Крымское Эхо
Общество

Баклажан не вырастет на стебле дыни

Баклажан не вырастет на стебле дыни

Умные люди убеждены: быть сегодня чиновником – самое доходное дело. Чиновники оспаривают это утверждение с пеной у рта, жалуясь на непомерную загруженность, уголовную, административную, материальную и прочую ответственность, ничтожно малую зарплату. Однако, как правило, от добра добра не ищут и годами «страдают» в своих кабинетах, беря, как показывают не столь уж редкие случаи доказанной коррупции, взятки и откаты, совмещая работу на государство с частным бизнесом, нередко созданным исключительно благодаря занимаемой чиновничьей должности, удачно пристраивая и встраивая в систему накопления личного капитала своих чад и домочадцев.

За отлучение от кормушки готовы бороться в судах, как произошло, в частности, в Керчи, когда один из бывших заместителей главы администрации, уволенный по решению прокуратуры, защищал неправомерность лишения должности в суде, не столько отстаивая свои заметно покоробившиеся честь и достоинство, сколько пытаясь вернуть вожделенное кресло. А другой местный чиновник, не успев толком вникнуть в суть служебных обязанностей, сразу же почувствовал вкус легких денег: через месяц с небольшим после вступления в должность попался на нескромной взятке.

Выросшие показатели уровня жизни чиновники, как правило, не скрывают, да, впрочем, и без толку: их повседневная жизнь всегда находится под пристальным вниманием окружающих, имеющих моду бдительно отслеживать чужое растущее благосостояние. Без внимания не останется ни новенькая иномарка, ни шикарный особняк, ни дорогущие цацки жены, ни английская школа для наследников, ни разъевшееся пузо. Как бы не раздражал чиновников этот гражданский «колпак», на их счастье официальными жалобами от общественников на барскую жизнь правоохранительные органы не завалены. Туда идут, когда уже совсем припекли наглость и непомерные аппетиты чиновников. А так наш народ дальше досужих разговоров, сплетен и пересудов, как правило, не идет.

Однако полоскание языками все же сделало свое дело. В министерстве труда разработан проект президентского указа о кодексе этики российского чиновника. Он предписывает служащим руководствоваться нравственной чистотой, простотой и скромностью в общественной и частной жизни, призывает не причинять вред репутации, в том числе и во внеслужебное время. Кодекс обязывает их быть патриотами, гуманистами, социально ответственными, беспристрастными и объективными. Выходит, до чиновников, посаженных руководить населением, все никак не доходят правила, прописанные в типовом кодексе этики служебного поведения, и им приходится, как бестолковому школьнику, по десять раз повторять обязательный к изучению и исполнению материал.

Это что же, специально для них пишется эдакий моральный кодекс строителя постсоциалистического капитализма, чтобы ребята уж совсем не зарывались, не щеголяли своим достатком и возможностями? Выходит, без кодекса чиновники не способны уяснить, что они нисколько не выше всех остальных, кто жмется возле дверей их кабинетов и умоляюще просит положенного? Или без кодекса этики они не знают, что нарушения законодательства влечет уголовную ответственность, халатность расценивается как должностное преступление, а  корысть – как коррупционное деяние? Почему чиновников отдельно ото всех остальных граждан приходится дополнительно учить скромности, когда по идее это общечеловеческое качество, прививаемое воспитанием? Ведь ни в одном нормативном акте нет этого понятия, поэтому ни наказать за ее отсутствие, ни поощрить за проявленное качество чиновника нельзя. За взятку следует наказание, а за нескромное поведение, выпячивание своих материальных возможностей, деловых и родственных связей, начальственное хамство – ничего, разве что дураком назовут.

Мне не кажется, что чиновник – это некая выведенная в нашем обществе отдельная общность, для которой следует создавать особые условия и принципы существования, отдельные этические нормы. В конечном счете, все моральные принципы существуют веками и с ними при желании можно познакомиться в Библии и сотне других высокоморальных книг всех религиозных конфессий, потому что принципы совпадают полностью и ничего нового не удалось сочинить даже составителям «Морального кодекса строителя коммунизма».

Ведь не важно, чиновником служит человек или учителем: вести себя в обществе по совести и с достоинством обязан каждый. Просто дело всё в том, что чиновник, врач или учитель всегда находятся на виду, имеют широкий круг общения. А кто-то занимает более скромное место в жизни, продавца или  сантехника, но если они ведут себя хамски, вымогают деньги, незаслуженно подозревают в краже, как в известном случае с ленинградской блокадницей, то это не означает, что всё должно сходить им с рук только потому, что они не госслужащие.

Нам выпало жить в эпоху перманентных перемен, и мы не раз и не два сталкивались с людьми, которых пытались вставить в некие моральные рамки. Например, членам партии в СССР тоже предписывались скромность, простота, доступность и прочие высокие моральные принципы. Но и тогда первый секретарь горкома какого-нибудь заштатного городишка тоже ездил не на велосипеде, жил не в бараке, отпуск  проводил не в деревне, а дети его учились не в ПТУ. Однако никто не писал для него и его партийных коллег отдельный этический кодекс – все руководствовались сводом правил из «Морального кодекса строителя коммунизма».

Если же сейчас пишется отдельный кодекс для чиновников, надо ли это понимать, что их либо выделяют в обособленную касту, либо они уже настолько вышли из-под контроля, что приходится их укладывать в четкие рамки поведения? Можно, конечно, сказать, что чиновники обнаглели, распоясались и выставляют напоказ свое благосостояние. А можно вспомнить, что немало сегодняшних чиновников пришли из бизнеса и имеют шикарную отмазку своего парка иномарок и многоэтажных особняков. Но ведь и хороший учитель или врач с именем, адвокат или нотариус, к которым выстраиваются очереди из желающих знаний, здоровья и юридической помощью, тоже могут позволить себе нечто большее, чем домик в деревне.

Речь ведь не только о материальном достатке, который многим колет глаза, а о моральности, праве на использование своего служебного положения. Такое, как правило, позволяют себе преимущественно чиновники, которые считают себя прикрытыми и законом, и должностью, и связями, потому что один их телефонный звонок наверх обеспечит и неприкосновенность, и индивидуальный подход к решению вопроса. Никакой кодекс не перевоспитает хама, прелюбодея, пьяницу, несмотря на то, что в него включат практически те же самые принципы, что правят и в Храме, куда на Пасху и Рождество непременно ходят современные чиновники.

 Но на деле они редко когда выполняют божьи и человечьи заповеди, потому что плохо воспитаны, малообразованны, не интеллигентны. А потому становясь чиновниками, они полагают, что перешли из разряда подчиненных в ранг властных, и если вчера им было многое запрещено, то сегодня всё  дозволено. Вот так – без перехода и полутонов. И если коммунисты готовили себе резерв, а человек исподволь набирался ума-разума, знал про какие-то табу, то сегодня эта система сломана, и мы имеем чиновников, считающих себя выше Митридата. Они не слуги народа, не наемные и временные исполнители его воли, а особая каста, со своими кодексами и понятиями о чести, совести и даже моде.

Перевоспитать их кодексом не удастся, в лучшем случае это получится, если каждый чиновничий кабинет оснастить в дополнение к кодексу камерой видеонаблюдения, чтобы закон, если не уважали, что хотя бы боялись неотвратимости наказания. Пока что лучше и доступнее этого этического кодекса для наших чиновников не написано.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Олигарх — всем ребятам пример?

Парусная регата прошла под аркой Крымского моста

.

Парк моего детства

Тамара ЛАЗЕБА