Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Доверяйте своей интуиции

Игорь НОСКОВ

(записки бывшего следователя)

Каждый следователь должен уметь проводить расследование по любому составу преступления. Так оно на практике и происходит. Начальник следственного отдела, получив материалы доследственной проверки, проведённой органом дознания по факту совершённого общественно опасного действия, с учётом загруженности следователей, поручает кому-либо из них изучить материал для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по конкретной статье Уголовного кодекса.

Дела по ДТП поручаются тому, кто может управлять транспортными средствами и отлично знает правила дорожного движения. По делам о ДТП обязательно проводятся различные экспертизы, в том числе судебно-медицинские и автотехнические. Прежде чем назначить автотехническую экспертизу, в большинстве случаев проводится воспроизведение обстоятельств события ДТП.

Это крайне сложное, трудоёмкое, но очень важное процессуальное действие, занимающее много времени. В нём принимают участие водители, очевидцы, понятые, судебно-медицинские и автотехнические эксперты, а при необходимости и другие специалисты. Воспроизведение для фиксирования многочисленных замеров должно производиться обязательно в обстановке, максимально приближенной к той, которая была во время ДТП.

Судьба водителя часто во многом зависит от заключения именно автотехнической экспертизы, которая отвечает на главный вопрос: имел ли водитель техническую возможность предотвратить ДТП. В положительном и отрицательном случаях должны быть чётко указаны основания сделанного вывода.

Дежурный следователь в течение суток выезжает на любые совершённые преступления, кроме ДТП. На это происшествие для осмотра и проведения всех необходимых замеров выезжает следователь-специалист по расследованию ДТП. Получается большая нагрузка на одного. Поэтому, как правило, расследованием дел по ДТП занимаются два и более следователей.

***

В моей следственной практике был период, когда я несколько лет занимался расследованием уголовных дел, возбуждённых по фактам ДТП. За моими плечами был большой опыт этой сложной работы, так как через мои руки прошёл не один десяток подобных дел.

…Меня вызвали на осмотр ДТП на автодороге, ведущей из одного района города в его центр. Только в одном месте, сразу же за проезжей частью, тянулся десятиметровый ров. Его глубина составляла полтора метра и это обстоятельство предотвратило трагические последствия, окажись ров глубоким.

Во рву на боку лежал сдвоенный пассажирский автобус «Икарус». На месте уже были работники ГАИ, водитель автобуса, главный инженер АТП и пассажиры, которые от падения автобуса не пострадали. Несколько человек с ушибами, резаными ранами и переломами конечностей были доставлены в больницу. Некоторых срочно оперировали.

 Прежде чем начать осмотр, я коротко переговорил с главным инженером автомобильного предприятия, которому принадлежал автобус. Он дал водителю, у которого был громадный водительский стаж, блестящую характеристику: член КПСС, большой труженик, прекрасный семьянин, имеющий внуков, не пьющий, передовик производства. За достигнутые успехи в работе имеет два ордена Трудового Красного знамени, другие ордена и медали, а также многочисленные иные поощрения.

Это первое в его жизни грубое нарушение правил дорожного движения. Управляя автобусом на дороге с уклоном в сторону города, он выехал на полосу встречного движения и продолжал двигаться влево, пока автобус не свалился в ров.

Следов торможения на дороге не было. Хорошо, что в этот момент отсутствовал встречный транспорт. Почему водитель выехал на полосу встречного движения, оставалось загадкой даже для самого водителя.

 Получив информацию от главного инженера, я выслушал водителя. С его слов, он чувствовал себя нормально, на здоровье не было никаких жалоб. Погода была солнечная. Видимость прекрасная. Перед ДТП, управляя автобусом, ни на что не отвлекался. Спускаясь с горки в сторону города, не видел встречного транспорта или каких-либо преград, что заставило бы уводить автобус от столкновения. Дорогу в этот момент никто не перебегал.

Ему казалось, что он едет прямо по своей полосе движения, никуда не сворачивая. Он не мог понять, почему автобус стал сваливаться в канаву, расположенную слева по ходу движения. Только когда вылез невредимым из автобуса, понял, что автобус выехал на полосу встречного движения, что привело к неприятным последствиям.

Торможения он не применял, так как в этом, по его мнению, не было необходимости. Ему казалось, что он всё время движется правильно, по своей стороне дороги.

***

Я приступил к описанию ДТП в протоколе, а из головы не выходила мысль: как водитель-профессионал не увидел, что выехал на полосу встречного движения и продолжал двигаться в том же направлении, пока автобус ни свалился в ров?! «Скорее всего, всё-таки чем-то отвлёкся, что и привело к ДТП», — думал я.

Такое бывает очень часто. Но в большинстве случаев водители не хотят признаваться в этом, выдумывая другие причины, чтобы избежать ответственности.

В конце концов я решил, что на всякий случай в процессе следствия надо будет назначить экспертизу по зрению водителя. Может быть, у него не всё в порядке со зрением, но он не хочет в этом признаваться, чтобы не лишиться работы. В общем, время покажет. Ранее никогда не приходилось это делать, так как не было подобных случаев.

 После осмотра ДТП я вместе с водителем автобуса поехал на милицейской машине в УВД, чтобы зафиксировать его показания в протоколе допроса. Водитель очень переживал не за себя, не за своё будущее, а за пассажиров, доставленных в больницу.

Когда мы проезжали мимо поликлиники водников, я неожиданно для себя приказал водителю остановить машину. Пригласив с собой водителя автобуса, направился в поликлинику. Найдя глазного врача, попросил тщательно проверить его зрение. Врач любезно согласился выполнить мою просьбу. Сначала показал водителю, как при любом обследовании зрения, таблицу с буквами. После этого завел в тёмную комнату с различной аппаратурой.

Выйдя оттуда, врач в категорической форме заявил, что у водителя резко сузился угол зрения. Он не видит боковым зрением, за счёт которого любой человек фиксирует не только то, что происходит прямо перед ним, но и всё, что имеется справа и слева от него, так как общий угол зрения обоих глаз составляет 190 градусов. Как оказалось, водитель в то время видел, куда бы ни повернул голову, только прямо перед собой.

Я, конечно, задал вопрос о причине изменения зрения. Врач сказал, что чаще всего это происходит из-за спазма сосудов головного мозга, который по разным причинам может наступить в любой момент. Как долго спазм будет продолжаться, ни один врач не скажет, так как это зависит от многих причин, времени и лечения. Может неожиданно исчезнуть сам по себе, как и появился, или в связи с лечением.

Я получил подробную справку по итогам исследования зрения водителя, подписанную врачом и заверенною печатью. Эта справка в дальнейшем сыграла большую роль в судьбе водителя.

Так как нескольким пассажирам в результате ДТП были причинены тяжкие телесные повреждения, что является отягчающим вину обстоятельством, то мною было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.215 УК, санкция которой предусматривает лишение свободы. Назначил все необходимые судебные экспертизы, в том числе по зрению водителя.

Кстати, после первых спазматических уколов на момент проведения экспертизы зрение водителя восстановилось и возвратилось в прежнее, нормальное, состояние.

Экспертиза проводилась специалистами НИИ областного центра с предоставлением им для изучения уголовного дела, к которому была приобщена справка результатов первичного исследования зрения водителя. Эксперты пришли к выводу, что из-за возраста кровеносные сосуды мозга водителя были предрасположены к спазмам. Он перенёс микро-инсульт, который повлиял на зрение.

 По этим основаниям водитель не мог нести уголовную ответственность за нарушение правил дорожного движения, так как в его действиях отсутствовал состав преступления, предусмотренный вышеуказанной статьёй уголовного кодекса. Согласно действующему законодательству материальный ущерб, причинённый пассажирам, был возмещён автотранспортным предприятием.

Безусловно, заслуженный, добросовестный трудяга-водитель был очень рад прекращению уголовного дела. Он отлично понимал, что если бы тогда, сразу после ДТП, я не показал его глазному врачу, всё могло для него закончиться совсем по-другому.

***

 Я был рад не меньше водителя такому исходу дела. Видимо, тогда у меня сработала выработанная на основании большого опыта интуиция следователя, натолкнувшая на мысль немедленно, не откладывая на потом, показать глазному врачу водителя, хотя он не высказывал никаких жалоб на зрение.

 Не уверен, что, будь я молодым, без должного опыта следователем, поступил так же. Да и тогда, если бы не справка от глазного врача, я не стал бы назначать судебно-медицинскую экспертизу водителю, так как в результате ДТП у него не было никаких телесных повреждений. А это значит, водитель был бы привлечён к уголовной ответственности.

Обвинение выглядело бы стандартно примерно так: водитель, управляя автобусом, не справился с рулевым управлением, в результате чего выехал на полосу встречного движения и т.д. Был бы осуждён. Мы оба так не узнали бы, что причиной ДТП стал кратковременный спазм сосудов головного мозга. Водитель отбывал бы наказание, не будучи виновным в ДТП.

Фото с сайта ex-Press.by

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *