Крымское Эхо
Поле дискуссии

Александр Куприн как зеркало русской революции

Александр Куприн как зеркало русской революции

Ну, тем, кто учился при старом режиме, смысл этого заголовка объяснять не нужно. Поэтому исключительно для молодежи: когда-то вождь русской революции и мирового пролетариата Владимир Ильич Ульянов (Ленин) написал работу «Лев Толстой как зеркало русской революции». Была она, между нами говоря, довольно путаной и неубедительной, но создала шаблон для тысяч и тысяч «зеркальных заголовков». Я тоже, помнится, несколько раз им пользовался. И вот опять…

7 сентября исполняется 150 лет со дня рождения русского писателя Александра Куприна, в жизни которого, действительно, как в зеркале, отразилась трагедия русской революции.

Александр Иванович вошел в историю отечественной литературы с такими произведениями, как «Поединок», «Гранатовый браслет», «Яма», «Листригоны» и многими другими. Кроме того, современной массовой телевизионной аудитории он может быть знаком по сравнительно недавнему телесериалу «Куприн», в котором роль писателя попытался воплотить в жизнь сам Михаил Пореченков. Наконец, жителям и гостям Балаклавы Куприн известен как… памятник, установленный на городской набережной.

Александр Иванович впервые побывал в Балаклаве в 1904 году и был настолько очарован городком, что решил обосноваться там на постоянное жительство. Писатель купил участок земли на склоне балки Кефало-Вриси, по которой сейчас проходит улица Историческая, и принялся за дело: сам составил план дома, сада, разбил дорожки, вел переписку о покупке фруктовых и декоративных деревьев; приобретал саженцы у местных садоводов. Не правда ли, напоминает то, как  у себя на Белой даче в Ялте хозяйствовал другой знаменитый русский литератор — Антон Павлович Чехов?

Именно в Крыму, в Севастополе, Куприн впервые услышал залпы русской революции, которые в конце концов оглушат не только всю Россию, но и весь мир. В ноябре 1905 года Александр Иванович стал свидетелем, а в некотором смысле и участником восстания на крейсере «Очаков».

«Он видел, как горел «Очаков», подожженный выстрелами крепостных батарей, — читаем мы в воспоминаниях одного из севастопольских знакомых Куприна Евсея Аспиза. — С берега были видны мятущиеся в вихре огня матросы. Многие прыгали в воду, но у берега стояла цепью пехота, которая по команде офицеров стреляла в подплывающих матросов. Тем не менее части восставших удалось достичь берега…»

Возмущенный Куприн помог нескольким спасшимся очаковцам скрыться от полиции и опубликовал очерк «События в Севастополе», в котором написал:

«Мне приходилось в моей жизни видеть ужасные, потрясающие, отвратительные события. Некоторые из них я могу припомнить лишь с трудом. Но никогда, вероятно, до самой смерти не забуду я этой черной воды и этого громадного пылающего здания (крейсера — авт.), этого последнего слова техники, осужденного вместе с сотнями человеческих жизней на смерть сумасбродной волей одного человека».

После публикации очерка в петербургской газете «Наша жизнь» «этот человек» – тогдашний командующий Черноморским флотом адмирал Григорий Чухнин приказал выслать писателя в течение суток «из пределов «Севастопольского градоначальства».

3 марта 1906 года Чухнин утвердил смертный приговор лидеру севастопольского восстания лейтенанту Шмидту.

28 июня того же года адмирал Чухнин был убит эсерами.

Как видим, в 1905 году Куприн – почти революционер. В 1917-м он радуется отречению Николая Второго и редактирует газеты с говорящими названиями – «Свободная Россия» и «Вольность».

Однако большевистский октябрьский переворот писатель не принимает. В октябре 1919 года он в чине поручика вступает в армию Николая Юденича, где редактирует военную газету, а после поражения белых оказывается сначала в Ревеле, потом в Гельсингфорсе и, наконец, в 1920 году, — в Париже.

В эмиграции Куприн написал роман «Юнкера», повести «Колесо времени» и «Жанета», целый ряд других произведений и много публицистических статей, в которых клеймил большевиков последними словами, а закончил жизнь …вернувшись в советскую Россию. Дмитрий Мережковский назвал этот поступок писателя самым большим ударом по эмиграции.

Разрешение вернуться Куприну дало Политбюро ЦК ВКП(б) во главе с Иосифом Сталиным. 31 мая 1937 года писателя торжественно встретили в Москве, поселили в «Метрополе», а потом выделили дачу рядом с санаторием Союза писателей. Увидело свет собрание сочинений классика, за которое он получил очень приличный гонорар, позволивший спокойно прожить последние дни на родине.

Часто можно услышать, что таким образом большевики использовали писателя в пропагандистских целях. Кто бы сомневался. Но при этом силком Куприна никто в СССР не тянул.

Просто он понял, что СССР – это и есть его любимая Россия. Да, заблудившаяся, свернувшая не туда, но другой – нет и не будет.

Кстати, совсем скоро мы будем отмечать еще одну дату, заставляющую задуматься над великой русской смутой начала прошлого века. Задуматься, осмыслить и постараться извлечь уроки, которые позволят не допустить ее повторения в современной России.

В ноябре исполнится сто лет Русского исхода, которым фактически завершилась здесь, у нас в Крыму, братоубийственная Гражданская война.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 2

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Один народ

Николай ОРЛОВ

Двадцать четыре и одна Крымская весна

Сергей КИСЕЛЁВ

Этнополитика на частности не разменивается