 16 августа, в пятницу, на одном из спецобъектов КГБ СССР в Москве состоялась встреча Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Т. Язова и Председателя КГБ В.А. Крючкова, на которой обсуждалась ситуация в стране. 17 августа на том же объекте прошла встреча в том же составе, на которую был также приглашен Председатель Правительства СССР В.С. Павлов.

На ней было решено направить группу членов Политбюро ЦК КПСС в Форос, чтобы с Михаилом Горбачёвым вопрос о немедленном введении чрезвычайного положения и не подписывать новый Союзный Договор без проведения дополнительного референдума.

Командующий Черноморским флотом той поры адмирал М.Н. Хронопуло вспоминал:

Командующий ЧФ адмирал Хронопуло

 «Подошла суббота, и рано утром мне позвонил Министр обороны и передал приказание встретить и проводить Главкома Сухопутных войск генерала армии В.И. Варенникова, а также передать приказание Главкому ВМФ адмиралу флота В.Н. Чернавину (он отдыхал в Крыму – Ред.) позвонить Министру обороны. Звонок был в 11.10.».

 Михаил Николаевич Хронопуло (3.09.1933–10. 04. 2012) – опытный военачальник и авторитетный руководитель, командующий Черноморским флотом (1985-1991), адмирал. Был обвинен в поддержке ГКЧП, отстранен от должности в сентябре 1991 г., уволен со службы 17 марта 1992 г. Представитель Правительства Автономной Республики Крым в Москве (1999-2003).

Адмирал Хронопуло вспоминал:

 «Начинаем с 18 августа. Мне позвонил командующий 8-й отдельной армией ПВО генерал-лейтенант М.А. Лопатин и доложил, что группа ответственных лиц во главе с Главкомом Сухопутных войск генералом армии Варенниковым прилетает из Москвы в 15.30 на аэродром Бельбек. Памятуя о том, что Министр обороны приказал мне встретить эту группу, я пораньше отправился на Бельбек».

Из воспоминаний находившегося в то время на отдыхе в Крыму Главнокомандующего ВМФ СССР адмирала флота В.Н. Чернавина:

 «18 августа в 11 утра мне позвонил из Москвы Министр обороны Д.Т. Язов и сказал:
– Сегодня вечером на бельбекский аэродром прилетит Варенников. Повидайся с ним. Он тебе расскажет об обстановке в Вооруженных Силах и стране.
Это был не приказ, это было как бы частное пожелание, просьба, поэтому на Бельбек я приехал в том виде, в каком прогуливался по аллеям Ореанды. Потом, когда мне пришлось давать показания следователю, я ему так и заявил: «На путч прибыл в шортах и сандалиях без задников…» Хорошо, что у него хватило чувства юмора».

 Владимир Николаевич Чернавин (родился 22 апреля 1928) – Герой Советского Союза, адмирал флота, один из прославленных подводников, создававших подводный атомный флот. Последний Главнокомандующий ВМФ – заместитель Министра обороны СССР, затем – командующий ВМФ – заместитель Главнокомандующего ОВС СНГ, первый Главком ВМФ России. С 25 августа 1992 г.– в распоряжении Министра обороны РФ. С 2011 года – ведущий аналитик Управления генеральных инспекторов Министерства обороны Российской Федерации.

В 13.00 первый заместитель Председателя Совета обороны СССР О.Д. Бакланов, секретарь ЦК КПСС О.С. Шенин, заведующий Общим отделом ЦК КПСС, руководитель Аппарата Президента СССР В.И. Болдин, генерал армии В.И. Варенников и начальник 9-го управления КГБ Ю.С. Плеханов вылетели с аэродрома «Чкаловский» на самолёте Ту-154, закреплённом за Министром обороны, в Крым для переговоров с Президентом СССР. Цель – заручиться его согласием на введение чрезвычайного положения.

Около 17 часов они встретились с Горбачёвым, однако тот напрямую отказался дать им своё согласие. Как вспоминал генерал Варенников, Горбачёв всё же не возражал против введения чрезвычайного положения, лишь только не хотел сам принимать такое решение:

«То есть он давал добро на эти действия, но сам объявлять это положение не желал».

М.С.Горбачев закончил встречу рукопожатиями и словами:

«Чёрт с вами, делайте, что хотите, но доложите мое мнение».

Эти слова Президента СССР приехавшие расценили как фактическое согласие на введение в стране чрезвычайного положения при одновременном желании Горбачева остаться в стороне от принятия такого решения. Пожав друг другу руки, на том и расстались…

Пока группа из Москвы находилась в Форосе, командующий Черноморским флотом съездил в Севастополь за приехавшим с женой из санатория «Нижняя Ореанда» адмиралом флота Чернавиным. Адмирал Хронопуло вспоминал:

«Главком предположил сразу, что в таком составе прибывшая группа явно едет для разговора с Горбачевым по подписанию Союзного Договора, о котором было объявлено в телеобращении 2 августа, а 3 августа напечатано в газете «Правда». Так ка времени до 17.00 оставалось мало, мы решили поехать на аэродром Бельбек…

Недавно на аэродром прибыли командующий ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск маршал артиллерии В.М. Михалкин, командующие Прикарпатским военным округом генерал-полковник В.В. Скоков, Киевским военным округом генерал-полковник В.С.Чечеватов, Одесским военным округом генерал-полковник И.С. Морозов, первый заместитель Министра внутренних дел СССР генерал-полковник Б.В. Громов.

Примерно к 18 часам прибыла группа, которая ездила на «Зарю» для встречи с Горбачевым. Группа, не останавливаясь, прошла в самолет, и он стал готовиться к вылету. Когда самолет взял курс на Москву, подошел Чернавин, до этого разговаривавший о чем-то с оставшимся Варенниковым. Главком сообщил, что М.С. Горбачев заболел и на подписание Договора не поедет».

18 августа, в воскресенье, около 20.00 вице-президент СССР Г.И. Янаев прибыл в Кремль, где прошла встреча с группой членов Политбюро, вернувшихся из Фороса от Горбачёва. «Машина ГКЧП» закрутилась…

События в Москве развивались с калейдоскопической быстротой, Черноморский же флот находился в состоянии напряженного ожидания: что будет дальше?

Из воспоминаний ветерана морской пехоты Черноморского флота А.Б. Кочеткова:

 «С конца августа 1991 года, пожалуй, самым популярным вопросом был такой: «Где вы были и что делали 19 августа?» Рано утром в этот день, где-то часов с шести, я вместе с офицерами управления находился на стрельбище бригады морской пехоты в районе севастопольской Казачьей бухты. Мы должны были отстреляться в ходе подготовки к ГИМО – инспекция на флоте должна была начаться со дня на день. Смотрим: едет дежурная машина. Вышедший из неё прапорщик, как бы в шутку говорит:

– А вы что тут делаете? Страны уже нет! Сбор – на плацу.

Мы запрыгнули в кузов автомобиля, поехали…

На плацу строится бригада, все – в полной выкладке, с оружием. Тут – командование, в часть по «экстренному вызову» прибывают офицеры и прапорщики. Я быстро сбегал домой – живем тут же, рядом. Взял «тревожный вещмешок» – ранец десантника. Жена волнуется. А по телевизору – «Лебединое озеро»…

В то время, как раз накануне, я только вернулся из Киева с 6-х Курсов повышения квалификации политсостава. Был направлен на учебу с должности заместителя начальника политотдела берегового ракетного полка, куда пришел из морской пехоты, с должности пропагандиста. Между тем происходили метаморфозы – были образованы военно-политические органы, создавались партийные комитеты. В марте 91-го меня избрали секретарем парткома соединения морской пехоты, в которое когда-то, в 1979-м, пришел служить. Так что я прибыл на новую должность, но людей в части знал хорошо.

По всему чувствовалось: происходит что-то неординарное, в воздухе буквально висело напряжение. Офицеры шутили: «Всё – в норме. Готовы сдать партийные взносы…

Приехавший начальник Береговых войск флота генерал-майор В.И. Романенко, командир бригады полковник А.Н. Кочешков кратко проинформировали о происходящих событиях, основываясь на официальной информации. Задачу сформулировали так: необходимо обеспечить порядок и спокойный ход жизни в местах дислокации, не допустить каких-либо провокаций. После этого личный состав стал заниматься, в общем-то, повседневными делами, находясь на территории военного городка на казарменном положении.

В этот же день где-то рота–полторы на БТРах под командованием начальника оперативного отделения штаба Береговых войск полковника А.Н.Ковтуненко убыла на Бельбек для охраны аэродрома».

 Александр Борисович Кочетков (родился 29 марта 1954) – полковник запаса, севастополец, чья офицерская служба прошла на Черноморском флоте. В 1991г. – секретарь парткома 810-й отдельной бригады морской пехоты, майор. Пик военной карьеры – должность заместителя начальника Береговых войск ЧФ по работе с личным составом. В настоящее время – заместитель исполнительного директора Института стран СНГ в Севастополе.

 Наступило 20 августа. В этот день «маятник путча» качнулся в сторону окружения Ельцина. К исходу вторника гэкачеписты стали стремительно терять инициативу…

Корабли еще неразделенного флота

В 8.45 адмиралу Хронопуло позвонил Главком, который сообщил: ГИМО переносится на следующий год. Корабли и военнослужащих из района полигона у горы Опук надо вернуть в места дислокации. Необходимо готовиться к зиме, участвовать в сельхозработах, строительстве. Вместе с тем, необходимо помнить: происходящее в стране нас касается и нам следует выполнять указания Министра обороны; главное – обеспечивать боеготовность и боеспособность флота, поддерживать его техническое состояние, порядок, готовить силы; надо обеспечить полноценную повседневную деятельность.

Как оказалось, утром 21 августа Министр обороны СССР Д.Т. Язов отдал приказ вывести из Москвы все части, введенные в столицу 19-го числа, в места постоянной дислокации. Накануне, 20 августа, в 17.00 Президент России Б.Н. Ельцин издал указ о временном принятии на себя обязанностей Главнокомандующего Вооружёнными Силами на территории РСФСР. Народный депутат, председатель Государственного комитета РСФСР по оборонным вопросам генерал-полковник К.И. Кобец был назначен Министром обороны РСФСР (должность была упразднена 9 сентября 1991 г., до этого Кобец был начальником войск связи Вооружённых Сил СССР – заместителем начальника Генерального штаба ВС СССР).

В это же утро на совещании у и.о. Президента СССР Г.И. Янаева было решено направить делегацию в Форос к М.С. Горбачёву. Около 16.00 Президиум Верховного Совета СССР под председательством глав палат Союзного парламента принял постановление, в котором объявил незаконным фактическое отстранение президента от исполнения его обязанностей и потребовал от вице-президента отмены указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении как юридически недействительных с момента их подписания. В16.52 Вице-президент РСФСР А.В.Руцкой и Премьер-министр И.С.Силаев вылетают в Крым.

Из воспоминаний ветерана морской пехоты Черноморского флота А.Б. Кочеткова:

 «21 августа бригада была построена на плацу. Выступил начальник военно-политического отдела подполковник В.В.Черевко (впоследствии он ушел служить на Украину). Затем он обратился ко мне со следующим поручением. Так как в свое время, будучи пропагандистом политотдела, я выполнял обязанности нештатного спецпропагандиста, в том числе имел опыт эксплуатации оборудованной на базе БРДМ звуковещательной станции ЗС–7Б, мне была поставлена выдвинуться на этой машине на Бельбек в составе колонны. В общем, нужно было прибыть на аэродром. Там я оказался где-то к полудню.

Более–менее четко уже на Бельбеке задачу сформулировал генерал-майор Романенко: выбрать позицию таким образом, чтобы трансляцию станции было слышно на как можно большей площади. По команде нужно было обратится к прибывшим на самолете, приземление которого должно было состояться. Устойчивая передача станцией велась на дистанции до 4,5 км на пересеченной местности. Поэтому я расположил ЗС примерно в центре полосы у РСП (пункта радиолокационной системы посадки).

Откровенно говоря, не было понятно, что и кому я должен был говорить, но Романенко выразился в том смысле, что «сам знаешь, что в подобных случаях сказать…». Мол, прилетит некий самолет, сядет, посмотрим, кто прибудет, надо будет что-то вещать… Мы оба понимали, что «путчи» не каждый день случаются, потому рассмеялись: выберемся как-нибудь из этой довольно нелепой ситуации.

К этому времени в районе аэродрома было сосредоточено до 500 морских пехотинцев: были они на подходах, рассредоточены в виноградниках, у рулёжных дорожек, у моря, у уреза воды. Все с вооружением, в том числе были получены новейшие по тем временам гранатометы «Шмель», из которых мы до этого даже не стреляли. У бойцов разведбата были даже ПЗРК. В начале полосы были размещены топливозаправщики, очевидно, с тем, чтобы не допустить несанкционированного приземления какого-либо «борта». Все находились в состоянии ожидания, решая задачу по недопущению в район аэродрома посторонних. Как бы номинально руководил действиями заместитель начальника Береговых войск полковник В.М. Черномуров, хотя здесь же находился генерал Романенко.

Через какое-то время поступила информация, что на аэродром прибыли командующий флотом адмирал Хронопуло, Председатель Верховного Совета Крыма Багров. Тут в небе появляется самолет, который уходит на второй круг. В это время персонал подразделения аэродромного обслуживания разблокировал ВПП, убрав топливозаправщики.

Смотрим: садится Ил-62 с надписью Soviet Union на борту. Тут же комбриг полковник А. Кочешков, усмехнувшись, снимая бронежилет, произносит: «Судя по всему, сегодня пострелять не дадут…». Все – при оружии, с боеприпасами, я – без ничего. Тут мне дают кусок белой простыни, привязываю её к антенне и выдвигаюсь в сторону самолета, который подрулил к правительственному зданию. Задача: понять, кто прилетел, хотя предварительно было сказано, что вроде бы прилетает Язов.

Так и случилось: открывается дверь самолета, первым выходит Министр обороны. Он как бы несколько не в себе: фуражка сдвинута на бок, узел галстука не на месте… К нему уже направились Хронопуло, Багров, Романенко, который мне машет: мол, уезжай…

После того, как группа из Москвы уехала, напряжение несколько спало, хотя ту же задачу продолжали решать. Пообедали в летной столовой, ребята принесли виноград, пробуем что-то поймать по радиоприемнику, но никаких новостей нет. Тут поступает информация, что из Москвы летит Ту-134 с Руцким на борту, с ним политики, священники, журналисты.

 Вскоре появился самолет, который с первого захода сел. Никто ему не препятствовал, мы никаких действий не предпринимали. Издалека было видно, как они уехали. Вернулись они к полуночи. Как оказалось, улетал в Москву М.С. Горбачев. Вскоре взлетел Ту-134, потом Ил-62. Затем и мы снялись и убыли в расположение бригады, где-то к 4-м утра были в Казачьей.

Каково же было мое удивление, когда на следующий день Руцкой рассказывал о том, как он, тревожась, ощупывал свой пистолет на боку…»

Раньше Руцкого самолётом для переговоров с Горбачевым вылетели и к 17.00 прибыли в Форос некоторые члены ГКЧП во главе с А.И. Лукьяновым. После провала задуманного они прибыли к Горбачеву для обсуждения возможного выхода из создавшейся ситуации. Однако он отказался их принимать, предпочтя общение с представителями своего «заклятого друга» Б.Н. Ельцина. Дальше всё пошло, как по маслу, – прогнозируемо и, увы, сокрушительно для страны, ещё два дня являвшейся единой и великой…

В это же время вице-президент Янаев подписывает указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения – недействительными. В 22.00 Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков вынес постановление об аресте бывших членов ГКЧП. Уже за полночь, в 00.04 22 августа Михаил Горбачёв вылетел с Бельбека в Москву вместе с Руцким и его «командой» на Ту-134. В 00.17 за ним вылетел самолёт Ил-62 с членами ГКЧП на борту. К утру члены распущенного ГКЧП берутся под стражу. Начинается расследование уголовного дела об «августовском путче», которое после «черного октября» 1993 года прекращено – 23 февраля 1994 года постановлением Государственной Думы уже независимой Российской Федерации была объявлена амнистия для всех членов и сторонников ГКЧП…

Продолжение следует

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Спасибо за мир!

.

Крым. Начало 90-х. Все мы родом оттуда…

В Севастополе уже в мае откроется новый военный медцентр

.

Оставить комментарий