Крымское Эхо
Библиотека

Убийственная ревность

Убийственная ревность

Когда наша семья переехала в двухкомнатную квартиру хрущёвки-пятиэтажки, я длительное время не знал многих соседей, потому что большую часть времени проводил на работе в должности начальника отдела по политико-воспитательной работе УВД нашего города. Мне было только известно, что двумя этажами выше нашего первого, с женой проживал старейший заслуженный участковый, хорошо знавшего с детства.

Я рано уходил на работу, а возвращался, когда соседи давно крепко спали или готовились ко сну. На знакомство времени не оставалось. Но постепенно со всеми перезнакомился.

Соседи подъезда были людьми среднего достатка, за исключением семьи, проживавшей на последнем, пятом, этаже. Глава семьи с редким именем Иов, всю жизнь плавал механиком на кораблях, уходящих на полгода в далёкие океаны на лов рыбы. В юности я встречался с девушкой, отца которой звали редким именем — Иовом.

Ещё тогда я узнал, что это имя упомянуто в книге Ветхого Завета и обозначает богатого человека, имеющему большую дружную семью. Соседу значение этого имени соответствовало: в то время рыбаки заграничного плавания получали зарплату, на несколько порядков превышавшую зарплату высоко оплачиваемых граждан, работающих на берегу. Поэтому семья Иова ни в чём не нуждалась.

У них даже была легковая машина «Москвич», что являлось редкостью в советской семье. Ещё большей редкостью было то, что на ней лихо гоняла Ада, жена Иова. Тогда увидеть за рулём женщину считалось чудом.

Она была на несколько лет старше Иова. Но разницу в возрасте супругов заметить было невозможно, так как Ада тщательно ухаживала за своей внешностью. Она выглядела намного моложе своих лет. Скрыть истинный возраст помогала разнообразная дорогая косметика, привозимая в большом количестве Иовом из-за границы своей любимой жене.

От совместного брака у них был сынишка, ученик третьего класса. Был ещё 12-летний мальчишка от первого брака Ады. Но он предпочитал жить у бабушки.

Мне нравилась Ада своей простотой и женской привлекательностью. Всегда можно было остановиться и с удовольствием с ней поболтать на любую тему. По тому, как она разговаривала, и по поведению становилось понятно, что она весьма решительная и волевая женщина. Мне казалось, что именно такие могут управлять автомобилем. Ада не слыла красавицей. Но она была очень обаятельна, с прекрасными внешними данными, которым завидуют многие женщины, а мужчины при встрече не сводят с них глаз, в мыслях завидуя счастливчикам-мужьям.

***

Соседки наперебой рассказывали о том, как Аду безумно любит Иов, балуя дорогими заграничными нарядами, привозимыми с каждого рейса. Когда они, нежно прижавшись друг к другу, выходили из подъезда и направлялись пешком в центр города, чтобы отдохнуть в ресторане, по их горящим глазам было понятно, что любовь у них взаимная.

Часто вместе с ними отдыхал друг семьи, сотрудник уголовного розыска Кирилл. Так называли его коллеги по работе, хотя по паспорту он значился под редким древнегреческим именем Кир. Он сам не знал, почему родители его нарекли таким странным именем. Поэтому при знакомстве представлялся только Кириллом.

Он всегда вместе с Адой провожал своего близкого друга Иова в рейс и встречал из рейса. В народе обычно о таких закадычных друзьях говорят, что их «не разольёшь водой». Иногда в подъезде я встречал Кирилла, идущего к Аде или возвращающегося от неё. Мне говорил, что он в отсутствие друга помогает Аде в домашней работе по мужской части.

Через какое-то время соседи стали шушукаться по поводу ссор, происходящих между любящими супругами при возвращении Иова из рейса. Раньше никогда такого не было. Во время перебранки часто стало упоминаться имя Кирилла, переставшего появляться в нашем подъезде. Что произошло между друзьями, никто не знал. Однако Иов после серьёзных ссор с женой не перестал уходить на длительный срок в море.

***

Однажды, когда он находился в очередном рейсе, кто-то в полночь настойчиво позвонил в мою дверь. Это была жена Кирилла, обратившаяся ко мне как к сотруднику, отвечающему за моральный облик работников милиции. Женщину звали Валентиной.

Она была до предела возбуждена, а по лицу градом катились слёзы. Валентина сказала, что она давно почувствовала измену Кирилла, так как тот всё чаще стал на всю ночь уходить на работу якобы для выполнения оперативного задания. Его не останавливает даже то, что в семье растут мальчики-двойняшки, которым по три года.

Сегодня она проследила за Кириллом, который якобы ушёл на очередное задание. Он привёл её к нашему дому, в котором, как она знала, живут друзья Кирилла, Ада и Иов — однажды с Кириллом она была у них в гостях. Сейчас Ада на звонок не пустила её в квартиру. Ей очень хотелось там застать мужа, чтобы принять окончательное решение о дальнейшей совместной жизни. Просила меня уговорить Аду открыть дверь.

Хотя я твёрдо был уверен, что Ада и мне в подобной ситуации дверь не откроет, всё-таки с Валентиной я поднялся на пятый этаж, позвонил, и на вопрос Ады назвал себя. Она, к моему удивлению, тут же открыла дверь, и спокойно впустила в квартиру меня и Валентину.

На лице Ады играла явно издевательская улыбка. Опережая просьбу Валентины, она стала распахивать двери во все комнаты и дверцы трёх платяных громадных шкафов. Не забыла открыть двери в туалет и ванную. А затем, приподняв от пола шикарный плед, лежавший поверх широченной кровати, предложила Валентине проползти под неё на животе и попытаться там найти своего благоверного.

На прекрасно сервированном столе стояла начатая бутылка коньяка и изысканная закуска. Поймав мой вопросительный взгляд, Ада недрогнувшим голосом сказала, что вечером к ней приходил слесарь по ремонту автомашин, которого она угостила за согласие отремонтировать её автомобиль. Гость давно ушёл, а она так и не убрала со стола.

Во время осмотра квартиры младший сын Ады спал беспробудным сном. Старший, видимо, как всегда, был у бабушки. Кирилла нигде не было. На лицо Валентины жалко было смотреть. Слёзы на нём давно высохли, а щёки горели румянцем стыда и недоумения. Ада потребовала от Валентины, как она выразилась, «набитой дуре», немедленно покинуть её квартиру.

Та, униженная, едва передвигая ногами, поплелась к двери, а я вслед за ней. Всё это время на улице Валентину ждала мать Кирилла. Узнав о результатах поиска, стала на чём свет костерить свою невестку. Мне от души было жаль несчастную женщину. Я тоже поверил её словам, и был уверен, что Кирилла застанем у Ады. Но он словно испарился.

***

Через несколько дней у меня состоялся откровенный мужской разговор с Кириллом, во время которого он признался, что действительно в ту ночь находился у Ады. Чтобы её не компрометировать, он вышел на балкон, с огромным трудом дотянулся до водосточной тубы и по ней, никем не замеченный, спустился на землю. При этом труба от старости два раза ломалась, и он едва удержался, чтобы не свалиться вниз.

Мне твёрдо сказал, что принял окончательное решение уйти от жены, так как не может жить без Ады.

Действительно, вскоре он поселился у счастливой Ады. От такого радостного события Ада похорошела ещё больше. Она и машину стала водить по-другому. Лихо влетая в наш двор, резко нажимала на тормоз, отчего он визжал на весь квартал.

Вернувшийся из рейса Иов, проявив свой сдержанный характер, без шума и скандала собрал личные вещи и навсегда покинул семью, пожелав счастья молодожёнам. Прошли слухи, что он сошёлся с женщиной, с которой познакомился, когда стала распадаться его семья.

В положенный срок у Кирилла и Ады родился славный мальчишка. Ада отдавала ему всю любовь, на время выпустив из вида любимого Кирилла. Когда сынишка подрос и мог стоять в кроватке, держась за её края, у Ады появилось немного свободного времени, что позволяло названивать Кириллу чуть ли не каждый час, требуя от него подробного объяснения места нахождения и отчёта о том, чем занимался в тот момент.

Если он не отвечал на звонок, с этими же вопросами Ада обращалась к его коллегам и руководству отдела уголовного розыска. Их ответы она часто проверяла с моей помощью. По её просьбе я должен был точно узнать, где находится Кирилл и подробно проинформировать её по телефону. Она потом мучительно анализировала все ответы и, находя в них хотя бы малейшую нестыковку, дотошно допрашивала вечером Кирилла, когда тот возвращался с работы.

Ада заметно похудела. Лицо стало злым и серым, покрылось мелкими морщинами. Одевалась небрежно, совершенно не ухаживая, как раньше, за лицом и причёской.

Кирилл из всегда весёлого и жизнерадостного человека превратился в угрюмого мужика. Если раньше невозможно было остановить поток его слов, то теперь каждое слово надо было вытаскивать из него клещами. Разговаривал так, чтобы скорее отстали от него. Однажды в порыве откровенности признался мне, что едва переносит патологическую ревность Ады, которая доведёт их до сумасшедшего дома или до могилы. Готов был возвратиться к бывшей жене, но та не желает с ним разговаривать на эту тему.

Приходится жить в аду.

***

Однажды после суточного дежурства в качестве ответственного дежурного по гарнизону милиции я пришёл домой отдыхать. Кирилл также отдежурил в составе следственно-оперативной группы. При мне он и другие сотрудники, дежурившие с ним, сдали табельное оружие и разошлись по домам. Ада не спала всю прошедшую ночь. Она постоянно звонила в милицию, расспрашивая с подробностями, где находится Кирилл. К утру её голос стал раздражительным.

Когда я готов был уснуть после суточного дежурства, позвонила по телефону Ада и сказала, что Кирилл до сих пор не возвратился домой. Я не знал, что ей ответить. Предположил, что вполне возможно он с товарищами зашёл по обычаю в бар, чтобы снять кружкой холодного пива накопившуюся за сутки нервную усталость.

Ада позвонила ещё пару раз уже в состоянии истерики, так как Кирилл не появился. А потом звонки прекратились, и я предположил, что блудный муж возвратился домой, своим приходом успокоив душевно истерзанную жену. С этой мыслью я быстро заснул.

Около часа дня меня разбудил перепуганный Кирилл. Он сказал, что с ребятами с удовольствием задержался в пивном баре, чтобы попозже прийти на целые сутки домой и долгое время вместо отдыха выслушивать бесконечные вопросы и претензии Ады. Зайдя во двор, он увидел среднего сына. Тот не смог после школы попасть домой, так как забыл взять с собой ключи, а мама не открывает двери, так как, видимо, куда-то ушла или крепко уснула.

Он слышал, как заливался плачем малыш. Пацан остался во дворе играть с дружками, а Кирилл поднялся к квартире и попытался своими ключами открыть дверь. Замок открылся, но что-то изнутри дверь держало, не давая полностью её распахнуть. Ему стало страшно. Попросил подняться с ним к квартире.

Он нажал на дверь, отчего образовалась узкая щель, в которую я стал пролазить. Как только в щель просунул голову, перед моим лицом оказались ноги полураздетой Ады. Она висела на очень короткой верёвке, потому тело всей тяжестью давило на дверь и мешало её открыть полностью. Верёвка была привязана к газовой трубе, проходящей над дверью. В паре метров от дверей лежала перевёрнутая высокая табуретка.

Чтобы окончательно не добить жуткой картиной Кирилла, не говоря ни слова, быстро пролез в квартиру и помчался на кухню. Схватил большой столовый нож, возвратился к трупу. Быстро поставив табурет, взобрался на него, обхватив одной рукой тело Ады, а другой полоснул ножом по верёвке.

Ада оказалось лёгкой, но я не смог удержать её одной рукой. Потеряв равновесие, вместе с Адой упал на пол, сбив табурет. На грохот заснувший в мокрых ползунках малыш закричал дурным голосом. Кирилл ворвался в коридор с безумными глазами.

Увидев Аду с верёвкой на шее, Кирилл упал рядом с ней и, положив на грудь ее голову, завыл страшным голосом, отчего малыш в люльке зашёлся ещё больше. На эти крики стали собираться соседи. Кирилл просил меня срочно вызвать «скорую помощь», так как Аду «ещё можно спасти». Он убеждал, что слышит, как она дышит.

Я обратил внимание на трупные синюшно-фиолетовые пятна на теле Ады, свидетельствовавшие о том, что с момента смерти прошло три или четыре часа. На них я указал Кириллу, сказав, что, к сожалению, никакая «скорая помощь» не поможет. Хотя для формальности я вызвал по телефону ее и следственно-оперативную группу.

При осмотре квартиры на столе в зале была обнаружена предсмертная записка Ады. В ней неровным нервным почерком было написано, что она не может больше переносить муки ревности, возникающие каждый раз, когда Кирилл где-то задерживается, ссылаясь на работу, как когда-то таким образом обманывал первую жену.

В конце письма Ада, называя Кирилла «милым», просила, чтобы он с женщиной, с которой сейчас часто проводит время, не бросал детей на произвол судьбы, а воспитал их хорошими, честными людьми.

Узнав содержание записки, Кирилл снова зарыдал, не стесняясь посторонних людей. Ни к кому не обращаясь, он прохрипел сквозь слёзы, что Ада ушла из жизни с полной уверенностью в том, что он ей изменял. «Но видит Бог, что этого никогда не было», — успел сказать Кирилл и потерял сознание.

г.Керчь

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Проверяющий с язвой желудка

Игорь НОСКОВ

Экстрасенс-«учитель»

Игорь НОСКОВ

Страх в кино и наяву

Игорь НОСКОВ