Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Империал и другие

Анна КАПУСТИНА

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

День и ночь шли дожди, да и утром еще моросило. На город опустился туман, на земле — лужи. На трассе пелена укутала дорогу и придорожные деревья. Загадочный туманный лес стал темным, даже зеленые лапы сосен кажутся серыми. Но за перевалом лучи солнца прорвались сквозь темные тучи и оттеснили туман дальше в лес, к горам. Стали цветными ползущие навстречу автомобили. А на дверце грязной фуры кто-то нарисовал смешную улыбающуюся рожицу, от вида которой становится веселее.

Корпус Империал

Горные вершины и плато припорошены снегом. Перед Алуштой разваливают старые постройки, готовят место для очередных многоэтажек, которых уже много вдоль трассы.

У местных жителей есть развлечение – ездить в межсезонье в санатории, любоваться природой, старыми зданиями, гулять в парках, дышать морским воздухом, плавать в бассейне, посещать спортивные залы и бани. Пользуются этим и пенсионеры.

Раньше ходили по Солнечной тропе, мимо ротонды — это там, южнее Ялты. Оттуда открывается замечательный вид на старое императорское имение, красивые дома, огромный платан. С советских времен здесь располагается санаторий «Нижняя Ореанда».

Оказалось, именно прекрасная белокаменная ротонда – самое старое строение этих мест. Она увенчала один из утесов Ореанды. Дворец Империал был построен в середине 19 века по проекту петербургского зодчего Штакеншнейдера для семьи императора Николая I. На фоне суровых скал и темной растительности царский дворец казался волшебным замком, он выглядел легким и воздушным благодаря белизне инкерманского камня, открытым галереям и балконам, живописному оформлению крыши. Как говорили, своей роскошью и великолепием дворец мог затмить даже императорскую Ливадию.

Вокруг был разбит ландшафтный парк. Многие деревья сохранились до сих пор, им сейчас по сто—двести лет, и выглядят они превосходно.

У подножия скалы с ротондой расположено Лебединое озеро, окруженное бамбуковой рощей. По его глади скользили прекрасные белые лебеди с лебедятами.

В середине века здесь побывал писатель Марк Твен. В своей книге «Простаки за границей» он восторгался имением: «Здесь прелестно. Красивый дворец со всех сторон обступают могучие деревья старого парка, раскинувшегося среди утесов и холмов. Дворец построен в стиле лучших образцов греческой архитектуры, великолепная колоннада охватывает внутренний двор, обсаженный редкостными благоухающими цветами, а посреди бьет фонтан – он освежает жаркий летний воздух».

В конце 19 века, когда имением владел Великий князь вице-адмирал Константин Николаевич, в парке были созданы бассейны, повторяющие контуры южных морей Российской империи – Черного, Азовского, Каспийского, Аральского.

Недалеко от карты морей располагался Адмиральский домик, где останавливались императоры и великие князья. После пожара здесь жил хозяин поместья, в честь титула которого и был назван дом.

Вечнозеленые кустарники в парке подстригались в виде очертаний Крымских гор и Кавказского хребта.

Нависает над имением скала Крестовая с зарослями 500—700-летних земляничников, можжевельников и фисташки. На вершине скалы сохранились руины средневекового города. Сейчас у подножия скалы, на месте реликтовых деревьев, возле лечебного корпуса — две недостроенные многоэтажки…

Ближе к морю находится скала Мачтовая. Она расколота на две огромные серые глыбы и нависает над морем. В ней спрятан грот, остаток пещеры, в которой была стоянка первобытного человека. На Мачтовой скале поднимался императорский флаг. Некоторые исследователи считают, что название Ореанда означает «скалистая».

А в беседке, расположенной над морем у подножия скалы, где лазурное небо сливается с безбрежной синью, часто писал свои полотна маринист И.К. Айвазовский, из нее открывается замечательный вид на побережье. Теперь беседка носит имя великого художника. Айвазовского связывала с владельцем имения, Великим князем и его свитой, тесная и многолетняя дружба.

Но через тридцать лет пожар уничтожил дворец Империал, и лишь еще через несколько десятков лет руины этого архитектурного творения были разобраны. Оставшийся камень сгоревшего дворца использовали для строительства изящной церкви Покрова Пресвятой Богородицы, расположенной неподалеку. После пожара лишь расположенная высоко ротонда осталась от первоначального дворцового комплекса.

Только через сто лет, в середине двадцатого века, на месте царского дворца был построен одноименный корпус санатория. Недалеко, в парке, расположились другие жилые и лечебный корпуса. Это первый санаторий, построенный на ЮБК после окончания войны.

До сих пор в центре парка напротив Империала возвышается огромный мощный платан — восточная чинара, самый крупный и старый на южном берегу, ему более двухсот лет. Вокруг платана разбита большая клумба, ветви дерева широко разметались в стороны, некоторые касаются земли и образуют огромный шатер, дающий летом спасительную тень. Чтобы не повредить корневую систему, лишь там, где заканчиваются ветви дерева, на клумбе высажены несколько рядов роз. Многие известные люди, посещавшие парк, любили отдыхать под этим деревом.

И сейчас по зеркальной глади озера скользят белые лебеди. Сначала приплывает отец семейства, белоснежный красавец с чуть распущенными крыльями. Помахивает хвостиком, щиплет край каменного заборчика, стучит по нему, кладет клюв на забор, хватает за рукава посетителей и явно требует еды. Плывет за людьми вдоль бассейна. Но кормить его нельзя…

Потом из домика, издавая звуки, величаво выплывает лебединая дама. А два темноватых подростка спешат к родителям, смешно попискивая, ныряют и что-то находят на дне — серые хвосты торчат над поверхностью воды.

Оказывается, целый ящик, висящий на заборчике, заполнен полезным зерновым кормом. И один лебеденок ест его, размачивая водой. Но лебедям хочется чего-то еще. Может, вредного для них хлеба? Или — зеленой травки, как говорит сотрудник санатория.

На дорожках и возле корпусов много котов, они сидят, поджав лапки и распушившись, и тоже не отказываются поесть, хотя выглядят вполне упитанными. Семья серых котов нападает на отдыхающих возле Империала. Бросаются в ноги, орут, становятся на задние лапы, даже хлеб едят. А вкуснятину вырывают у родственников изо рта. Один кот, наевшись, залез на «Крымский полуостров» в макете морей и долго пил то из «Черного», то из «Азовского моря». А другой – из маленького «Арала».

А рыжий котик, встретившийся возле дач, пустующих в это время, был ласковым и умильным, пел песни и пытался залезть на колени, а потом сопровождал нас по всему парку.

Особенно эффектно выглядит сейчас земляничник с темными листьями и красными ягодками, привлекающими внимание птиц. Крупные птицы обносят ягоды на дереве, а птичьей мелочи хватает еды на земле. Еще не сбросив плоды, земляничники уже выбросили бутоны и скоро зацветут. Как и мушмула с вечнозеленой калиной.

Несмотря на короткую зимнюю обрезку, кое-где видны цветы на розовых кустах и японской айве. Цветут другие кусты и травянистые растения, ярко зеленеет трава. Пахнет хвоей сосен и кедров, пихт и лиственниц.

Ближе к морю находится корпус Кремлевский, где отдыхала партийная и хозяйственная элита. А на берегу моря возле тоннеля, ведущего к лифту, находятся еще два жилых корпуса.

Море слегка волнуется. На скалах сушатся бакланы, сидят чайки. Чайка на вершине скалы была возмущена, когда ей на голову чуть не свалился мокрый баклан. А потом еще один. Перья у бакланов быстро намокают в холодной воде, приходится усаживаться на скалу, широко раскидывать крылья, а как чуть подсохнут, просушивать их еще и в полете, нарезая круги вокруг скалы. А потом можно снова нырять за рыбой.

Как писал в своей книге Марк Твен, описывая «деревушку Ялту»: «В низине раскинулись парки и сады знати, в густой зелени то там, то тут вдруг сверкнет, словно яркий цветок, какой-нибудь дворец. Очень красивое место».

Раньше в этом красивом месте сверкали дворцы – Ливадийский, Воронцовский, Империал и другие. Теперь, как бельмо на глазу, торчат безликие одинаковые многоэтажки…

Ну, а известный восточный платан, который описан в литературе, увековечен на фотографиях и картинах… Для одних это — великолепное дерево, дающее тень и кислород, которым не перестаешь любоваться. Для других — дрова, много дров… Вот бы снести его вместе с другими деревьями, выкопать котлован и гнать этаж за этажом!..

Фото автора

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Людей оценило: 8

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *