Крымское Эхо
Общество

Далекий и близкий город Уральск — 2

Далекий и близкий город Уральск — 2

«Бывшие»: ПО СВЕЖИМ СЛЕДАМ ПУТЕШЕСТВИЯ СИМФЕРОПОЛЬ (КРЫМ, РОССИЯ) – УРАЛЬСК (КАЗАХСТАН)

Начало — здесь

За кордоном

В нейтралке, сразу за речкой, дорога пошла немного в горку. Шедшие до того рядом узбек и девица начали отставать. Солнце поторапливало.

Вот и пресловутый вагончик. Деревянный, казахский… Такие я видел в детстве в Симферополе, когда-то в них продавали керосин. Из окошка блеснули защитные очки, а в полумраке мелькнул женский силуэт в характерном по последним событиям «ковид-халате». Женщина-казашка, на русском, деловито проверила мою температуру и потребовала «пропуск» – ПЦР-тест. Изучив его и убедившись, что документ в порядке, она, по виду, облегченно, выдала, в свою очередь, какую-то бумажку-бегунок и отправила дальше.

Рядом, у стоящей легковушки, причитали какие-то кавказцы. У них заветного документа не было. А перспектива возвращаться в медцентр, ближайший из которых находится, вернее всего, за 200 километров от заветной цели, удручала. Удаляющиеся всхлипывания перемешивались с руганью…

Деловито бегали водители-дальнобойщики, посещая по очереди стоящие еще несколько «балков» (надо думать – сельхознадзор, таможню, весовую и т.п.).

Еще через сто метров, уже под кровлей, работала пара казахских пограничников (в непривычной для моего незамыленного глаза полевой форме). Они, судя по действиям, вели общий надзор, направляя потоки машин и людей по своим направлениям. Еще с десяток минут прошло в импровизированной очереди.

Затем – общение с принимающей стороной. Такие же, как и у наших пограничников, профессиональные фразы: «Куда направляетесь? Цель? Посмотрите, пожалуйста, в камеру!». Штампик в паспорт. Всё.

Вещи не досматривали (очевидно, уже понаблюдали за поведением гостя). Рамки тоже не было (возможно, действует доверительное межгосударственное соглашение об «одном окне», когда проверяет пожитки на границе лишь одна из сторон). И вот уже (с новым талончиком) можно продолжать шествие, двигая сумку на колесах к выходному шлагбауму.

***

Пока томился в ожидании выхода, оценил внешние сходство/различия казахского и российского погранпунктов. Наш побольше, но стоит в низине, отчего обочины проездов в грязи, суглинке и колеях от фур. Подъезды к нему, выложенные из аэродромных плит, уже пора бы давно выровнять или подлатать.

Сопредельный — на взгорке, и, по всей видимости, несколько лет назад ремонтировался. Смотрится в целом неплохо, но тоже какой-то пыльный, замызганный. «Фишка» российского КПП – платный автоматический туалет, «подержанный звездолет на фоне разбитого асфальта».

Вообще, ворота страны, на мой взгляд, должны быть на особом внимании, более ухоженными. Как визитная карточка. Тем более, что и пограничная (таможенная) служба в любой стране – на особом счету, почетна и уважаема, и погоны у них – золотые!..

За шлагбаумом у казахстанцев, чуть поодаль, устроены две беседки (чего нет на нашей стороне). В одной из них в ожидании машины (которая из-за моей очередной ошибки с подсчетом «поясного» времени должна была подъехать лишь через час), перебросился парой слов с пожилым сельчанином.

Оказалось, что он тусуется здесь уже четверо суток: у него тоже не было ПЦР-теста и на что он надеялся, непонятно. Во избежание возможного «эпидем-контакта» ушел от собеседника на солнцепек.

Ну, вот и транспорт. Машина «с номерами» быстро и плавно, по сносной дороге, полетела к Уральску.

Уральск. Вид на Перевалочную рощу и старицу реки Урал. Место обитания бобров

 

Уральск. Первое свидание

На подъезде к городу стоит блокпост дорожной полиции. Вот это новость! Оказывается, что все въезды и выезды здесь, а их около десятка, контролируются силовиками с использованием специальных QR-пропусков. Как раз перед моим приездом началась поголовное обеспечение таковыми всего городского и гостевого транспорта, всех граждан. Зато почти одновременно в Уральске был отменен «комендантский час» (ограничения, и достаточно суровые, говорят, были с 22 часов вечера до 6 часов утра).

Так как встречающая меня машина накануне, получается, выезжала из города, то необходимые условия по приобретению права на въезды-выезды она выполнила заранее. Поэтому нас пропустили в центр без проблем. Таким образом, задержка в пригороде была минимальной.

***

Что сразу бросилось в глаза в Уральске: широкие, прямо-таки широченные улицы и проспекты! По 45 — 50 метров. Даже улочки с маленькими частными домишками – по 30 – 35! Даже в историческом центре. Невероятно. Особенно для нашей крымской тесноты, особенно в Ялте.

Понятно, что город раскинулся в привольной степи, что исторические кварталы ранее сплошь состояли из деревянных строений. И потому потребовались такие вот противопожарные коридоры между ними. Общеизвестно также, что раньше, «при царе», и размах у архитекторов был иной, особенно здесь… Но все равно – восхищает!

Наверное, местному жителю приятно, вот так, перед калиткой, поставить машину, а то и две, посадить десяток деревьев, сделать и забетонировать канаву для дождевых стоков (открытые дренажи-желоба — особенность Уральска). И еще остается нормальная обочина и дорога в несколько полос.

Кстати, изрядное количество, наверное, с пару десятков центральных проспектов Уральска – это шестиполосный асфальт. Остальные главные улицы – в 6 — 4 полосы. Рядовые проезды также достаточно широки.

Дореволюционная Уральская каланча. До сих пор используется местной пожарной частью

При этом, сами домики уральцев из-за внутриквартальной тесноты частного сектора, а большинство участков в центре имеют площадь всего 4-5 «соток», находятся прямо на «красных линиях», получается, без заборов. Так что любой прохожий мелькает в окнах хозяев и может даже слышать обрывки речи из открытой форточки. Ну, такова традиция здешней застройки.

***

Несмотря на резко-континентальный климат, вокруг – громадные, с раскидистой листвой, деревья; основной слоган так и звучит: «Уральск – зеленый город!». При этом выбор пород невелик: тополь, ясень и карагач. Много кустарника, его здесь часто и густо садят, создавая повсеместно нижний зеленый пояс. Уральск, по мнению экологов, самый благоприятный областной центр для проживания в Казахстане, где преобладает горно-добывающая промышленность, нефтяные промыслы и проч.

Свежее, как для крымчанина, решение – упомянутые открытые канавы дождевых (снежных) стоков. Они повсюду. Наверное, из-за равнинного рельефа, когда случаются ливни, эти сооружения спасают уральцев от паводков; Симферополю они бы тоже не помешали. Отметил про себя: в этом степном городе совершенно нет водосточных кровельных систем, никаких тебе желобов и труб на зданиях, ничего. Данная ситуация – отражение особенностей климата.

***

Центр Уральска поражает (другого слова не нашел) наличием и сохранностью памятников архитектуры. Порой, думаешь, что идешь по Большой Пушкарской Петровской стороны Питера или находишься на Пятницкой в Замоскворечье (ну, конечно, таких кварталов тут гораздо меньше).

Понятно, что Уральск основан давно. Также естественно, что этот центр Яицкого/Уральского казачества, зажиточного купечества и домовитых староверов; позже – единоверцев: новый для меня термин, оказавшийся ключевым в понимании характера религиозной составляющей значительного массива здешнего православного населения), да еще стоявший на транзите (по реке Урал и из Азии в Европу. Поскольку стоял город на рыболовном месте, соответственно, богато и толково застраивался. Но все равно  завораживает.

Детско-юношеская библиотека им. Х. Есенжанова. Здание – памятник архитектуры Приуралья XIX века. Построено на средства казачества для Уральской Войсковой канцелярии в 1838 г.

Двуязычие

Определенно диковинным, хотя и ожидаемым фактом, стало знакомство с казахским языком: «наглядкой» в рекламе, на дорожных знаках, в различных пояснительных надписях, трансляциях местных программ по радио и в телевизоре и т.д.

При этом отмечаю, что здесь не наблюдается эдакой «киевской практики»: полностью игнорировать тамошними властями известную, исторически сложившуюся, билингвальность (двуязычие) Украины, а сегодня вообще нагло унижать русскоговорящее население, поражая наотмашь его в гуманитарных правах. Во всяком случае, в этом государстве-участнике СНГ (напомню, я наблюдаю лишь Западно-Казахстанскую область и её центр, Уральск) оба языка, казахский и русский, как бы шествуют вместе.

При этом в Республике Казахстан (РК – знакомая нам аббревиатура!) также, как и на Украине, лишь один государственный язык – «титульного этноса», казахский, а русский язык имеет лишь статус официального. Однако ситуация с реальным применением двух языков на Украине и в Казахстане несопоставимая.

На казахском здесь пишутся все тексты, которые затем здесь же, внизу, повторяются на русском языке в 95-100% случаев. Перевода не наблюдал, видимо, за ненадобностью лишь на плакате религиозного содержания, вывешенном на ограде мечети, да на паре офисов частных фирмочек.

Таким образом, при одинаковом либо близком, в сравнении с Украиной, политико-правовом наборе базовых документов и публичных деклараций, практика применения языков в Казахстане выгодно отличается от украинской действительности.

При этом в почти 20-миллионном Казахстане этнических русских здесь с украинцами, белорусами и татарами (в основном, также русскоязычными) – около четырех миллионов, то есть чуть больше 20%.

Согласно общей переписи 2009 года, наиболее распространённым языком в Казахстане был русский язык: почти 95% местного населения понимают устную русскую речь, 85% населения умеют читать и писать по-русски и 3% — только читать. В то же время понимают казахскую устную речь 75% населения этой страны (получается, лишь этнические казахи), умеют читать и писать по-казахски 60% жителей РК (большинство населения), а 3 % —только читать.

Для сравнения: когда-то в 48-миллионной Украине (сейчас там насчитывается уже лишь 37 – 38 млн. чел.), согласно единственной переписи населения 2001 года, проживало больше 8 миллионов этнических русских, то есть, до 20% (и 30% граждан, назвавших русский язык родным, и более 50% использовали его повседневно). При этом читать и писать по-русски умели тогда все. Оно и понятно: русский и украинский языки гораздо ближе друг к другу в сравнении с (литературным) казахским.

К слову, население Казахстана за последние 20 лет увеличилось на 4,5 млн. чел. (почти на 30%). При этом русских, русскоязычных, в основном за счет их миграции в Российскую Федерацию, наоборот, стало почти в два раза меньше. Примечательно, что относительно других меньшинств русская этническая община похудела лишь в полтора раза, зато уехало больше половины немцев, татар и украинцев и др.

В последние два-три года со стороны казахских органов власти наблюдаются усилия по латинизации госязыка, эдакое желание «европейско-турецкого сближения». Это еще больше отдаляет казахский и русский и одновременно делает уязвимой, в смысле уровня образования, казахскую общину, имеющую и без того невысокие стартовые условия в этой сфере.

Относительно спокойно (на ландшафте и – в душе), и даже трепетно — было наблюдать, как казахстанцы всех национальностей отмечали День Победы.

Советская символика, почитание седых ветеранов, весенние цветы у монументов и Братских могил времен Великой Отечественной в 76-ю годовщину праздника (а Казахстан, хоть и не был линией фронта, но принимал госпитальные поезда; при этом, окрестности, в частности железнодорожные станции западнее Уральска фашисты, ожесточенно штурмовавшие тогда Сталинград, бомбили, здесь были жертвы налетов) — все это является неотъемлемой частью истории современного Казахстана, и, естественно, Западно-Казахстанской (Уральской) области. На скрижалях Главного монумента Победы в Уральске (насчитал) 45 имен Героев Советского Союза и трижды кавалеров Ордена Славы, разных национальностей…

Несмотря на карантин, у главной стелы Уральска собралось в этот день много людей. Шли с детьми, с георгиевскими-гвардейскими ленточками, красиво, по торжественному случаю одетыми…

В общем, каких-то спекуляций, нервозности в медиасфере, и уж тем более — глумления над символами Победы, каковая сегодня присутствует ныне в малороссийских СМИ, — здесь нет и в помине. Наоборот, молодым, идущим на смену поколениям, внушается гордость за своих дедов и отцов-Победителей. Ну, и, слава Богу!..

Городок Уральск своими размерами похож на наш «губернский город С.»: в нем сегодня живет 235 тысяч жителей. А с округой – Зачаганском, предместьем, раскинувшимся за тихой, но широкой речкой Чаган (тут же, возле старинных казачьих «Куреней», впадающей в Урал) все 300 тысяч.

Город был основан яицкими казаками (река Урал раньше называлась Яик). Согласно официальным данным, это произошло 400 лет назад. Сами же казаки считают, что это было на 100 лет раньше, а 400 – это их срок служения здесь Отечеству по дошедшим до нас царским грамотам.

Фото автора 

Фото вверху — Центральный мемориал
Великой Отечественной. Уральск, май, 2021 г.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«Его высокопреосвященство» лишиться может райского блаженства

В Крым, в Крым, все — в Крым!

Творческий залп Победы

Максим КУТЯЕВ