Крымское Эхо
Культура

Авария при реставрации Ханского дворца: кто виноват и что делать?

Авария при реставрации Ханского дворца: кто виноват и что делать?

Ситуация вокруг разрушения опорной стены на одном из ключевых объектов культурного наследия федерального значения — Ханского дворца, выходящего на центральную улицу Бахчисарая, требует серьезного осмысления специалистами: шапкозакидательским заверениям чиновников от реставрации о пустяковом происшествии доверия нет.

В данной публикации я, как архитектор-реставратор с многолетним опытом работы, постараюсь составить и изложить свое представление о происшедшем позорном факте.

Реакция чиновников

Если сказать образно, реакция чиновников ничем не отличается от поведения амёбы. Не обладая аналитическим мышлением, она ползет и, натыкаясь на препятствие, выбрасывая ложноножку, обтекая его, ползет дальше, не решая проблемы с препятствием. Примитивизм поведения этого одноклеточного существа является составной частью ее существования.

Если говорить конкретно, чиновники не утруждают себя поиском оправдания, даже похожим на правду, за создание аварийной ситуации, они примитивно лгут, стараясь уйти от ответственности («под аварийным состоянием подразумевается такое состояние конструкций здания или сооружения, при котором с большой степенью вероятности можно ожидать в ближайшее время их аварию»).

Из-за своей безграмотности чиновники не понимают причин, приведших к разрушению ограждающей несущей конструкции здания, что явно прослеживается в их интервью СМИ. Соответственно возникает вопрос: а смогут ли такие «специалисты» полностью ликвидировать аварийное состояние?

Избранные места из интервью руководителя дирекции по обслуживанию учреждений сферы культуры И. Алымчева:

«Повреждение появилось во время проведения реставрационных работ из-за неверных данных в проекте»;
«Стена могла повредиться из-за ошибки в архитектурно-строительном проекте. Согласно документам, здание должно было стоять на фундаменте. Но когда постройку начали раскапывать
(корпус разве раскапывали? – авт.), под стенами (каменными 200-летней давности! Бетон на основе портландцемента был изобретен только в 1840 году. – авт.) не оказалось бетонной основы. «Это свитский корпус дворца (где проживали свита хана и его стража— прим. ред). Стена, которая дала трещину — новодел (существовала, как минимум, почти 200 лет, когда архитектор И. Колодин ликвидировал в первом этаже корпуса лавки и возвел сплошную каменную стену. – авт.). Это ошибка в проекте, где показано, что это здание стоит на фундаменте, а по факту, когда начали раскапывать, эти стены стоят без фундамента. Чуть копнули, и оно просело», — прокомментировал информационному агентству Алымчев» (вообще-то, фундамент мужского рода, стена – женского. Так все-таки, что же просело? — авт.)

Сразу требуется еще одно пояснение. Свитским корпусом исторически называется здание с западной стороны от главных ворот дворца. Свое название здание получило из-за того, что в нем размещалась свита императора Александра II, посетившего Бахчисарай в середине 1860-х годов. К его приезду был возведен и каменный фонтан с южной стороны корпуса в главном дворе дворца.

Корпус с восточной стороны ворот исторически называется графским, так как в нем постоянно останавливался куратор реставрации и ремонтов дворца новороссийский и бессарабский генерал-губернатор граф М.С. Воронцов.

В другом источнике – Федеральном агентстве новостей тот же Алымчев заявил:

 «Нарушений никаких нет. Подрядная организация, которая прокладывала ливневую канализацию, работала согласно проекту, из-за чего накануне появилась трещина на свЕтском корпусе (вопрос: в проекте, что, предусмотрена трещина? – авт.). Дело в том, что у стенки, которая дала трещину, по разработанному проекту фундамент залегает на полтора метра, но по факту оказалось, что эта стенка опирается на грунт, а не фундамент. Соответственно, произошло вот это расслаивание кладки.

Сейчас идут противоаварийные работы, уже подперли стенку специально смонтированными конструкциями, с завтрашнего дня начнутся реставрационные работы (противоаварийные работы, только начавшись, уже закончились и стартовали реставрационные? – авт.) Хотя на этом объекте предполагалось начать работы чуть позже, но в связи с этой ситуацией они начнутся раньше. Эта стенка будет перебрана, после чего она уже вечно будет стоять на фундаменте».

Во всех этих цитатах сконцентрировано все убожество исторических, инженерно-строительных, реставрационных знаний как в целом, так и об аварийном объекте. Некомпетентность и стремление уйти от ответственности шокируют даже незнанием профессиональных терминов, чтобы грамотно выразить свои мысли. Не напоминает ли это уровень сознания одного главного героя известного произведения М. Булгакова?

 Анализ цитат

Примененные «профессиональные» термины: «стенка», «подперли», «стенка будет переработана(?!), «вечно стоять», ярко демонстрируют скудный запас слов произносившего их чиновника.

Повреждение (заметьте, не аварийное состояние, а якобы повреждение, ну, некоторое) появилось, а нарушений никаких нет. Ошибки в проекте не в счет. И нет ответственных за разрушение объекта культурного наследия. А как же чиновник-«специалист» Аламычев на своем «профессиональном сленге» объясняет конструктивные решения по аварийной стене? Повторю еще раз его перлы.

 «Подрядная организация, которая прокладывала ливневую канализацию, работала согласно проекту, из-за чего накануне появилась трещина на свЕтском корпусе. (Комментарии. Правильно – свИтский корпус. Согласно заявлению Аламычева, трещина пошла по всему «свЕтскому» корпусу, затронув все стены второго этажа перекрытия и стропильную систему?)

Дело в том, что у стенки, которая дала трещину, по разработанному проекту фундамент залегает на полтора метра, но по факту оказалось, что эта стенка опирается на грунт, а не фундамент. Соответственно, произошло вот это расслаивание кладки».

Комментарии. Перед разработкой любого проекта реставрации, где могут быть затронуты конструктивные несущие элементы здания, обязательно проводят натурные исследования существующих его конструкций путем проведения шурфовки (как пример вскрытия грунта у подземной части стен здания) или зондажей самих конструкций. А в рассматриваемом случае этих необходимых работ проведено не было.

 Куда смотрели проектанты перед принятием проектного решения? Куда смотрела экспертиза проекта? Куда смотрели контролирующие органы? Почему производственники при обнаружении «отсутствия фундамента» не прекратили работы и не вызвали проектировщиков?

 Требует особого рассмотрения

Требует особого рассмотрения цитата Аламычева: «по факту оказалось, что эта стенка опирается на грунт, а не фундамент».

В реставрации фундаментом, согласно «Словаря-справочника архитектурно-реставрационных терминов» (методическое пособие), Киев, 1992, с. 138, называется «основа, обычно подземная или подводная из камня, бетона и пр. на которой возводится здание, сооружение и пр. воспринимающее нагрузки и передающая их на основание».

В «Вспомогательной книге при возведении каменных и деревянных зданий» И. Анурьева, Вологда, 1895, с. 238 в определении фундаментов сказано, что он является частью строения «которое находится ниже поверхности земли и чрез которую весь груз здания передается основанию».

В этих определениях не указываются ни глубина заложения фундамента, ни его габариты, потому что в старинных зданиях фундаменты могут быть от нескольких сантиметров (неглубокого залегания) до нескольких метров глубиной. Все зависит от уровня специальных знаний, профессионализма, опыта, традиций, а также назначения самого здания и ряда других условий.

В европейской архитектуре между фундаментом и несущей стеной обычно находился цоколь, который предохранял здание от сырости и возводился выше поверхности земли.

В крымско-татарской архитектуре, включая и дворцовую, цоколей не было. Несущие стены являлись естественным продолжением фундамента здания. Если здание было гражданского назначения, то его жилая часть находилась на втором этаже и капиллярная влага в стенах, из-за большой её высоты, не могла подняться внутри стен к конструкциям второго этажа.

Устойчивость таких стен, как, например, разрушающейся ныне стены, обеспечивалась и её пропорциями ширины стены к ее высоте, примерно 1 к 4 или 1 к 5. Учитывая мягкие климатические условия 17-18 веков в Крыму, каменные стены толщиной 70-90 см могли не промерзать, не терять свою несущую способность и не разрушатся. При этом глубина заложения фундаментов этого корпуса, как и других подобных строений, могла составлять не более 30 см.

Материалом для таких стен служил бутовый камень-известняк, сложенный на связующем растворе из обычного грунта, который быстро насыщался капиллярной влагой и также быстро освобождался от нее. Реже в качестве связующего материала использовали глину или известь. Так что расслоение такой кладки стены всегда является очень опасным и трудно устранимым мероприятием. Для защиты от атмосферных осадков стены оштукатуривались.

Возможно предположить, что архитектор И. Колодин, возводя в начале 1820-х годов каменную стену под вторым этажом рассматриваемого корпуса, использовал крымско-татарские строительные традиции.

 Новодел? 17-18 веков?!

Как же так, возведенная в начале 1820-х годов северная наружная стена «графского» корпуса (Аламычев с высоты своих «глубоких» познаний называет её «новоделом»), ныне разрушающаяся по вине возмутительного непрофессионализма как «реставраторов-проектировщиков», «реставраторов-производственников» так и контролирующих их чиновников, смогла выстоять два столетия неповрежденной!

Видимо, Бог охранял в течение двух столетий дворец от таких горе-реставраторов.

Сохранению рассматриваемой стены способствовали:
— широкий свес кровли, глубиной до 1 метра;
— засыпанная дорожка и фундамент стены со стороны набережной аллювиальной почвой, свободно пропускающей и отводящей в сторону от стены ливневые воды. Возможно, на уровне заложения фундаментов со стороны набережной строители уложили глиняный замок, поверх которого толщиной до 30 см засыпали указанный грунт;
— уже в 20-м веке поверхность дорожки набережной была покрыта твердым покрытием, и оно также продолжало надежно отводить ливневые воды от фундаментов ныне разрушающейся стены.

Чем же спровоцировали так называемые «реставраторы» разрушение стены?

Они демонтировали все твердое покрытие и грунт напротив стены до ограждения русла реки на глубину в 25-30 см, тем самым оголив фундаменты, устроили настоящий «свинорой» (см. фото) на этой территории и начали углубляться еще ниже, устанавливая там, как сообщила пресса, какой-то дренаж.

Всё это безобразие происходило на незащищенной от дождя территории, а как известно, последние месяцы в Бахчисарае почти каждый день шли сильные ливни и иногда город накрывал мощный снегопад.

Ливневые воды во время и после дождей не могли свободно уходить по рельефу из-под стены корпуса через «свинорой». Они свободно проникали под фундамент на всю ширину стены, перенасыщая основание влагой. В результате оно потеряло свою несущую способность, произошла деформация стены и на ней образовались широкие и глубокие трещины.

Так что в реальности не всё так безобидно с разрушающейся стеной одного из главных корпусов Ханского дворца.

Вообще, объекты древнего крымского зодчества, включая и крымско-татарские, очень ранимы, поэтому ими должны заниматься настоящие профессионалы, а не их имитаторы.

Понимают ли чиновники всю сложность проблемы восстановления стены корпуса? Скорее всего, нет. По фотографиям корпуса видно, что «реставраторы» подпирают деревянными конструкциями и укрывают брезентом продольную (северную) стену. Подпирают деревянными конструкциями только часть поперечной (восточной) стены в угловой ее части, совершенно не замечая необходимость удаления большой массы снятого твердого мощения и грунта, которым засыпана значительная часть восточной стены (см. фото), что спровоцирует ее замокание и разрушение, также, как и продольной.

Обратите внимание на длинную, почти вертикальную, трещину в восточной стене под кондиционерами. Это первый признак попадания избыточной влаги под фундамент и явное предупреждение о возможной аварии. А «реставраторы» разве это видят и своевременно реагируют? Сомневаюсь.

Вот вам уровень понимания аварийного состояния и угрозы обрушения стены!

Такими же «профессиональными», сформулированными «на коленке», вероятно, будут и проектные решения по ликвидации аварийного состояния, о которых с оптимизмом, отвергая вопиющие факты, заявил руководитель дирекции по обслуживанию учреждений сферы культуры И. Алымчев:

 «Эта стенка будет перебрана(?), после чего она уже вечно будет стоять на фундаменте».

Вечно? Это как долго по понятиям говорившего?

Честно говоря, не верю таким «профессионалам». А как вы, читатель?

 

Выводы

Повальное разгильдяйство, некомпетентность и безответственность, как проектировщиков, строителей, так и чиновников-контролёров привели к аварийному состоянию двух несущих стен одного из главных корпусов Ханского дворца в Бахчисарае.

Этим позорным фактом должна обязательно заняться прокуратура. Но, как говориться, закон крепко спит! А посему можно ждать и других безнаказанных аварийных состояний и собственно аварий при реставрации Ханского дворца.

Приведу полезный совет из цитируемой выше книги И. Анурьева, написанной в 1895 году еще (127 лет назад):

«Мы должны помнить, что строительное дело в России далеко еще не поставлено так, чтоб предпринявший постройку, мог быть вполне уверен, что подрядчики и его рабочие непременно выполнят взятое ими делопо указанию технических правил, и главное – добросовестно; напротив, всё более можно ожидать того, что если не последует своевременно тщательного наблюдения за рабочими, то задуманное здание будет возведено с бесчисленными отступлениями от техники, хотя в целом, и будет иметь наружный вид, согласный с проектом, утвержденным и рассмотренным, где следует».

К сожалению, извращенное понимание «строительного дела» в самой худшей и уродливой форме повторяется при «реставрации» Ханского дворца и в 21-м веке!

Вдогонку к основной публикации

11 февраля Ханский дворец и его корпус с аварийной каменной стеной посетил Глава Республики Крым С. Аксенов. Его сопровождала и озвучивала проблему первый заместитель руководителя дирекции по централизованному обслуживанию и развитию учреждений сферы культуры М. Дукшина, которая на своем, только ей понятном профессиональном сленге, так описала причину разрушения каменной стены.

 «Пришли к выводу (на основании каких задокументированных фактов пришли к выводу не указано – авт.), и в данном случае по этому корпусу о том, что все фахверковые балки в аварийном состоянии, они – гнилые (какое количество фахверковых балок деструктировано? Где результаты зондажей стен, где акты технического состояния, подтверждающие озвученные выводы? Почему не представили их С. Аксенову? – авт.) В данном случае произошел отрыв балки горизонтальной от вертикальной (нет такого технического термина «вертикальная балка», вертикальный элемент называется стойкой. Где акты обследования «оторвавшихся» конструкций? Почему С. Аксенову они не представлены? – авт.). Соответственно, просел угол. Это произошло вследствие того, что проводились земляные работы, и если бы состояние балки было хотя бы ограниченно работоспособное, то этого бы не произошло, – рассказала Дукшина. – Это не ошибка в производстве работ, это – аварийное состояние конструкции».

 Общий комментарий озвученных выводов в переводе на русский язык.

Причиной аварии являются все аварийные фахверковые балки (на каком этаже, не уточняется. Если над каменной стеной, то где деформации оконных конструкций и трещины в районе их перемычек и подоконников?) и последствия производства земляных работ. А в последнем предложении цитируемого абзаца утверждается совершенно обратное: созданное аварийное состояние стены не является ошибкой «в производстве работ». Вот такой странный своей противоречивостью «приговор» М. Душкиной. Какой, Сергей Валерьевич, вывод вам нравится, тот и выбирайте! Даже блондинка не смогла бы так ловко сформулировать!

Далее «Дукшина добавила, что об аварийности балок было известно еще три года назад.

 «Когда работали еще по научно-проектной документации по обследованию здания (как фраза, так перл – авт.), уже тогда были зафиксированы трещины по фасаду приблизительной ширины до 20 мм, поэтому еще три года назад можно было говорить о том, что все балки – аварийные».

Опять некие аварийные «балки», виновные в происшествии. Диагноз поставлен примерно так: «У вас вскочил фурункул, значит, вы больны ковидом». Но если вы, великие реставраторы, еще три года назад знали о таком факте, почему допустили аварийную ситуацию с каменной стеной корпуса?

Никаких документов, подтверждающих выводы чиновницы, С. Аксенову представлены не были, а только слова, слова, слова…

Обратный пример из недавней истории. В советское время, когда первые руководители Крыма приезжали с подобными проверками на объекты, они прежде всего требовали предоставления документов инструментального обследования конструкций, рабочие чертежи проектных решений и проект производства работ (ППР) с технологическими картами на производство работ. В отличие от современных «хозяев» Крыма, они умели разбираться в документации и читать чертежи.

Зачем им это надо было? А затем, чтобы виновные в подобных скандальных ситуациях не навешивали «лапшу» на уши руководителям, уходя от персональной ответственности, а несли её бремя со всеми возможными последствиями. В современных «служебных наставлениях» такое понятие, как ответственность, видимо, не прописано.

Нестабильность зданий дворцового комплекса

Во время посещения С. Аксеновым Ханского дворца директор Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника Вадим Мартынюк (юрист по специальности) сообщил, что «внешние здания дворцового комплекса уже давно нестабильны и смещаются по направлению к руслу протекающей рядом реки», уточнив, «что дворец потихоньку перемещается из-за грунтов к речке, известно уже очень много лет. Это связано с тем, что он находится рядом с руслом». Потрясающе! «Диагноз» в технической области знаний ставит юрист!

Внимание! Под угрозой минареты Большой Ханской мечети!

В качестве примера смещения «графского корпуса» на прилагаемом к информации видео показана трещина между указанным корпусом и примыкающей большой ханской мечетью. (См. фото). А ведь рядом, примерно в 4-х метрах южнее находится западный минарет этой мечети, а на противоположной продольной ее стене – восточный минарет. Первый расположен на расстоянии примерно 20 метрах от русла набережной реки, второй на расстоянии – 13 метров.

Западный минарет имеет множество трещин и сколов в деталях сложной каменной конструкции – результат перенесенного им землетрясения 1927 года. Его состояние близко к неудовлетворительному.

Техническое состояние восточного минарета неудовлетворительное. В его каменных конструкциях также множество трещин и сколов. Внутри много лет назад (когда конкретно, неизвестно) на всю высоту минарета до балкона введен «протез» из металлической пространственной конструкции, в настоящее время интенсивно подверженный коррозией. Так что неизвестно, кто кого удерживает от падения, минарет протез или металлическая конструкция минарет. Верхняя часть минарета отклонена от вертикали, что заметно невооруженным глазом.

Вопрос к чиновникам. Если известно, что «здания дворцового комплекса уже давно нестабильны и смещаются», то почему не исследованы грунты вокруг «сползающих» зданий и в первую очередь у фундаментов минаретов, расположенных практически рядом с руслом реки на предмет подтверждения/отсутствия избыточной насыщенности их влагой?

Почему не ведется постоянный мониторинг состояния минаретов, в том числе с целью установления стабилизации или прогресса отклонение их конструкций от вертикали? Как их будут реставрировать? Или минареты необходимо воссоздавать заново? Ответов нет. И это вам не каменная стена из бута и земли, ради которой в Бахчисарай приезжает Глава Республики Крым С. Аксенов!

Что усугубляет проблему?

В исторической части Бахчисарая, где, в основном, находится индивидуальная застройка, нет централизованной канализации, а вот водопровод проведен в каждое домовладение. Бытовое водопотребление за последние 40 лет возросло во много раз, а водоотведение решается примитивно, через устройство выгребов во всех домовладениях без их герметизации, откуда отработанная вода дренирует к руслу реки Чурук-су, в том числе и туда, где в пойменной ее части расположен Ханский дворец.

Как решается вопрос водоотведения грунтовых вод от комплекса зданий дворца? Да никак! Вот вам и одна из причин пока только «смещения» зданий комплекса.

Так как? Живем одним днем и не думаем о последствиях?

Едут специалисты из Москвы!

В указанной информации в ленте новостей Крыма со ссылкой на С. Аксенова сообщается еще одна новесть, что «окончательные выводы (по авариной стене — авт.) должны сделать специалисты из Москвы, которые уже направляются в Крым…». Они попросили два дня на то, чтобы до понедельника буквально произвести все необходимые исследования (исследования всего за два дня? – авт.) и предложить варианты решения этого вопроса.

С одной стороны, такая оперативность московских специалистов только приветствуется, а с другой — возникает логичный вопрос: неужели во всем Крыму нет грамотных инженеров-конструкторов, способных решить относительно простую проблему и нести за ее разрешение персональную ответственность? Как говориться, дожились и доруководились…

Последний вопрос

Так зачем в Ханский дворец приезжал глава Республики Крым С. Аксенов? Чтобы послушать «художественный свист» безответственных «реставраторов» и сообщить обнадеживающую весть о приезде из Москвы «спасательной команды» профессионалов-конструкторов?

Такая вот история деградации реставрационной деятельности в Крыму, как предвестие возможных аварийных ситуаций на объектах реставрации Ханского дворца в Бахчисарае. Много работ еще впереди: не все деньги на реставрацию освоены, не все возможные аварийные ситуации учтены…

Автор — Валерий БОРИСОВ,
Заслуженный архитектор Республики Крым,
Почетный гражданин города Бахчисарая,
главный архитектор Бахчисарайского
историко-культурного и археологического музея в 2000-2012 гг.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.7 / 5. Людей оценило: 17

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

За новогодней сказкой — в музтеатр!

Музтеатр из Екатеринбурга привез в Симферополь праздник жизни

Людям нужен праздник

Вячеслав КИЛЕСА

5 комментариев

Аватар
Валерий 15.02.2022 в 12:44

15 февраля появилась еще одна новость в СМИ, что «восстановление одного из корпусов Ханского дворца в Бахчисарае, поврежденного во время реконструкции, обойдется в 10 млн рублей». В другом сообщении мы читаем: «примерная стоимость проекта составит около 10 млн рублей». Как понять эти две несовместимые фразы: проект стоит 10 млн руб или его реализация? Из каких средств запланировано финансирование: за счет виновных проектировщика и подрядчика, виновных в разрушении памятника, или за счет новых бюджетных вливаний, то есть счет нас с вами, налогоплательщиков? Как называется такая комбинация?

Ответить
Аватар
грек Аркаша 15.02.2022 в 14:06

Валерий, Вы на сегодняшний день — один из немногих авторов, благодаря которым «Крымское эхо» не только «эхо», но и «Крымское»! Спасибо за Ваше неравнодушие! А сколько таких горе-ремонтёров в Симферополе, Евпатории…

Ответить
Аватар
Валерий 16.02.2022 в 09:27

Ликвидация аутентичности объектов культурного наследия дворца дошла до того, что и дирекция Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника (БИКАМЗ) под шумок взялась за молотки и принялась уничтожать подлинность памятников. Ей была сбита аутентичная штукатурка с каменных стен ограждения ханского кладбища и фонтанного дворика. Возведенные из бута на кладочном растворе из земли, возможно где-то на растворе с применением извести, каменные стены теперь подвержены разрушению атмосферными осадками.
Среди информационного потока новостей, поднятого в результате созданной «реставраторами» аварийной ситуации на графском корпусе Ханского дворца, в стороне от рассмотрения остался вопрос ответственности дирекции БИКАМЗ за происшедший позор. Она, видимо будет отрицать свою причастность к разрушению памятника, ссылаясь на то, что объект на время реставрации передан подрядчику. Однако эта уловка уйти от ответственности и не более. В соответствии с пунктом 6.2. Национального стандарта Российской Федерации «Технический надзор за объектами культурного наследия» ГОСТ Р 56254-2014, «проведение производственных работ осуществляют под контролем организаций, отвечающих за авторский и технический надзор на объекте, уполномоченного органа государственной охраны памятников И ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ОБЪЕКТОМ». В данном случае контроль должен осуществляться дирекцией БИКАМЗ. Его то и не было…

Ответить
Аватар
Валерий 16.02.2022 в 09:28

Страшным злом, которое совершают псевдореставраторы над объектами культурного наследия Ханского дворца в Бахчисарае является целенаправленная работа, приводящая к ничем не восполнимой утрате их аутентичности. Результатом таких действий становится потеря памятниками архитектурной, исторической и инженерной ценности и, как результат, исключение Ханского дворца из предварительного списка Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Ответить
Аватар
Оксана 17.02.2022 в 10:37

Беда также и в том, что дирекция Музея в лице г-на Мартынюка устраняется от вопросов реставрации по причине элементарного отсутствия кадров в музее, их просто не осталось за 6 лет.

Ответить

Оставить комментарий