Крымское Эхо
Интервью Крым

В российской системе координат

В российской системе координат

ЧТО КРЫМЧАНАМ ХОТЕЛОСЬ БЫ ПОМЕНЯТЬ В ЗАКОНАХ РФ

Сегодня в Ялте открылась XXVII по счету конференция Южно-Российской Парламентской Ассоциации (ЮРПА). Первая открылась в Ростове в далеком 2001 году: именно ростовчане инициировали ее появление. Идея была такой: Юг России имеет в общем-то сходные проблемы, отличные от остальной территории федерации. И эти проблемы, которые, конечно, касаются самых разных сфер нашей жизни, проще и эффективнее решать вместе, объединившись.

На сегодняшний день в состав Парламентской Ассоциации входят восемь постоянных членов (Государственный Совет – Хасэ Республики Адыгея, Дума Астраханской области, Волгоградская областная Дума, Народный Хурал (Парламент) Республики Калмыкия, Законодательное Собрание Краснодарского края, Законодательное Собрание Ростовской области, Государственный Совет Республики Крым и Законодательное Собрание города Севастополя) и четыре ассоциированных члена (Народное Собрание Республики Ингушетия, Народное Собрание (Парламент) Карачаево-Черкесской Республики, Парламент Республики Северная Осетия-Алания, Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия).

В прошлом году полномочия председателя ЮРПА перешли Государственному Совету Республики Крым, которая стала членом этого депутатского объединения три года назад.

Конференция рассчитана на два дня; сегодня около сотни представителей восьми субъектов федерации, прибывших в Ялту, в комитетах обсуждали законодательные инициативы, которые ЮРПА в ближайшее время будет предлагать для рассмотрения Госдуме РФ. Об этом мы расскажем позже, а пока мы перед началом беседуем с председателем Комитета по вопросам государственного строительства и местного самоуправления Республики Крым. Ефим Фикс (на фото), как всегда, любезен и не пренебрегает мелочами, чтобы быть правильно понятым.

— Крым перешел в другую систему координат, уже вполне освоился в новом законодательном поле. Что собираются делать крымские законодатели на этой конференции, Ефим Зисьевич?

— В России интересно выстроена система взаимоотношений по линии центр — субъект федерации. Она, к нашему удивлению, как раз та, какую мы отстаивали еще будучи в составе Украины.

Конституция РФ четко разделяет: есть полномочия исключительно центра — мы туда не вмешиваемся: международная деятельность, безопасность, налоговая политика, банковская система и т.д. Есть совместная деятельность — центра и субъекта.  Здесь нужно договариваться. Например, Татарстан заключил соглашение между РТ и правительством РФ. А есть исключительно полномочия региона, субъекта федерации. Госдума принимает соответствующий закон и говорит:  дальше вы там решайте, детализируйте его так, как нужно вашему региону.

Ну вот свежий пример — закон о возврате кредитов, взятых крымчанами в украинских банках: Госдума приняла рамочный закон — а все остальное регулирование осталось за нами.

— То есть В Москве согласились, что это нужно делать, и определили рамки.

— Да, они определили правила игры, а дальше — уже вы описываете в своем законодательном поле механизм, как конкретно вы это будете делать.

Такая же история и с туристическим сбором: принят рамочный закон: да, это действительно нужно,  будет польза — а дальше решайте сами.

Но есть вещи, которые в рамках совместного ведения не совсем  стыкуются. Например, в рамках комитета по законодательству, государственному строительству и местному самоуправлению будут обсуждаться вопросы административной ответственности: кто, на каком уровне и какой субъект права будет принимать решение по вопросам, связанным с наведением порядка.

Конкретный пример — обеспечение порядка в ходе зрелищных мероприятий. Это наш вопрос, субъекта. Мы в своем законе кое-что, конечно, прописываем — но есть темы, которые административная комиссия в городе или сельского поселения разрешить. Скажем, если вдруг на каком-то мероприятии будут осуществлены какие-то действия, выходящие за пределы стандарта поведения. Закон (ФЗ «Об административных правонарушениях») предусматривает,  что в случае, когда появляются такие пограничные вещи, заключается соглашение между МВД РФ и правительством — скажем, той же Республики Крым.

Но что сегодня делает Министерство внутренних дел: в законе нет четких формулировок, которые бы обязывали силовиков выполнять просьбы и пожелания местных властей. Поэтому в МВД говорят: это не прописано в наших уставах, мы не должны этим заниматься. Мы не можем командовать МВД — но с другой стороны, мы не можем и подвергать наших людей опасности и не можем никого послать на их защиту!

— Есть дружинники, народное ополчение, опять же.

— Да, но у них другие полномочия! Они не могут подменять собой полицию. Что делаем мы: мы уже несколько раз из своего закона, вот и на последнем заседании, в частности, исключили какие-то нормы, которые противоречат федеральному закону. Но ведь дальше дело не движется! И этот пинг-понг: «это не наше, а это мы делать не будем» идет уже не один год. На заседании этого комитета мы будем голосовать за Обращение к спикеру Госдумы Вячеславу Володину с просьбой уточнить нормы ФЗ, которые бы давали возможность в этой части нормально взаимодействовать с правоохранителями.

Или другой пример: стихийная торговля. Это катастрофа, хотя сегодня ситуация уже понемногу выравнивается — мы  установили серьезный штраф, так что стимул есть. Но вот реальная картинка: человек торгует, пришла комиссия. Что ты можешь сделать с этим нелегальным торговцем? Документы потребовать не можешь, экспроприировать товар не можешь…

— А просто потребовать удалиться?

— Он запросто ответит: а кто ты такой? И будет прав. Ты даже протокол не можешь составить: он заявит, что у него нет паспорта, а потом назовется любым псевдонимом. И так — куча других вопросов, в том числе качество продукции. Торгуют кровяной колбасой с земли, а он говорит: хороший товар, покупайте! И ты ничего не можешь сделать. А был бы полицейский, он бы проверил его документы, отвел его в  отделение, задержал на трое суток для выяснения личности. Роспотребнадзор может  взять на анализ его продукцию и пр.

Вот такие и подобные им вопросы требуют урегулирования.

— Это только в Крыму такой беспредел со стихийкой?

— Нет, в других субъектах, которые входят в ЮРПА, аналогичные проблемы!

Далее, скажем еще тема: у нас много на улицах попрошаек — как с ними быть? Полиции он не интересен: он просто сидит. А с точки зрения городской администрации — он нарушитель.

— Неужели до сих пор этот вопрос не урегулирован?

— Увы. Мы готовим консолидированное обращение в Госдуму: мол, уважаемые депутаты, пропишите в федеральном законодательстве эти нормы, тем самым организуйте взаимодействие властей на местах и полиции.

— …иначе придется в каждом селе-городе заводить свою полицию!

— Но тогда это потребует в разы больших затрат из нашего общего кошелька. И это мы еще взяли один пример, а сколько есть других, требующих консолидированных действий…

— Депутаты, чиновники в Крыму уже вполне освоились с российским законодательством, а мы, простые обыватели, еще только присматриваемся, изучаем. То, что в России оно многоуровневое, не означает ли определенную слабость всей государственной конструкции? Вспомним, в СССР закон принимался один на всех…

— Вопрос понял. Вспомните, с чего я начал наш разговор: Конституция РФ четко определила — вот Крым: что это за образование? Крым — это государство в составе федеративного государства. И в этом его сила. Конституция 1993 года в свое время четко разграничила все возможности. Если есть вопросы, связанные с обеспечением безопасности, ты хоть какой хочешь здесь закон принимай, но ты преступишь норму Конституции и тебе прокуратура быстро всё опротестует.

Вот почему Крым быстрее адаптируется в этой ситуации  — а вспомните наше 23-летнее стремление к расширению полномочий! Сколько раз мы говорили в Верховной Раде и руководству Украины: дайте нам нашу часть полномочий, мы не претендуем на какие-то глобальные вещи, дайте нам нашу часть, чтобы мы могли сами их регулировать.

И вот эта борьба, — нет, скажу мягче: наше взаимодействие, переходящее за пределы понимания и финал всей этой истории, 2014 год — это результат непонимания Украиной этих вещей. А Россия пошла по этому пути — эти же права имеют не только республики, но и области. Более того: в России вопросы инвестиционной деятельности, наполнения бюджета — это прерогатива местных органов  власти.

Крым — мы начали с 12 миллиардов в 2015 году, сегодня мы выходим на 44 миллиарда, и это еще не конец года! И это уже мы сами заработали. Правда, нам нужно порядка  70 миллиардов — то есть пока мы берем дотации на 30 миллиардов.

— Уже меньше половины!

— Безусловно! И чем быстрее мы выйдем за пределы бюджетных запросов от федерального центра, тем в лучшем  положении окажемся. Но в каждом субъекте, в том числе каждой республике есть объекты, структуры, которые подчинены федеральному центру – например,  та же «Массандра», это федеральное предприятие…

— Но они нам налоги-то платят?

— Конечно! НДФЛ остается у нас, часть от земельного налога, НДС тоже как-то там расщепляется. Именно в этой многоуровневости я вижу силу России, и развалить ее невозможно: если мы пойдем на нарушение закона, то естественно мы тогда нарушаем Конституцию — и на исправление нашего поведения есть другие механизмы, в том числе уголовное законодательство. А на Украине… — вот это был Советский Союз в самом плохом выражении. В СССР в конечном итоге все вставало на место, и исполкомы имели  механизмы решения вопросов. А на Украине что — глава администрации назначался президентом: хочу назначу, хочу нет!..

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Гурзуф пандемия пощадила

Сергей Цеков вновь возглавил Русскую общину Крыма

Конь на переправе

Ольга ФОМИНА