Крымское Эхо
Интервью

Жертвы урбанизации

Жертвы урбанизации

НУЖНЫ КОМАНДИРСКИЕ РЕШЕНИЯ

Архитектура — это то, что мы видим каждый день. Это облик и состояние нашего города, от которых в большой мере зависит наше настроение. Это важный вопрос, поэтому всегда интересно поговорить с профессионалом, хотя каждый из нас уверен, что понимает в архитектуре.

Главный архитектор Симферополя Эрнст Мавлютов занял эту должность полгода назад и тогда же сделал несколько громких заявлений. Например, о намерении реконструировать и облагородить старую часть города.

Вы все еще придерживаетесь этих планов? — спросили мы Мавлютова.

— Да! Мы привлекли в этому московскую компанию, называется она «Тиберийский берег». Она разрабатывает данный проект планировки территории старого города. Соответственно, когда появится готовая концепция, мы ее вынесем на публичные слушания, на совместное обсуждение.

— А в деньгах этот проект уже обсудили?

— В частные деньги я не захожу, не спрашиваю. Главное, чтобы они нам представили проект, который нас устроит. Мы не собираемся «сносить до основания, а потом…», мы говорим о штучной работе с каждым домом, с каждым объектом, с каждым памятником (или не памятником). Это будет общая концепция, и инвестор будет понимать, что мимо этой концепции ему не пройти. Мы не допустим, чтобы вдруг появлялись 9-этажные здания неведомой конструкции и непонятных фасадов, как сейчас на улице Крылова — неведомой плотности без детских садов и школ. Это исключительно штучная работа.

Устроители выставки «СтойЭкспоКрым2015», которая на днях откроется в Ялте, говорят о повышении спроса на крымскую недвижимость со стороны покупателей из других регионов России. Откуда такая информация? Это действительно так?

— Честно говоря, у меня возник такой же вопрос. Если бы был спрос, вокруг Симферополя выросли бы города-спутники! Но сейчас мы понимаем, что через два года у нас появится федеральная дорога, мы должны говорить о транспортном пересадочном узле в районе аэропорта. Тогда, естественно, появляется повышенный интерес — с точки зрения градостроительства!

  

— Если мы говорим о дороге, ключевым городом становится Керчь, а не Симферополь! — сомневаемся мы. — В Симферополе все вращалось вокруг опустевшего теперь вокзала, все дороги вели туда.

— Позвольте не согласиться! — возражает главный архитектор. — Керчь становится транспортным, транзитным, пересадочным узлом; а Симферополь — центральным транспортным пересадочным узлом, связывающим авиацию, железную дорогу, автомобильный транспорт.

У нас больше нет железной дороги, — напоминаем мы.

— Мы же не вечно будем воевать! — уверен Мавлютов. — Давайте планировать на 50 лет вперед, а не на пять!

— Сейчас обсуждается идея объединения города и Симферопольского района

— Симферополь является локомотивом всего Крымского полуострова. Севастополь — военный город, мы его в расчет как бы и не берем. Чтобы поднять экономику центра Крыма, есть три варианта развития событий.. Первый вариант — объединение Симферополя и Симферопольского района в одно муниципальное образование. Это шаг кардинальный, но наиболее эффективный с точки зрения макроэкономики. Второй вариант — частичное объединение, в пределах федеральной трассы Керчь-Симферополь-Севастополь; третий — собирать наш город небольшими кусочками, «с миру по нитке», потому что сейчас градостроительный потенциал города практически равен нулю. Если мы не будем расширяться, мы останемся провинциальным уездным городом, а не столицей Республики Крым, столицей сакрального места России! Поэтому надо приложить все усилия, чтобы эти политические, командирские решения были приняты. Поэтому новый Симферополь является синонимом Большого Симферополя.

То есть вы — сторонник полного объединения?

— Да, я сторонник объединения. Категорический сторонник!

— А как быть с решением социальных вопросов типа доплат сельским врачам, если они автоматически станут городскими?

— Отвечаю. Понимаете, когда Москва и Казань проводили объединение-расширение, практика (математика, экономические расчеты) показала: за 5-7 лет бюджет Казани вырос на 30-40%. За счет этого роста и Москва, и Казань сейчас могут обеспечить те выплаты, о которых вы говорите. Те доплаты, что потеряют сельские врачи, учителя, можно будет компенсировать за счет бюджета города — бюджета уже не дотационного, а нормального, хорошего, бездефицитного. Ответ лежит на поверхности.

  

— А как быть с сельским хозяйством?

— Никто не мешает заниматься выращиванием пшеницы и садов в пределах города. Одно другому не мешает! В правилах землепользования и застройки у нас предусмотрены сельхозугодья и пастбища.

— Нам надо как-то привыкнуть к этой мысли: поле посреди города. Хотя я помню пшеничное поле на месте развязки Бородина-объездная и плантацию роз напротив теперешнего рынка «Привоз»…

— Или город посреди поля. Нам нужно смотреть на эту агломерацию с точки зрения экономики. Мы должны говорить о том, какие должны быть дороги, какая должна быть промышленность, как это объединено в одну инфраструктуру, тогда будет понятно. Поэтому мы хотим сделать генеральный план в двух-трех вариантах, чтобы мы могли и просчитать экономику, и показать людям, что их ждет при том или ином развитии событий.

Сформирована рабочая группа, которая обдумывает все возможные последствия объединения…

— Да, там работает человек 70 — депутаты, специалисты, общественные деятели. Так что недостатка в обратной связи у нас нет. В ноябре проведем публичные слушания, чтобы формально и юридически закрепить эту процедуру. А дальше приступим к генеральному плану.

То есть, по вашему мнению, альтернативы объединению нет?

— Есть — остаться уездным городом. Это мое мнение.

— А районную власть вы спросили?

— Естественно, Симферопольский райсовет выскажет свое мнение.

— Неужели одобрят? Сейчас они распоряжались прибрежной землей в Николаевке, разрешали или не разрешали там строить…

— Можно, конечно, спрашивать, хотят или не хотят. Но давайте пообсуждаем, что будет, если оставить все как есть. Для этого и проводятся публичные слушания, чтобы поговорить. Иногда во имя развития всей территории нужно принять и командирское решение!

— Вам нравится то, что сейчас происходит в Симферополе с парковками?

— А что происходит? — уточняет Мавлютов.

А пока в Симфероополе — новые «архитектурные достижения». Московское кольцо

 

— Например, закатали под парковку часть Детского парка перед Дворцом пионеров.

— Смотрите, мы должны понимать, что индустриализация, урбанизация не обойдут нас стороной. Если потребуется по каждой парковке проводить обсуждения, будем проводить! Нравится, не нравится…

— Пешеходам точно не нравится. Тем более, раньше там уже организовали парковку для посетителей боулинга, они едут к ресторану через парк.

— Вечная дилемма пешеход-водитель всегда будет присутствовать: то ли в Африке, то ли в Китае! Приходится лавировать, смотреть, что наиболее ценно.

— Мне более ценен Детский парк…

— Машины, едущие в ресторан через парк, — это надо пресекать! Никто не обещал ресторану бешеный поток машин! Вот об этом надо говорить.

 Решение транспортной проблемы лежит в нескольких плоскостях. И не только градостроительных: должны быть административные меры воздействия, организация платных парковок. Нельзя начинять центр города офисными помещениями — разрешая строить много офисов в центре, мы создаем трудовую миграцию, в разы превышающую пропускную способность дорог. С этим надо бороться через запреты…

— Но это уже случилось!

— Случилось, но мы должны ограничить строительство офисных помещений в центре, заниматься расширением и реконструкцией дорог, развитием общественного транспорта, чтобы люди могли ездить в хороших автобусах — с кондиционерами, с wifi, ставить остановочные комплексы, принимать административные меры — вплоть до эвакуаторов.

…С этим трудно спорить, но трудно и реализовать. К тому же, как сказал сам главный архитектор Эрнст Мавлютов, это «долгоиграющая пластинка».

Фото simadm.ru и newc.info

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Права не дают — права берут

Чаепитие со спикером

Меджлис всегда действовал в интересах чужого государства