Крымское Эхо
Общество

Вирус как проверка на вшивость

Вирус как проверка на вшивость

ИСПЫТАНО НА СЕБЕ

Вот уже несколько месяцев мы слушаем новости со всего мира о ситуации с новым вирусом. Реакция разная: у кого-то паника, кто-то запасся попкорном и следит за новостями, как за телесериалом, кто-то уверен, что это не про него. Но реальная жизнь всегда все расставляет на свои места.

И этот вирус, как лакмусовая бумага, выявил все накопившиеся за долгие годы проблемы в обществе, в том числе и в системе здравоохранения. Согласитесь, мы с вами давно приспособились к такому положению дел: заболели — идем в аптеку, сильно заболели – к врачу, желательно по рекомендации знакомых. Предпочтение отдаем частной клинике, по известным причинам, о чем уже столько было написано в социальных сетях, что повторяться не хочется.

Две недели я провела в пульмонологии. Хочу поделиться своими наблюдениями и опытом. Может быть, кому-то пригодится.

Предыистория

Началось все с обычного ОРВИ. Вызов врача на дом, назначения противовирусных препаратов. Все как обычно. Праздничные дни к 8 Марта позволили отлежаться и со спокойной совестью выйти на работу. Но через неделю на выходных поднялась температура, и я впервые почувствовала, что со мной что-то не так.

В понедельник утром не вышла на работу — к счастью, в этот день ввели дистанционное обучение. Записалась в частную клинику к пульмонологу, на всякий случай (где-то прочла, что пневмонию не каждый врач слышит) решила сделать флюорографию. Запись была на вечер, но вариантов не было.

Уже на снимке картина была маслом. Врач сказал, что нужна госпитализация. «А можно амбулаторно?», – с надеждой спросила я. «Нет. Только стационар!». «Но, может, с утра, уже поздний вечер, пока в пробках доберемся?». «Я тоже хочу, чтобы у вас было утро». Надо ли говорить, как отрезвили меня эти слова? На тот момент я, в отличие от врача, еще не знала о непростой ситуации с гриппом и пневмониями у нас в Крыму и о том, как важно не упустить время.

В 20.00 уже из дома вызвала скорую. Ждать пришлось в течение двух часов. Огромное количество вызовов: в приоритете дети, травмы, кровотечения, роженицы. Бригада оказалась профессиональной: провели все необходимые манипуляции и доставили в пульмонологию Симферопольской клинической больницы (бывшая Железнодорожная) — согласно графику таких больных принимали здесь, в иные дни везут в 7-ю городскую. И благодаря врачам скорой я поняла, что со мной было не так: оказывается, резко понизился уровень кислорода в крови, на что и отреагировал мой организм.

В больнице

Хочу развеять сомнения. При поступлении в больницу у всех больных в обязательном порядке берут анализ – тест на коронавирус. В пульмонологии больные только с отрицательным результатом. Помимо этого, берут все необходимые анализы (я заполнила огромное количество бумаг с согласиями, честно пытаясь прочесть, на что я согласна). Но вся эта процедура в тот момент меня вообще не волновала. До сих пор не ушло состояние ужаса: «Боже, куда я попала». Из палат раздавался кашель, медсестра и санитарки спешили на помощь к страждущим. Капельницы, ингаляции – и днем, и ночью.

Палаты убираются три раза на день, трижды в день обязательное кварцевание и проветривание всех помещений. Трехразовое питание, более-менее приличное, прожить можно, медикаментами обеспечивают полностью. Не надо, как было в недавние времена, покупать системы для капельниц, лекарства и прочее. Что с собой желательно взять — свою постель и посуду. «Ой, у вас тарелочки нет. Не переживайте, я вам дам. Мы тщательно обрабатываем посуду, стараемся, но лучше иметь свою»,– советуют раздатчицы.

Подушку лучше принести из дома

Что невозможно вынести? Бытовые условия. На всех один туалет женский и один мужской. В женском туалете — душевая и бойлер, единственное место, где есть горячая вода. В палатах раковины с холодной водой. Кровати новые, но постельное белье, подушки… Вот стыдно, честное слово. Что злило? Неужели это такой большой расход для бюджета, если обеспечить больницы кулерами для воды с нагревом? Постоянно хочется пить, и лучше теплую воду. Термосы из дома приносят, но не спасает. Да и далеко не всем, к сожалению, приносят.

Категория больных. От 30 и старше, пожилые из так называемой группы риска, но много мужчин и женщин работоспособного возраста. Мужчин, на мой взгляд, даже больше. Есть и такие больные, кому нет 30, и, к сожалению, есть и беременные. Грипп и пневмония не щадят никого. Заболевших много, отделение переполнено, в терапевтическом отделении были выделены дополнительные палаты для больных из пульмонологии. И каждый день новых больных привозила скорая.

Кстати, о туалетной бумаге. Помимо основного ее назначения, эти рулоны незаменимы при гриппе, бронхите и пневмонии, когда отходит мокрота. За день уходит один рулон. Удобно и экономно: бумажные полотенца жесткие, ранят пересохшие губы. Носовые бумажные платочки – неэкономно с точки зрения цены (их много надо, дороговато получается).

Медперсонал

Теперь о главном. Вся тяжесть ситуации непомерным грузом легла на плечи врачей, медсестер и санитарок. Врач, который дежурил ночью, когда я поступила, ушел из больницы вечером следующего дня. Медсестрам за дежурство не то, что прилечь — присесть не удается ни днем, ни ночью. К концу смены они с ног валятся от усталости.

Мы научились сами перекрывать капельницу, пока придет медсестра. Она просто физически не успевала. Мы, больные, не переставали удивляться, почему нет дополнительных бригад, почему не усилят штат? Люди работают на износ. То и дело кто-то из медсестер срывался: «Все, не могу больше, увольняюсь, невозможно работать в этом бардаке!». И тут же, услышав жуткий захлебывающийся кашель из палаты, неслась в палату: «Ой, это кто у нас так кашляет».

Наше главное достояние – люди, преданные своему делу люди. Вот эти бурчащие, недовольные, плохо накормленные (Сергей Киселев. Сергей Николаевич, утащила у вас эти слова, адресованные преподавателям, но в полной мере применимые и в адрес медработников) специалисты, хорошо знающие свое дело и не умеющие работать плохо. Они могут работать — или не работать. Но работать плохо они просто не могут, им совесть не позволяет!!! И, к счастью, они у нас еще есть.

Вот такие люди – наша ценность!!! Никакой искусственный интеллект, никакая телемедицина не заменит мгновенной человеческой реакции врача, медсестры, благодаря чему будет спасена чья-то жизнь.

Оптимизация наше «фсЁ»?

Что удалось нашим чиновникам и властям, так это оптимизация персонала и интенсификация их труда. Интересно, за это награды дают или только премии за экономию бюджетных средств?

Когда я в соцсетях (благо, у меня мобильный Интернет; Wi-Fi для наших больниц – это еще непозволительная роскошь), увидела флешмоб #Спасибоврачам, не удержалась и написала в комментариях: «Лучше заплатите медработникам за интенсивность труда и подумайте об увеличении заработной платы. Мы все под Богом ходим. Это наш долг перед врачами, медсестрами и санитарками». И неплохо бы снабдить их средствами защиты в полном объеме, чтобы не шили себе маски из марли!!!

О чем думаю теперь постоянно: случись у нас нечто подобное, как в Китае или, не дай Бог, в Европе, хватит ли у нас специалистов – анестезиологов, инфекционистов, пульмонологов, медсестер, чтобы помочь каждому больному? Не уверена. Слишком много было разрушено, простите, оптимизировано. И нам дано время, чтобы одуматься и начать все исправлять.

Нельзя и далее руководствоваться в кадровой политике понятиями «хороший человек» и «преданный телу человек». Не работает больше, дамы и господа! И вирус показал, что заболеть может каждый: и в группе риска, и не в группе риска, и бедный, и богатый. Вирусу наплевать!!! И в больнице рядом в одной палате будет лежать и дедушка, и молодой человек в брендовом спортивном костюме с навороченным смартфоном в руках, который выбегает из палаты, бежит к медсестре и говорит: «Тут у нас пассажиру плохо!» Нам дано это испытание, чтобы в нас пробудились человеческие качества и элементарный инстинкт самосохранения.

#сидидома

После выписки как законопослушный гражданин сижу дома, иногда просматриваю ленту в соцсетях. И такое ощущение, что далеко не все еще поняли серьезность ситуации. Нет-нет, Боже упаси, паниковать не надо. По христианским канонам паника – большой грех. Что, на мой взгляд, нужно сделать? Очиститься. Во всех смыслах. Вымыть и продезинфицировать квартиру.

Впервые задумалась: а что мы в квартиру приносим на обуви? У нас же народ привык плевать себе под ноги. Теперь в обязательном порядке сразу же буду мыть и затем кварцевать обувь и верхнюю одежду. В людных местах без маски больше не появляюсь, и по мере возможности буду стараться держать дистанцию. Я не уверена в сознательности и ответственности сограждан.

И, конечно же, всем нам нужно навести порядок в своей голове и душе. Вирус проверяет нас «на вшивость»: кто мы и какие мы? И нам самим выбирать, по какому пути идти дальше. Но жить так, как раньше, уже точно будет нельзя.

С личной странички в Фейсбуке

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Кедр в честь столетия

.

Помощь дошла до адресата

Памяти Анатолия Григорьевича Новикова…

.