Крымское Эхо
Архив

Встань за Веру, Русская Земля!

Встань за Веру, Русская Земля!

23 ФЕВРАЛЯ — ДЕНЬ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА

Вместе с грядущим праздником есть повод отметить «незаметный юбилей»: 55 лет назад под марш «Прощание славянки» с железнодорожного вокзала Севастополя начали отправляться поезда.

Из всех юбилеев этого года, так или иначе связанных с историей Черноморского флота и Севастополя, именно этот представляется наименее значимым с официально-социальной точки зрения. И в этой связи наверняка о нём мало кто помнит. Хотя, как представляется, 55-летие с момента учреждения прекрасной традиции, подхваченной и распространённой по всей стране, является хорошим поводом для того, чтобы ещё раз сказать об объединяющей и мобилизующей силе мелодии русского военного марша и великолепных словах его текста, затрагивающих глубинные душевные струны.

[url=http://download.sovmusic.ru/m32/slavank2.mp3]ЭТУ МЕЛОДИЮ[/url], без всякого сомнения, слышал каждый из нас, живущих на одной шестой части земной суши, объединённой некогда именем самого большого в мире государства, называвшегося многими Советским Союзом, а кем-то «по старинке» просто — Россией. Уверен: никто, положа руку на сердце, не посмеет утверждать, что этот «набор из семи нот» неблагозвучен, неприятен слуху или нехорош, как говорится, по определению. Наоборот, уверен, кто-то наверняка скажет: он не просто талантлив, а великолепен в своей внешней простоте, ибо отражает настоящую русскую душу. И потому каждый, кто имеет хоть каплю русской крови, независимо от места своего рождения, проживания, образования, профессии и материального достатка, не может остаться равнодушным при звуках этого марша. Даже тот, кто никогда не служил в армии или на флоте, кто никого не провожал, вглядываясь вслед уходящему воинскому эшелону, может сказать: это — мелодия, близкая каждому. Близкая до комка в горле, сердечного волнения и непроизвольного повлажнения глаз. Марш этот — «Прощание славянки».

 

А. Евстигнеев. Прощание славянки. 2001 г.


Встань за Веру, Русская Земля!
Как ни удивительно, но у «Славянки», казалось бы, не просто известной, а популярной в течение многих десятилетий, непростая, даже весьма сложная судьба. Появившись, она приобрела массовое распространение, прошла через забвение, пережила возрождение и даже стала гимном одного из субъектов (слово-то какое «гордое»!) Российской Федерации.

ВПЕРВЫЕ ЭТА МЕЛОДИЯ прозвучала почти 100 лет назад — в 1912 году в Тамбове, в котором в то время жил и служил автор музыки «Славянки» Василий Иванович Агапкин. Впрочем, на этот счёт есть и другие сведения. Так, например, утверждается, что впервые марш был исполнен в Крыму, в Симферополе, где, собственно, и была закончена работа над этим произведением. Существует даже версия: название марша связано не только с войной за окончательное освобождение южных славян, но и с речкой, протекающей через столицу Крымского полуострова, — она, конечно же, называется Славянка. И якобы именно на ее берегу оркестр впервые исполнил ставшее знаменитым музыкальное произведение…

Пожалуй, прежде, чем проследить весь путь, по которому вместе с маршем шагали русские воины, есть смысл сказать о его авторе.

Марш был написан Василием Агапкиным в пору, когда он был кавалерийским штаб-трубачом, имевшим к своим двадцати восьми годам немало лет службы в составе нескольких военных оркестров. Рязанский мальчишка, оставшись сиротой, в десять лет был зачислен учеником в духовой оркестр 308-го Царевского резервного батальона Астраханского пехотного полка. В 1906 году был призван в армию, в Тверской драгунский полк, расквартированный под Тифлисом. В декабре 1909 г., по окончании срока службы, Агапкин направился в Тамбов, где был зачислен штаб-трубачом в 7-й запасной кавалерийский полк, а осенью 1911 г. был принят в класс медно-духового отделения Тамбовского музыкального училища.

Осенью 1912 года начались «события на Балканах», принявшие форму войны, вошедшей в историю как Первая Балканская (9 октября 1912 — 30 мая 1913). В ходе той теперь не очень известной войны страны Балканского союза (Болгария, Сербия, Греция и Черногория) отвоевали у Турции оккупированные ею несколько веков назад земли. Победа, увы, мира и спокойствия не принесла — уже через месяц между Болгарией и её бывшими союзниками вспыхнула Вторая Балканская война. А вскоре — кто же мог предположить? — грянула Великая война, называемая нынче Первой мировой. Судьбы славянства, балканских единокровных братьев не могли оставить россиян равнодушными созерцателями. И Василий Агапкин отреагировал. Его ответ был, как и следует быть ответу музыканта, творческим — вдохновение явило марш. Как «положено» маршу для военного духового оркестра, он не имел слов (тексты появились позднее).

Поначалу этот марш состоял из двух частей — запева и припева. Причем автор за музыкальную идею взял практически забытую песню времён Русско-японской войны. Песня эта начиналась словами:

Ах, зачем нас забрили в солдаты,
Угоняют на Дальний Восток?
Неужели я в том виноватый,
Что я вырос на лишний вершок?
Оторвет мне иль ноги, иль руки,
На носилках меня унесут.
И за все эти страшные муки
Крест Георгия мне поднесут…

Песня эта была «полуподпольной», официально она не звучала, а слова её никогда не публиковались. Тем не менее, благодаря «жалостливости», запоминающемуся напеву она стала довольно распространённой. Василий Агапкин, возможно, длительное время вынашивавший «тему», использовал мелодическую первооснову солдатских «наработок». Впрочем, это нисколько не умаляет его заслуг — в результате творческого поиска, включавшего синтез «бравших за душу» напевов, он создал великолепный военный марш.

К. Васильев. Прощание славянки. 1974 г.
«

Встань за Веру, Русская Земля!
Как и любого творческого человека, автора нового марша терзали сомнения, и чтобы развеять их, В. Агапкин со своими нотными набросками отправился в Симферополь — там жил и работал авторитетный в музыкальных кругах композитор и нотоиздатель, военный капельмейстер Литовского 51-го пехотного полка Яков Богорад. Ему марш понравился. Я. Богорад помог записать клавир и оркестровал марш. Вместе с В. Агапкиным была сочинена недостающая часть — трио. Было придумано и название — «Прощание славянки».

Вскоре Яков Богорад в симферопольской типографии издал сотню экземпляров нот. На обложке этого первого издания — рисунок: молодая женщина прощается с гусаром, на фоне вдали видны Балканские горы, а также отряд солдат. И надпись: «Прощание славянки» — новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина».

ВПЕРВЫЕ ОФИЦИАЛЬНО этот марш прозвучал на строевом смотре 7-го запасного кавалерийского полка в Тамбове, где служил его автор. «Славянку» подхватили и стали исполнять другие оркестры, и произведение это вскоре приобрело широкую известность. И это вполне естественно, ведь мелодия марша сочетает в себе живительную веру в будущую победу и осознание горечи неминуемых потерь от грядущих сражений. А в названии марша отражено одно из тяжелейших испытаний, которые возлагают все войны на женщин, — провожать своих мужчин на войну и верить в их возвращение.

Написанный в связи с событиями вроде бы балканскими, марш «Прощание славянки» получился удивительно русским и в короткий срок стал чрезвычайно популярен в России. А с началом мировой войны его популярность ещё более возросла. Этому способствовало и то, что в 1915 году в Киеве фирмой грамзаписи «Экстрафон» была выпущена первая граммофонная запись «Прощания славянки». Чеканные звуки этого марша провожали солдат на фронт — именно под эту музыку уходили воевать русские полки.

Довольно скоро мелодия марша получила европейскую, а затем и мировую известность — её стали исполнять военные оркестры не только союзников России, но и музыканты противника — музыка Василия Агапкина звучала во Франции, Румынии, Германии, Австрии, Швеции, Норвегии, в других странах. А через двадцать лет в «панской» Польше на мелодию «Славянки» была написана песня «Расшумелись плакучие ивы», пользующаяся широкой известностью до сих пор. Автор ее слов — Роман Шлезак. В годы Второй мировой войны текст был несколько изменён, но содержание, в сущности, осталось прежним. Песня эта стала партизанской, бойцов польского Сопротивления, Армии Крайовой:

…Пусть дорога не кончена наша,
И не знаем, где странствий конец,
Мы уверены в этой победе:
Столько пролито крови и слёз…

Следствием популярности мелодии стало появление и в России ложившихся на неё слов. Одной из первых стала песня студентов-добровольцев, отправлявшихся на войну («Вспоили вы нас и вскормили»). Там были такие слова:

Мы — дети Отчизны великой,
Мы помним заветы отцов,
Погибших за край свой родимый
Геройскою смертью бойцов…

На мелодию, ставшую в годы Первой мировой войны поистине народной, были написаны и другие тексты. К сожалению, время сохранило не все из них, но некоторые дошли до нас через многие десятилетия. (Вот, например, какие слова звучали в песне, которая была написана, по всей видимости, в 1916 году во время летнего наступления Русской армии на Юго-Западном фронте («Брусиловский прорыв»):

По неровным дорогам Галиции,
Поднимая июньскую пыль,
Эскадроны идут вереницею,
Приминая дорожный ковыль.
Прощай, Россия-мать!
Уходим завтра в бой.
Идем мы защищать
Твои границы и покой!

«Июньская пыль» была поднята во время общего наступления войск Юго-Западного фронта генерала А.А. Брусилова. Оно началось утром 23 мая (по старому стилю, как тогда было принято в России) 1916 года. Русские войска прорвали оборону противника, заняв Луцк и Черновцы. К 12 июня положение на фронте стабилизировалось, но 22 июня армии Юго-Западного фронта продолжили наступление…

С началом Гражданской войны появились новые тексты. «Прощание славянки» исполняли как красные, так и белые. Причем в подразделениях Белой армии этот марш был даже более распространён: сохранились тексты (переделки упомянутой выше песни студентов-добровольцев), которые на его мелодию пели в Добровольческой армии и в Сибирской народной армии, затем в армии Колчака («Сибирский марш»):

Сибири поля опустели,
Добровольцы готовы в поход.
За край родимый, к заветной цели,
Пусть каждый с верою идёт, идёт, идёт!..

Одна из текстуальных версий относится к Дроздовской дивизии. В книге «Русская армия генерала Врангеля. Бои на Кубани и в Северной Таврии» в воспоминаниях артиллерист Виктор Ларионов упоминает: «Пели и новую, уже сложенную в Крыму полковую песню:

Через вал Перекопский шагая,
Позабывши былые беды,
В дни веселого, светлого мая
Потянулись на север Дрозды».

Там же штабс-капитан Ларионов чуть выше упоминает «первую роту Первого полка», несущую свой традиционный Андреевский флаг под пение «Славянки». Возможно, этот вариант «Прощания славянки» не только существовал в мае 1920 года, но и являлся полковой песней Первого полка Дроздовской дивизии.

Сам по себе факт сосуществования песен по обе стороны фронтов Гражданской войны вполне объясним: мелодия «Славянки» общенациональна. Она обладает объединяющей силой, которая невольно заставляла исполнителей и слушателей почувствовать себя прежде всего русскими людьми, а не «красными» или «белыми». В этой связи стоит сказать: известно много примеров подобного рода. Так, например, чрезвычайно популярная среди белых песня, речь в которой шла о переходе отряда под командованием полковника Дроздовского из Румынии в Россию для воссоединения с другими белогвардейскими частями, пелась на мелодию, которая впоследствии была очень популярна также и в СССР — многие наверняка помнят знаменитую «По долинам и по взгорьям…». Или другую песню — «Смело мы в бой пойдём…».

Необходимо отметить: сам Василий Агапкин воевал в рядах красных. В 1918 г. он, став добровольцем, организовал духовой оркестр в Первом красном гусарском полку. С 1920 года руководил музыкальной студией и оркестром войск ГПУ в Тамбове, а в августе 1922 года переехал в Москву. Оркестр Агапкина участвовал в значительных мероприятиях и даже исторических событиях. Например, таких, как похороны Ленина.

С началом Великой Отечественной войны Агапкину было присвоено звание военного интенданта первого ранга, и он был назначен начальником духовых оркестров отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского. Именно Василию Ивановичу Агапкину было доверено дирижировать сводным оркестром на знаменитом параде 7 Ноября 1941 года, когда прямо с Красной площади войска уходили на передовую, оборонять Москву.

По поводу того, исполнялся ли марш «Прощание славянки» на том параде, существуют разные мнения. В некоторых источниках утверждается, что его мелодия не звучала. Однако музыканты сводного оркестра после войны при встречах с курсантами Военно-дирижёрского факультета Московской консерватории рассказывали о том, что марш звучал. Маршал Семён Михайлович Будённый также утверждал в своих мемуарах, что марш исполнялся. В книге Владимира Соколова «Прощание славянки» (Москва, «Советский композитор», 1987 г.) рассказывается: «…Одна мысль занимала его целиком. Надо донести звуки музыки до глубины солдатской души, чтобы поддержать силу бойцов, приблизить час справедливого возмездия. Сводный оркестр играл «Прощание славянки». Патриотическая мелодия марша была созвучна мыслям и чувствам воинов, и каждый уносил с Красной площади в памяти её высокий душевный строй, вдохновляющий порыв… Ровными рядами шли солдаты». Стоит также сказать: при озвучивании фильма о параде 1941 года марш не использовался, хотя следует отметить, что для монтажа были взяты многие дореволюционные марши. Отметим также: полковник В. Агапкин руководил сводным оркестром, в который входил и его оркестр, на Параде Победы 24 июня 1945 года.

ОПИСЫВАЯ страницы «биографии» марша, пожалуй, также стоит отметить: с ним связано несколько мифов, главным из которых является такой: в советское время марш подвергался «репрессиям», его чуть ли не запрещали, а второе рождение «Славянки» связывается с «хрущёвской оттепелью». На самом деле это не так. Марш не был запрещён в СССР. К примеру, он упоминается в сборнике дирекционов «Служебно-строевой репертуар для оркестров РККА» С. А. Чернецкого, выпущенном в 1945 году. Также можно отметить «Сборник популярных маршей для самодеятельного оркестра» (Москва, Музгиз, 1953 г.) и переложения для баяна в сборниках старинных популярных маршей за 1955 и 1959 годы (Москва, Музгиз, 1955, 1959 гг.). Эти сборники можно посмотреть в электронном каталоге Российской государственной библиотеки (бывшей «Ленинки»). Позднее марш встречается во многих изданиях.

Среди существующих записей марша самая ранняя, возможно, запись оркестра под управлением И. В. Петрова (в 1941-1944 гг. возглавлял оркестр Военно-политической академии им. В.И. Ленина) 1944 года. Она была выпущена на пластинке Апрелевского завода. «Славянка» была представлена и на американской пластинке «Марши и кавалерийская музыка в исполнении московских оркестров» («Colosseum», New York, USA, 1954). Существуют и другие записи, однако исследователям однозначно установить исполнителей (и, соответственно, дирижеров) многих из них пока не удалось, хотя исполнение «Славянки» разными оркестрами отличалось нюансами и штрихами. В начале 50-х годов издавались ноты марша, его мелодия звучала и на театральной сцене.

Таким образом, существующий информационный, музыкальный и фактологический массив позволяет утверждать: «Славянку» не запрещали, а её отсутствие в репертуаре многих оркестров можно объяснить множеством причин — у всякого времени свои приоритеты, пристрастия и привязанности.

В то же время справедливости ради отметим: «Славянка» вновь вернула себе былую популярность лишь в 1957 году вместе с обретением мировой славы фильмом Михаила Колотозова «Летят журавли». «Прощание славянки» было включено в знаменитую сцену на школьном дворе — сборном пункте призывников перед их отправкой на фронт. Зрителями фильма, удостоенного в Каннах «Золотой пальмовой ветви», тогда стали миллионы людей. А значит, они стали и слушателями возрождённого марша. Как результат, на его мелодию многие поэты написали стихи, а композиторы нередко использовали «тему» «Славянки».

Василий Иванович Агапкин скончался в 1964 году. А четыре года спустя композитор Эдуард Колмановский пошёл на беспрецедентный для автора шаг — свою песню под названием «Я тебя никогда не забуду» (на слова Константина Ваншенкина) он построил таким образом, что в ней в качестве припева (после каждого куплета) звучит совсем не его мелодия, а музыка «Прощание славянки».

На музыку В. Агапкина в 1965 году были написаны слова к песне «Этот марш не смолкал на перронах…», прозвучавшей в исполнении ансамбля имени А.В. Александрова.

Этот марш не смолкал на перронах
В дни, когда полыхал горизонт.
С ним отцов наших в дымных вагонах
Поезда увозили на фронт.
Он Москву отстоял в сорок первом,
В сорок пятом шагал на Берлин.
Он солдатом прошёл до Победы
По дорогам нелёгких годин.

Припев:
И если в поход
Страна позовёт,
За край наш родной
Мы все пойдём в священный бой!

Шумят в полях хлеба,
Шагает Отчизна моя
К высотам счастья
Сквозь все ненастья
Дорогой мира и труда.
К высотам счастья,
Сквозь все ненастья
Дорогой мира и труда.

На мелодию «Прощание славянки» также написал одну из своих песен поэт и драматург Александр Галич (Александр Аркадьевич Гинзбург). Подобно многим другим вынужденным изгнанникам, он и на чужбине остался настоящим патриотом России и даже был похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа близ Парижа. Еврей по национальности, русский поэт Александр Галич нашел свой последний приют недалеко от могил Ивана Бунина, Дмитрия Мережковского, Андрея Тарковского, Зинаиды Гиппиус, Надежды Тэффи…

А. Галич свои слова к «Славянке» назвал «Походным маршем». Вот его слова:

Снова даль предо мной неоглядная,
Ширь степная и неба лазурь.
Не грусти ж ты, моя ненаглядная,
И бровей своих тёмных не хмурь!

Вперёд, за взводом взвод,
Труба боевая зовёт!
Пришёл из Ставки
Приказ к отправке —
И, значит, нам пора в поход!

В утро дымное, в сумерки ранние,
Под смешки и под пушечный бах,
Уходили мы в бой и в изгнание
С этим маршем на пыльных губах.

Не грустите ж о нас, наши милые,
Там, далёко, в родимом краю!
Мы все те же — домашние, мирные,
Хоть шагаем в солдатском строю.

Будут зори сменяться закатами,
Будет солнце катиться в зенит.
Умирать нам, солдатам, — солдатами,
Воскресать нам — одетым в гранит.

К 100-летию со дня рождения Василия Ивановича Агапкина известный поэт Владимир Лазарев (его песни — «Не остуди своё сердце, сынок» Владимира Мигули, «Берёзы» и «Ночной разговор» Марка Фрадкина) написал к «Прощанию славянки» свой текст, ставший впоследствии довольно известным.

Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза —
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков.
И зовет нас на подвиг Россия,
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай,
прости-прощай.

Летят, летят года.
Уходят во мглу поезда.
А в них солдаты.
И в небе темном
Горит солдатская звезда.
Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад.

Летят, летят года,
А песня — ты с нами всегда.
Тебя мы помним,
А в небе тёмном
Горит солдатская звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай,
прости-прощай.

Премьера песни «Наступает минута прощания» на слова Владимира Лазарева состоялась в 1984 году при открытии мемориальной доски на здании Тамбовского музыкального училища, выпускником которого в 1913 году был Василий Агапкин. Кстати говоря, существует и другой «лазаревский» вариант:

Лес да степь, да в степи полустанки,
Повороты родимой земли,
И, как птица, «Прощанье славянки»
Все летит и рыдает вдали.
Овевает нас Божее Слово,
Мы на этой земле не одни.
И за братьев, за веру Христову
Отдавали мы жизни свои.
Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Не все из нас придут назад.

Летят, летят года,
А песня — ты с нами всегда.
Тебя мы помним,
И в небе тёмном
Горит сочувствия звезда.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай.
Прощай, милый взгляд,
Дай Бог вернуться нам назад.

Довольно примечательный факт: с конца мая 2002 года официальным гимном Тамбовской области является мелодия «Прощания славянки» со словами А. Митрофанова. Слова эти, впрочем, имеют к «Прощанию славянки» довольно косвенное отношение. Они представляют собой типичный текст регионального гимна:

На просторах бескрайних и синих,
Где берёзы любуются Цной,
В самом сердце великой России
Ты раскинулся, край наш родной…

Существующие ныне тексты на музыку «Славянки» можно оценивать по-разному. На мой взгляд, наиболее удачной песней на мелодию марша Василия Агапкина является всё же «Встань за Веру, Русская Земля!» с текстом Андрея Мингалёва. Многие ошибочно полагают, что это едва ли не первый текст, который вообще когда-либо пели на эту мелодию и упоминают при этом Гражданскую войну, Белую гвардию и Александра Колчака. Дело, наверное, в том, что присутствует в тексте Мингалёва дыхание какой-то постигшей страну недавней катастрофы, имеющей глобальные масштабы, в его словах присутствует неподдельная боль за Россию. Всё это, конечно, было на рубеже 20-х годов, но всё это — хоть и в иных масштабах — произошло и на стыке тысячелетий…

Песня «Встань за Веру, Русская Земля»!» написана автором, Андреем Викторовичем Мингалёвым, одним из ведущих актеров Иркутского театра народной драмы, в 90-е годы, т.е. относительно недавно.

Наверное, общее число текстов на мелодию «Славянки» подсчитать невозможно. Впрочем, как и исполнителей. Тем не менее следует упомянуть о том, что предпринимались самые разнообразные попытки на ниве «поэтического творчества». Есть и пародийные тексты, и «блатные». Например, есть жизнеутверждающий сатирический «Митьковский марш» Дмитрия Шагина со словами:

«Вставай, браток, вставай!
Рваный тельничек свой надевай…».

Есть и абсурдная диссидентская песенка Николая Вильямса времён застоя «Коммунисты поймали мальчишку». Была также песня и у советских стиляг «Вот ко мне приближается женщина…». Уже забылась студенческая песня 1950-х о военных сборах «Отгремели весенние грозы», а также её одноименный туристический вариант. Известна дурацкая песенка про вдову и пионера «По просторам столичного парка…» и т.д. Однако, как представляется, особого смысла нет в том, чтобы о них говорить подробно…

СЕГОДНЯ, в непростое для России время, «Прощание славянки», оставаясь популярным, переживает пору очередного ренессанса. Правда, лишь в определённых кругах. В свой репертуар его включают многие певцы и актёры. Так, вариант «Встань за Веру, Русская Земля!» (с некоторыми «вариациями») исполняют Татьяна Петрова, Жанна Бичевская, Кубанский казачий хор. Именно эта песня на слова Андрея Мингалёва ежегодно звучит в Кремле 13 декабря, в День Святого Андрея Первозванного. Со сцены бывшего Дворца съездов её исполняют участники торжественного вечера, организуемого Фондом Андрея Первозванного. Как отмечают многие присутствующие на этом вечере, по силе эмоционального воздействия на слушателей «Прощание славянки» стоит в одном ряду со «Священной войной» («Вставай, страна огромная…»).

Много песен мы в сердце сложили,
Воспевая родные края.
Беззаветно тебя мы любили,
Святорусская наша земля.
Высоко ты главу поднимала,
Словно солнце твой лик воссиял,
Но ты жертвою подлости стала,
Тех, кто предал тебя и продал.

И снова в поход
Труба нас зовёт!
Мы вновь встанем в строй
И все пойдём в священный бой!

Встань за Веру, Русская Земля!

Ждёт победы Россия-святыня,
Отзовись, православная рать:
Где Илья твой и где твой Добрыня?
Сыновей кличет Родина-мать.

Все мы — дети великой державы,
Все мы помним заветы отцов:
Ради знамени, чести и славы
Не жалей ни себя, ни врагов.
Встань, Россия, из рабского плена,
Дух победы зовёт, в бой пора!
Подними боевые знамена
Ради правды, красы и добра.

К СОЖАЛЕНИЮ, мало кто из нас знает слова хотя бы одного из вариантов «Прощания славянки». Но, к счастью, её нестареющая мелодия из военных маршей, наверное, звучит чаще, чем иные. Уж в Севастополе — точно. На флоте давно возникла и закрепилась традиция — уходящих в запас старшин и матросов провожать «Славянкой». Правда, не везде, не всегда и не все флотские отцы-командиры и другие начальники эту традицию приветствовали, но она существовала и сегодня продолжает существовать. Наверняка она будет жить и дальше.

Кстати, говоря о «флотских концах» мелодии, стоит обратить внимание читателя на примечательный факт: рабочее название известного фильма «72 метра» было «Прощание славянки». Наверняка зрителям памятен эпизод, когда командир субмарины по прозвищу Янычар (актёр Андрей Краско, так рано ушедший из жизни!) под марш В. Агапкина уводит свой экипаж с «торжественной церемонии» принятия «украинской присяги». Съёмки фильма проходили в Севастополе на 14-м причале, «роль оркестра» исполнял оркестр штаба ЧФ под управлением полковника Игоря Князева…

ОТКРОВЕННО ГОВОРЯ, я никогда не задумывался над тем, почему «Прощание славянки» исполняется при отправлении поездов от севастопольского вокзала — это дело казалось вполне естественным. Тем более для Севастополя — города русской морской славы, главной базы Черноморского флота, Города-Героя, из которого ежедневно уезжали сотни черноморцев. Юбилей с момента начала ее трансляции из вокзальных динамиков — красивый, «нестандартный», в «две пятёрки» — как-то сам собой, невольно, привёл к такой мысли: всё-таки не случайно «Славянку» стали исполнять при отходе поездов от перрона железнодорожного вокзала именно нашего города. Ведь мы знаем: каждая такая «случайность» предопределена целым рядом обстоятельств. Если хотите, предопределена Свыше.

И теперь, уже по многолетней традиции, под звуки этого марша уходят поезда в Москву из Владивостока и Перми, Тамбова и Кирова, из Ижевска и Белгорода, Пензы и Харькова, из Ульяновска и Архангельска, Екатеринбурга и Симферополя. «Славянка» звучит на пограничной станции Забайкальск (Читинская область), когда начинает движение фирменный поезд «Москва-Пекин», а также на волжских причалах, когда, подав гудок и отдав швартовы, от пирсов отходят пассажирские теплоходы.

Этот марш замечателен с любыми словами, независимо от того, какую эпоху они отражают. Красиво он звучит на польском языке (ведь поляки — всё-таки славяне, хоть и западные!). Его помнят и любят на необъятных просторах Великой России — от Крыма до Новой Земли, от Камчатки до Балтики. И пока он будет звучать, в буквальном смысле будоража умы и сердца, пока его мелодию будут узнавать и признавать как свою, родную, люди разных поколений, до тех пор все мы будем вместе. И будет Россия — вместе с нами.

«Родина для меня — это и старая казачья колыбельная песня, которой убаюкивала меня моя еврейская мама, это прекрасные лица русских женщин — молодых и старых, это их руки, не ведающие усталости, — руки хирургов и подсобных работниц, это запахи -хвои, дыма, воды, снега…
…Кто, где, когда может лишить меня этой России?! В ней, в моей России, намешаны тысячи кровей, тысячи страстей — веками — терзали её душу, она била в набаты, грешила и каялась, пускала «красного петуха» и покорно молчала — но всегда, в минуты крайней крайности, когда казалось, что всё уже кончено, всё погибло, всё катится в тартарары, спасения нет и быть не может, искала — и находила — спасение в Вере! Меня — русского поэта — «пятым пунктом» — отлучить от этой России нельзя!».

 

Александр ГАЛИЧ,
из автобиографической повести «Генеральная репетиция»

 

Марш «Прощание славянки» неоднократно записывался различными советскими и российскими оркестрами. Из «эталонных» записей марша можно отметить несколько работ 60-70-х годов Первого отдельного показательного оркестра МО СССР под руководством Н. Назарова, А. Мальцева, Н. Сергеева, Оркестра штаба Ленинградского Военного округа под руководством Н. Ф. Ушаповского 1995 года. Марш записан и другими оркестрами, такими как Образцовый оркестр Почётного караула, Адмиралтейский оркестр Ленинградской ВМБ, оркестр штаба Закавказского ВО, и многими другими. Записи иностранных оркестров представлены Оркестром Народно-освободительной армия Китая, американским United States Marine Band, Stabsmusikkorps der Grenztruppen ГДР, австрийским оркестром Militaermusik Kaernten и другими.

[img=center alt=title]uploads/2/1236071143-2-sIRD.jpg[/img][url=http://www.youtube.com/watch?v=wK-QfwKszeQ]Послушай![/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Нелегальные телефоны замолчат

«Война в Крыму – все в дыму!»

Олег ШИРОКОВ

В Симферополе открыт офис ПРООН

Ольга ФОМИНА