Крымское Эхо
Архив

Этнополитические процессы в Крыму: цивилизационный дискурс

Этнополитические процессы в Крыму: цивилизационный дискурс

Татьяна ВАКУЛОВА

Актуальность изучения этнополитических процессов в Крыму в контексте цивилизационной теории усиливается, на наш взгляд, в связи с затянувшимся политическим кризисом и конфликтами, происходящими в Украине. Ссылки на данную политическую актуализацию звучат во многих научных работах не только крымских и украинских исследователей, но и российских ученых: В.Абдураимова, В.Венгерской, О.Габриеляна, В.Григорьянца, Н.Кирюшко, В.Лобаса, А. Мальгина, Э.Муратовой, А. Никифорова, А.Потапенкова, Т.Сенюшкиной, А.Филатова, Е.Борисенок, А.Майорова, А.Миллер, Т.Опариной, С.Пашина, В. Черноус и др.
Крым — уникальный полиэтнический регион Украины.

По своим географическим характеристикам он находится на «перекрёстке цивилизаций»: православно-славянской и исламской. На территории крымского полуострова всегда сосуществовали этносы, принадлежащие к различным культурно-цивилизационным моделям развития. Находясь в зоне геополитических интересов различных цивилизаций, крымский регион становится территорией взаимодействия политических и экономических интересов различных государств, представляющих разные цивилизации: США, России, Турции. В зависимости от стабильности ситуации в Черноморском регионе в целом, можно говорить о стабильности в Крыму. «Наряду с этим, пульсация этнополитической жизни на полуострове во многом определяется теми процессами, которые происходят внутри местного сообщества. Опыт последних лет показывает, что разрешение или, наоборот, обострение возникающих сложных ситуаций зависит от позиции сообщества в целом.

Как справедливо отмечает Т.Сенюшкина, «современные проблемы в сфере межэтнических отношений в Крыму во многом определяет прошлое. Разные этнические группы, проживающие на полуострове, по-разному интерпретируют одни и те же исторические события. К примеру, крымские татары претендуют на звание коренного народа и отстаивают право на самоопределение. Этнические греки считают, что первенство расселения на полуострове принадлежит им, и это действительно подтверждается историческими фактами. В свою очередь, русские, которых на полуострове большинство, утверждают, что основной экономический и культурный потенциал сформировался на полуострове во время существования российского, а затем и советского Крыма». Особый пласт в этнической истории Крыма представляет депортация народов, осуществленная во время Второй мировой войны. В этом явлении – корни основных проблем, порождающих современные проявления межэтнической напряженности [9].

Крым является автономией, на территории которой проживают не похожие друг на друга в прошлом и настоящем, по историко-цивилизационным и государственно-политическим параметрам этнические образования. В чем выражаются эти отличия с позиций цивилизационной теории, наука должна была дать, но не дала своевременные и исчерпывающие ответы. Необходимость в них за давностью между тем вовсе не отпала, а, напротив, существенно возросла после произошедшего распада СССР. До сих пор последствия этого распада порождают конфликты между этносами, которые живут в рамках одного государства.

Цивилизационной особенностью Крымского полуострова является тот факт, что Крым представляет цивилизационно разнообразную территорию. В Крыму представлены различные культурно — цивилизационные модели развития: сохраняются особенности европейской цивилизации, особое место занимает православно — славянская цивилизации, быстрыми темпами возрождается модель исламской цивилизации. Цивилизационное или культурно-историческое районирование по мнению А. Никифорова [7], практически идентично географии электоральных предпочтений.

Этнополитические процессы в Крыму имеют несколько особенностей. Во-первых, в Крыму быстрыми темпами происходит возрождение культурно-цивилизационных основ исламской цивилизации, этнокультурной самобытности крымскотатарского этноса. Исследователь данной проблемы Э. Муратова отмечает: «В течение последнего десятилетия Украина была охвачена процессом бурного возрождения религии. Этот процесс сопровождался резким всплеском религиозною самосознания, быстрым количественным ростом и консолидацией религиозных общин, возвращением и строительством культовых учреждений, развитием религиозного образования, формированием значительной социальной прослойки духовенства, установлением связей с представителями зарубежных религиозных центров и т.д.

Особое место в конфессиональной жизни занял возрождающийся в Украине ислам. Наличие ислама в современной Украине — это свершившийся факт. Сегодня ислам является неотъемлемой составной частью религиозной жизни общества и одной из наиболее развивающихся религий в стране. Одновременно необходимо отметить, что численность мусульман в Украине стала объектом определенных манипуляций, связанных со стремлением отдельных лиц преувеличить истинное число последователей ислама в стране [6]. Приводятся различные данные, согласно которым число мусульман в Украине колеблется от 1 до 2 млн. человек. Абстрагируясь от предположительных подсчетов и взяв за основу данные переписи населения 2001 года, можно с уверенностью утверждать, что в Украине проживает 436 тыс. мусульман по происхождению. Наиболее крупными этническими группами, исповедующими ислам, являются крымские татары (248193 чел.), татары (73304 чел.), азербайджанцы (45176 чел.), узбеки (12353 чел.) и турки (8844 чел.).

За последние полтора десятка лет ислам в Украине существенно институционализировался. К 2003 году в стране функционировало уже 452 мусульманские общины, 6 учебных заведений, в том числе 2 университета, в которых обучалось около 300 исламских священнослужителей [3]. Укрепили свои позиции духовные центры мусульман — ДУ МК (Духовное управление мусульман Крыма). ДУМУ (Духовное управление мусульман Украины) и ДЦМУ (Духовный центр мусульман Украины). Наметились тенденции создания новых духовных центров и организаций мусульман. Обнаружились характерные моменты политизации ислама. Мусульмане страны проявляют все более активное стремление участвовать в политической жизни государства, что выразилось в процессах, связанных с деятельностью Партии мусульман Украины [6].

Во-вторых: характерной чертой этнополитических процессов в Крыму является сложная цивилизационная самоидентификация населения, в которой просматривается влияние региональных субэтнических идентификаций. Население различных регионов идентифицирует себя с локальными территориально-этническими группами. Такой регионализм сопряжен не только с этнической разнородностью, но и с политическими предпочтениями, а также цивилизационными различиями. Крым самый полиэтничный регион Украины, здесь проживает свыше 80 этнических групп. Более 60% населения составляют русские, по своему официальному статусу являющиеся национальным меньшинством. Около четверти населения относится к этническим украинцам. Особую группу местного сообщества составляют народы, возвратившиеся из депортации: крымские татары, армяне, греки, немцы и болгары.

В-третьих: наблюдается рост этнической самоидентификации, которая приводит к проблеме возрождения этнокультурной самобытности, поэтому остро стоит проблема русского языка или двуязычия на Украине. Украинская Конституция 1996 года государственным языком называет украинский язык. Преподавание в государственных школах и ВУЗах ведется на украинском и русском языках. В Крыму и особенно в Севастополе представители русскоязычного населения отстаивают свои права на русский язык, требуют принять закон о втором государственном языке.

В-четвертых: крымскому населению помимо языковых присущи еще и конфессиональные различия. По данным на 2002 год [13] в Крыму функционировали 972 религиозных организации, в том числе 947 религиозных общин 48 конфессий и различных течений. Без регистрации уставов действуют 58 религиозных общин. Наблюдается резкое увеличение числа религиозных организаций. По сравнению с 2000 годом, их количество возросло на 84 (9,5%), или в сравнении с 1991 годом религиозная сеть полуострова увеличилась в 14 раз [13]. Крымский исследователь В.Е.Григорьянц отмечает, что Крым – наиболее мозаичный в конфессиональном отношении регион Украины. За последние десять лет ежегодный рост религиозной сети составлял в среднем от 60 до 100 религиозных организаций. По данным Комитета по делам религий при СМ АРК на 1 января 2001 г., в Крыму было отмечено 47 конфессий, течений и направлений, в рамках которых действовало 888 религиозных организаций, в том числе 865 религиозных общин. По сравнению с 1989 г. число религиозных организаций увеличилось в 20 раз, конфессиональная разнородность – в 4 раза [2]. Доминирующее положение в Крыму занимают православие и ислам, объединяющие соответственно 43 и 30 % всех религиозных организаций. В православной среде практически монопольным влиянием пользуется УПЦ МП, объединяющая 333 религиозных общины. Влияние УПЦ КП пока незначительно и опирается на деятельность 14 религиозных общин. УАПЦ имеет в Крыму всего 2 общины и сколько-нибудь заметным влиянием не пользуется. С момента регистрации уставов ни в одной общине УАПЦ нет ни одного священнослужителя. Число мусульманских общин к 2000 г. составило 263, из них 249 в составе Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК), 12 – автономных и 2 – в составе Духовного Управления мусульман Украины (ДУМУ). 5,7 % религиозных организаций представлено общинами ЕХБ и около 5 % составляют общины харизматов и полного Евангелия [2].

В-пятых: важная особенность межэтнических процессов в Крыму — противоречия по поводу экономического и политического статуса Крыма. Лидеры крымскотатарского населения выступают с требованиями создания крымскотатарской автономии в Крыму. В работе «Этнополитическая проблема в Крыму: республика Крым или исламское государство» [8], авторы Евгений Попов и Вадим Мордашов подчеркивают: «Анализируя ситуацию в среде татар, проживающих в Крыму, а также те вопросы, которые пытаются лоббировать крымскотатарские лидеры, необходимо иметь ввиду, что их важнейшей стратегической целью является создание в Крыму татарской этнической автономии. Необходимость решения данной задачи сформулирована в «Декларации о национальном суверенитете крымских татар», принятой на 2-м курултае 26-30 июня 1991 года. «…Крым является национальной территорией крымскотатарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение», «политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымскотатарского народа возможно только в его суверенном государстве», «В случае противодействия государственных органов или каких-либо сторон достижению целей, провозглашенных Курултаем и настоящей Декларацией, — говорится в документе, — курултай поручает меджлису добиваться признания за крымскотатарским народом статуса народа, ведущего борьбу за свое национальное освобождение и действовать согласно этому статусу». Стремление крымскотатарского руководства к достижению данной цели вызывает обоснованную тревогу у представителей других этносов проживающих в Крыму, и явно не способствует формированию на полуострове благоприятных межнациональных отношений [8].

Кроме того, специалисты, изучающие этнополитическую ситуацию в Крыму, высказывают предположение, что национальная автономия крымских татар — это только первый шаг, своего рода «программа минимум» на пути к более существенной цели созданию собственного этнократического исламского государства. В пользу данной версии свидетельствует целый ряд фактов. Прежде всего, обращает на себя внимание настойчивая и целенаправленная работа крымскотатарских лидеров по созданию параллельной системы власти на полуострове [8]. О планах руководителей «меджлиса» свидетельствует активное лоббирование ими на государственном уровне принятия ряда Законов Украины («О статусе крымскотатарского народа», «О реабилитации и обеспечении прав лиц из числа национальных меньшинств, которые подверглись репрессиям и были депортированы с территории Украины», Концепция государственной этнонациональной политики Украины). Анализ указанных законопроектов показывает, что их принятие будет способствовать не интеграции крымских татар в гражданское общество Крыма и Украины, а напротив, их обособлению через получение неоправданных привилегий и преимуществ перед другими этническими группами полуострова», — считают Е. Попов и В.Мордашов.

Следует учитывать важное влияние европейской цивилизации на этнополитические процессы происходящие в Крыму. США как ядро европейской цивилизации, по мнению исследователя А. Дугина «планомерно движутся к закреплению мирового господства. Это официальный проект внешней политики неоконсерваторов. Причем делается это не прямо, но чужими руками. Сценарий на всем постсоветском пространстве один и тот же: проамериканские силы с опорой на национализм свергают колеблющиеся режимы, тяготеющие к Москве или к диалогу с ней, и инициируют нестабильность по периферии России — особенно там, где ситуация благоприятствует конфликту. Окончательный вывод стран СНГ из-под влияния Москвы и начало дезинтеграции самой России — это стратегический план США на 2005 — 2010 годы. Ситуация на Украине, Кавказе, и особенно в Грузии и Южной Осетии, является прямым следствием планов по укреплению американской гегемонии. Этот план открыт и носит название «Project for New American Century» («Проект для нового американского века»). «Оранжевая революция» в Украине и «Революция роз» в Тбилиси — важная часть плана [11].

Крым в данной ситуации можно назвать территорией, на которой разыгрывается план по реализации внешней политики США, где этнополитическая ситуация используется различными политическими силами для разжигания конфликтов. Например, газета «Крымская Правда» от 26 декабря 2008 года публикует статью Юлии Вербицкой «Дипинтервенция». Автор сообщает, что 19 декабря 2008 года в Вашингтоне министр иностранных дел Владимир Огрызко и госсекретарь США Кондолиза Райс подписали Хартию о стратегическом партнерстве двух стран. Документ в частности предусматривает открытие в Крыму дипломатического представительства Соединённых Штатов. Аналитики предрекают, что американская дипинтервенция может иметь непредсказуемые последствия не только для автономии, но и для всего черноморского региона. Очевидно стремление США усилить свои позиции в Крыму.

Комментируя ситуацию для американских СМИ, представители администрации Белого дома не скрывают, что главная цель присутствия Соединённых Штатов в Крыму — снизить влияние России на полуострове. Как заявил заместитель помощника госсекретаря США Дэвид Меркел, подписание Хартии даёт России определённый сигнал. По мнению политолога, руководителя Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Погребинского, этот сигнал означает: «Мы декларируем своё присутствие даже в антиамериканской среде». Другими словами, американцы попытаются в ближайшее время переломить ситуацию в автономии и изменить общественное мнение в свою пользу. Они пытались делать это и раньше, но без особого рвения. По сути, американская интервенция на полуострове, осуществляемая Вашингтоном в мягких и жёстких формах, продолжается с начала девяностых, в том числе при помощи, так называемой технологии «soft power» — «мягкой силы», когда акцент делается на гуманитарную и информационную сферы. Примером могут служить программы небезызвестного Фонда Сороса и гранты, выделяемые посольством США на Украине [4].

В 40-м выпуске журнала «Южнорусское обозрение» посвященного теме: «Юг России и Украина в геополитическом контексте», как указано в аннотации сборника, рассматриваются проблемы русско-украинских отношений в экономической и социально-политической областях, их влияние на трансформацию геополитической ситуации в Черноморско-Каспийском регионе, причем особое внимание уделено «безопасности и развитию этнополитических процессов в Крыму» [11]. Актуальность обращения к проблематике, нашедшей свое место в «Южнорусском обозрении», ответственный редактор выпуска, В. Черноус объясняет, прежде всего, новейшими политическими факторами: политика нынешних властей Украины по втягиванию страны в НАТО, зондаж американцами на размещение в Украине элементов ПРО, провокации против Черноморского флота, дискриминация русскоязычного населения, эксплуатация русофобии, переписывание истории и др. В.Черноус отмечает: «Юг России, Восточная Украина и Крым геополитически, цивилизиционно, культурно-исторически прорастают друг в друга. Единое сакральное, геополитическое, геоэкономическое пространство было расчленено позднекоммунистическими политическими маргиналами между двумя постсоветскими государствами — Россией и Украиной» исследователь делает вывод, что в современных условиях в основу процесса «конструирования новых идентичностей украинской и российской политических наций был положен не модус нераздельной исторической судьбы и социокультурной общности, а гиперболизация естественных второстепенных различий в языке и менталитете» [11].

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что политические процессы в Крыму, как и в большинстве регионов постсоциалитических стран, связаны с процессами реформирования всех сфер общества — экономики, политики, права, социальной жизни. Все это порождает трудности и противоречия в управлении полиэтническим сообществом. Сложность этой проблемы сопровождается цивилизационными различиями, которые не всегда учитываются при решении этнополитических проблем.

 

 

Вакулова Татьяна Владимировна,
ст. преподаватель кафедры социально-гуманитарных наук
Севастопольского городского гуманитарного университета,
аспирант кафедры политических наук и социологии ТНУ
им. В.И. Вернадского

 

Доклад прочитан на научной конференции
«Крымское региональное сообщество: генезис,
современное состояние, перспективы»

 

 

 

 

Список литературы:

 

1. Григорьянц В. К вопросу о государственно — конфессиональных отношениях в Украине и АРК. – Симферополь, 2003. – С. – 4 – 30.
2. Григорьянц В. О некоторых вопросах государственно-церковных отношений в Украине и АРК // http://www.niss.gov.ua/crimea/files/cerkov.htm
3. Исламская идентичность в Украине / А.В. Богомолов, С.И. Данилов, И.Н. Семиволос, Г.М. Яворская / Пер. с укр. Изд. 2-е, доп. – К.: ИД «Стилос», 2006.- 200с.
4. Вербицкая Ю. Дипинтервенция // Крымская Правда. 2008. 26 декабря. №23 (24582)
5. Мальгин А. Украина: Соборность и регионализм – Симферополь: СОНАТ, 2005. – 280с.
6.Муратова Э.С. Ислам инациональные интересы Украины // Национальные интересы Украины. / Под ред. д.ф.н. проф. О.А.Габриэляна — Симферополь. ООО «Энергия Дельта». 2007. – С.174 — 175.
7. Никифоров А.Нас гонят в некое одичание или что такое «ментальная война» и
«территория сопротивления» // http://www.russkie.org/index.php?module=whatwritten&id=294
8. Попов Е., Мордашов. В. Этнополитическая проблема в Крыму: республика Крым или исламское государство // http://www.whiteworld.ru/rubriki/000109/01112901.htm
9. Сенюшкина Т.А. Управление местными сообществами в Крыму // http://eawarn.ru/pub/EthnoCensus/WebHomeMultiEthnic/CrimeaRus_1.htm
10. Украина: религиозно – цивилизационная составляющая политических конфликтов //
http://www.risu.org.ua/ukr/religion.and.society/other_art/article;6618/
11. Юсуфова Н. Нелегкий выбор между патриотизмом и правдой истории // http://www.ua.rian.ru/analytics/20080416/77918509.html
12. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Полис. – 1994. — № 1. – С. 33-48
13. Как избежать конфликтов? Правовой аспект межконфессиональных отношений в Крымской автономии // http://www.day.kiev.ua/58832/

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Да будет храм!

.

Мы предупреждаем украинских «фюреров»

.

Лучше журналист на рее, чем акула пера в трюме

Анна СЛАВИНА