Крымское Эхо
Интервью Севастополь

Так сколько человек сегодня живет в Севастополе?

Так сколько человек сегодня живет в Севастополе?

«СЕРАЯ» ЭКОНОМИКА И ПЕРЕНАСЕЛЕНИЕ ГОРОДА

На фоне борьбы с пандемией коронавируса и особого режима, действующего в Севастополе, город живет многогранной жизнью. И хотя не всем севастопольцам ведомо, на самом деле многие предприятия, прежде всего связанные с оборонно-промышленном комплексом, работают в полном объеме. Все системы жизнеобеспечения действуют практически без сбоев. В целом довольно значительная часть севастопольцев трудится в привычном режиме. Это радует, хотя есть немало вещей – событий, фактов, явлений, вызывающих негативные эмоции и рождающие грустные мысли.

Коронавирус выявил, обозначил ряд проблем, ранее находившихся в тени, в «серой зоне». Сейчас они обострились, обозначились, проявились во всей своей «красоте». Причём это – проблемы системного характера. И в обычных условиях они, в принципе, непрерывно играли свою роль, периодически, в связи с какими-то поводами привлекая к себе внимание. Теперь же они заявили о себе во весь голос. И потому в перспективе этим вещам должно быть уделено серьезное внимание – мы должны не дать им не только возможности, а даже малейшего шанса уйти снова в тень.

Эту тему в своём интервью поднимает член Общественной палаты Севастополя, председатель регионального отделения Союза журналистов России, исполнительный директор Института стран СНГ в Севастополе Сергей Горбачев.

– Сергей Павлович, проблемы, которые обозначились в период борьбы с пандемией коронавируса, у многих на устах. Они связаны с вопросами медицинского обеспечения севастопольцев, организацией деятельности наших социальных служб, работы банков и т.д. На ваш взгляд, на что нужно обратить внимание, что требует в перспективе системной работы? Что нужно сделать, чтобы потери для людей от периода «самоизоляции» и работы «на удалёнке» были наименьшими?

– Ко всему сказанному – к вопросам медицины, соцзащиты, образования, ЖКХ, транспорта и т.д. – я отношусь как к задачам все-таки повседневного ряда, как бы это ни прозвучало для кого-то резонансно или спорно. Это – обычные задачи, которые должны решаться всегда, безотносительно ко всякого рода пандемиям – к их наличию или отсутствию. Вопросы жизнеобеспечения всегда нужно решать — речь лишь о формах и методах этих решений. Естественно, коронавирус подчеркнул, обнажил какие-то язвы более рельефно и ярко, что, в конечном счёте, – плюс. Разговор о другом.

На мой взгляд, в течение последних полутора месяцев явно обозначилось две проблемы, которые требуют не просто внимания, а серьезнейшей системной работы со стороны власти. Увы, ни со стороны чиновников, ни со стороны журналистского сообщества я не видел и не слышал звучных резонансных заявлений, которые бы могли свидетельствовать о том, что эти проявившиеся проблемы теперь точно будут решены и внимание к ним не ослабнет.

Первая проблема. На мой взгляд, это вопросы, связанные с «серой зоной» в нашем бизнесе. К гадалке не ходи, но любой севастополец скажет: в городе огромное количество людей, как мы говорим, гастарбайтеров, мигрантов. Их, никого не обижая, как угодно можно называть-характеризовать. Это люди разные по своим мотивам, национальности, достатку, но объединённые одним – они работают «по-серому». Их можно встретить везде, начиная от маршруток-«топиков» до управленческих учреждений. В основном именно они – в оранжевых жилетах у асфальтоукладчика, за рулём самосвала и рычагами экскаватора, на фонарном столбе, за строительным забором на мысе Хрустальный, за прилавками магазинов или за стойкой бара – формируют современное лицо города-героя, создавая комфортную городскую среду. Именно они осваивают немалые средства, в том числе огромные по любым меркам федеральные бюджетные деньги.

– Об этом все знают, но в значительной мере именно эти люди находятся в «серой зоне»…

– И не только они. К примеру, немало официанток в ресторанах и кафе – в недавнем прошлом жители Донбасса. «Донецких», «херсонских», «одесских» в городе немало. Езиды кладут асфальт, заняв солидный сегмент в этой нише «трудового фронта». К слову, надо бы воздать им должное. В Белгороде, Благовещенске, Бердске, Екатеринбурге, других городах есть скульптуры-памятники «челнокам». Не худо было бы подобный монумент установить и в Севастополе строителю дорог, стоящему на бордюре с лопатой в руках у штабеля тротуарной плитки…

Общеизвестно: многие работники сферы услуг, строек, транспорта никоим образом не легитимизированы. Разумеется, они получают деньги в конвертах. Эту ситуацию прямо или опосредованно обозначали и представители наших властных органов, руководители Севастополя. Эта тема неоднократно звучала в контексте их социальной поддержки, обеспечения приезда-отъезда, мер санэпидзащиты в «особый период».

Как правило, обращалось внимание на то, как защитить этих людей в нынешних сложных условиях, чтобы они испытывали как можно меньше проблем. Это правильно. Но у меня вопрос: каким образом нынешнюю ситуацию власть использует, чтобы основательно взяться за наведение порядка, чтобы «серая зона» в экономике осталась в наших воспоминаниях? Разговор о налогах, социалке, коррупции, обеспечении безопасности и правопорядка, что, кстати, чрезвычайно важно, ведь от нас до «зоны войны» – чуть больше трёхсот вёрст.

Хорошо известно: российское законодательство жестко и строго наказывает подобного рода вещи – ответственность за организацию работы «по понятиям», использование труда гастарбайтеров, в т.ч. нелегалов, мигрантов, очень высокая. Штрафы колоссальные – даже при обнаружении одного человека, который неофициально трудится, – это сотни тысяч рублей. А если таких людей сотни, тысячи?

И вот, сталкиваясь чуть ли не ежедневно с информацией об этих «серых» зонах, я ни разу не слышал о том, чтобы кто-то из бизнесменов, из тех, кто обеспечивает освоение серьезных средств, каким-то образом ответил за то, что организована работа людей, которые находятся в такой ситуации. Я не слышал о том, сколько у нас таких «нелегалов», хотя бы примерно, сейчас трудится на дорогах, на стройках. Я нигде не встречал упоминаний об их гражданстве, о том, каким образом и в каком количестве оплачивается их труд, есть ли у них передовики производства, поощряются ли они, каким образом они организуют свою жизнь на бытовом уровне и т.д.

– Обнародование таких данных актуально, несёт практические последствия, даст результат?

– Безусловно. Актуально и дало бы несомненный результат. Это важно и экономически, и в правовом плане, и, можно сказать, морально. Этим нужно заниматься всегда, но сейчас, как представляется, для этого есть все условия.

С этой проблемой связана вторая: это «закрытие» города и поиск ответа на вопрос, сколько людей сегодня живет в Севастополе. В последние годы, особенно после 2014 года, процесс роста населения города, точнее его заселения, идёт бесконтрольно. Эту тему я как журналист и как член Общественной палаты несколько раз озвучивал публично и в СМИ, при этом в ответ зачастую сталкиваясь с гулом оппонентов и волнами критики с разных сторон. На мой взгляд, это свидетельствует и о недальновидности, и о неосведомлённости оппонентов и критиков.

Считаю: в нынешнем, 2020 году, для города-героя вопрос реального подсчета жителей и легализации приезжающих сюда людей, помимо темы борьбы с пандемией коронавируса и общественно-политическими мероприятиями и акциями, связанными с 75-летием Победы, 100-летием окончания Гражданской войны, поправками в Конституцию и выборами губернатора, является чрезвычайно актуальным.

В октябре будет проводиться Всероссийская перепись населения (по крайней мере, информация о переносе не озвучивалась). И понять, сколько реально в Севастополе жителей – это не просто важно, а, как говорил классик, архиважно, ибо отсюда идет все, что связано с формированием бюджета, планированием нашей жизни, ее организацией. И как результат, влияет на индекс качества нашей жизни. Тот же классик утверждал: прежде, чем решать частные проблемы, надо решить одну – общую. Так вот, озвученное относится именно к такой градации.

Два года назад публично я задавал вопрос о том, сколько в Севастополе жителей, в то время вице-губернатору Илье Пономареву. Он ответил, что на тот момент в Севастополе проживало порядка 435 тысяч жителей. При этом он заявил, что в своих расчетах и подходах Правительство Севастополя исходит из того, что в 2025 году в Севастополе будет жить 450 тысяч.

В то же время вице-губернатор заявил, что, по оценке специалистов Правительства, подчеркну, он это заявил публично, на самом деле в городе реально живет порядка 600 тысяч человек. Последовал уточняющий вопрос: «Как же вы можете работать, если уже сегодня исходите из цифры 435 тысяч? При этом в уме вы держите реалии совершенно иные. Ведь в 2025 году будет не 450 тысяч человек в Севастополе проживать, как вы говорите, а однозначно гораздо больше. Как так получается?»

От прямого ответа вице-губернатор уклонился…

В последнее время появлялась информация, которая, мягко говоря, является тревожной. СМИ цитировали чиновников, говоривших, что в сентябре 2016 года, то есть спустя два с небольшим года после Русской весны, в севастопольские школы пошло в два раза больше первоклассников, чем за два года до того. В то же время количество рожденных в Севастополе в последние годы стабильно уменьшалось, а количество умерших неудержимо возрастало. Эта тенденция, точнее, уже явление, продолжается.

В этой связи лично у меня вызвало тревогу недавнее заявление врио губернатора о том, что в дошкольных и школьных учреждениях образования учится 80 тысяч детей, при этом УФМС зарегистрировало только 30 тысяч. Задается риторический вопрос: совершенно непонятно, каким образом мы считаем федеральные дотации на систему образования и так далее? Вопрос, конечно, интересный… Но неужели нужно было ждать коронавируса, чтобы познакомиться с данной статистикой? Вопрос к власти и всем ответственным структурам: как такое вообще возможно? Причем наверняка и в других сферах жизни!

Можно домыслить: у каждого из этих официально не зарегистрированных детей есть папа, мама, может быть, братья и сестры, в том числе старшие, а также бабушки, дедушки, возможно, даже прабабушки и прадедушки, которые, опять же, проживают в Севастополе, но официально не зарегистрированы.

В развитие этой темы известная общественница Ольга Дронова заявила: подобная информация из уст врио губернатора является «убойной». «Если верить информации, которую распространил врио губернатора Михаил Развожаев, в Севастополе граждан, имеющих временную или постоянную регистрацию, меньше тех, которые приехали в город и живут в нем на «птичьих» правах… То есть не имеющих севастопольскую регистрацию детей в 1,7 раза больше, чем официально прописанных», – написала Дронова в сети Фэйсбук.

Она пишет: «Экстраполируйте эту зависимость на цифру численности населения Севастополя: официалочка на 01.01.20 – 450 тысяч севастопольцев. Получаем 720 тысяч – незарегистрированных, другими словами – не севастопольцев. Москвичей, туляков, питерцев, #любойдругойрегионроссии, но не севастопольцев».

Дронова уверена в том, что «итого в городе по такому грубому подсчету может проживать 1 170 000 человек». «Собственно, все, о чем мы лишь догадывались, теперь обратилось в форму подтвержденного первым лицом города факта. С чем вас, севастопольцы, и поздравляю. Мы в своем городе – нынче редкость».

«После такого признания врио губернатора возникает масса вопросов о верности принимаемых правительством решений по развитию Севастополя. Ведь данные о реальной численности напрямую влияют на формирование бюджета города, понимание настоящей нагрузки на инфраструктуру, расчеты по соцобеспечению, необходимость в дополнительных мощностях в учреждениях образования и здравоохранения и т.д. Понимает ли это правительство? Вряд ли», – уверена Дронова.

 Исходя из своих принципов экстраполирования, она высказала мнение, которое давно блуждает в «массах»: Севастополь сегодня вмещает в свою площадь более миллиона человек. Однако это количество никоим образом, раз оно официально не учтено, не влияет на вопросы, связанные с социально-экономическим развитием города, его перспективами.

От количества жителей, в том числе от детей как его части, зависит уровень и качество нашего образования, расчеты, связанные с количеством мест в детских садиках, с составом педагогов и воспитателей, с перспективой приглашения на работу и подготовкой молодых специалистов в этой сфере.

Эта проблематика завязана на вопросы медицины, начиная от количества врачей, фельдшеров и медсестер до материального и иного обеспечения их эффективной работы. Это отражается на вопросах транспортной сферы: речь не только о количестве автобусов и троллейбусов, а о перспективе развития этой инфраструктуры, в целом коммуникаций города, наличия парковок, в том числе строительстве гаражей.

Парадокс, но факт: за шесть лет в Севастополе не появилось ни одного нового плавсредства, которое бы обеспечивало транспортные потребности севастопольцев при таком обвальном количестве населения и «замахов» на туризм и рекреацию. К сожалению, затерто, не услышано предложение – проект профессионала высочайшего класса, недавно, увы, ушедшего из жизни, заслуженного архитектора Адольфа Львовича Шеффера, предложившего в Севастополе строить метро.

Эта идея вызвала у многих людей, считающих себя крупными специалистами, ухмылку, а у простого человека непонимание, но о том, что на самом деле представляет этот инновационный проект, мало кому ведомо. Хотя идеи Шеффера обоснованы и с точки зрения расчетов, и с точки зрения экономики, бюджета, организации и технологии реализации этого проекта.

Я уж не говорю о многих других вопросах, к примеру, о транспортных коллапсах на автодорогах. Еще шесть лет назад город вообще не имел пробок, а сейчас превращен в одну сплошную пробку. Дело не в большом количестве нынешних ремонтных работ, которые в разных местах города проводятся, просто количество машин увеличилось. Увеличилось в разы.

Так что эти две проблемы, обозначившиеся в период коронавируса и борьбы с ним, являются глубинными, глобальными, системными и с точки зрения их преодоления – перспективными. Потому власть, специалисты, экспертное сообщество, общественность, журналисты должны на них обратить внимание чуть ли не в первую очередь. Не хотелось бы, чтобы с нормализацией «коронавирусной эпопеи» они снова ушли в тень. «Под ковром» или «за углом» эти «бульдоги» не постареют, а только наберутся сил.

– Вы упомянули журналистов, сказали о их роли в разрешении этой проблематики. Здесь надо и копать глубоко, и иметь смелость…

– Безусловно. Тут важно освещение разных сторон этих многогранных тем. Но, на мой взгляд, важно исходить из прагматики, из практической составляющей поднимаемых вопросов.

В этой связи мне кажется, трендом в информационной сфере, в общественной деятельности станет внимание к организации и проведению в Севастополе Всероссийской переписи населения, подготовка к ней уже началась.

Степень точности переписи определит нашу жизнь на многие годы, даже на десятилетия вперед. Это в том числе позволит снять вопросы с «закрытием» Севастополя.

Речь идет не о «закрытии» по форматам, которые существовали, в том числе с 1983 до 1995 года. Но в обозримой перспективе обязательно должны быть выработаны и осуществлены меры, которые бы ограничивали бесконтрольный рост населения Севастополя. Рост числа именно тех жителей, которые нагружают всякого рода структуры, в том числе и социальную сферу, официально не регистрируясь в городе.

Севастополь – это город приезжих. Здесь очень сложно найти севастопольца в четвертом-пятом поколении — это, как правило люди, связанные с флотом. И состав населения Севастополя специфичен, что нас по составу и ментально отличает от Крыма. Но тот, кто в город приезжал в советское время, кто здесь служил, кто оставался жить, – это люди, которые с головой погружались в севастопольскую специфику, по духу и по своим сердечным привязанностям они быстро становились севастопольцами.

К сожалению, этого не скажешь о части нашего населения, которое приросло за последние пять-шесть лет. В этом я вижу угрозу не только социально-экономическую, но и угрозу в плане духовном, в размывании севастопольской идентичности, особого восприятия жизни и отношения к истории, в том числе и с точки зрения степени любви к нашему родному Городу-Герою. Именно любви, а не интересов из области карьерных лифтов, возможности заработать или что-то прикупить…

В этой связи как человек, возглавляющий Севастопольское региональное отделение Союза журналистов, хотел бы коллег ориентировать на решение в информационном плане озвученных социально значимых задач.

Друзья, нужно готовить материалы на эти темы. Не только описывать деятельность развернутых блокпостов в период борьбы с пандемией, не просто сопровождать информационно то, что происходит, с точки зрения проверки документов у людей и выписки штрафов.

Это всё, конечно, делать нужно – в этом нет сомнений. Но информационный поток даже в пору борьбы с коронавирусом должен состоять не только из вестей с этого «фронта». Это, по большому счёту, мелкие брызги на фоне тех глобальных проблем, которые обозначены выше. Нужны мнения специалистов, точные данные, не какие-то размышления пусть и авторитетных общественников, а цифры. Показатели, которые озвучиваются чиновниками – людьми, которые за это отвечают.

Если мы уже сегодня не будем эту тему поднимать, то в октябре в полной мере задачи переписи в Севастополе решены не будут и, соответственно, она не даст должного эффекта. Говорить об этом нужно уже сейчас, а не после того, как карантинные мероприятия будут завершены, нужно разворачивать масштабную информационную работу.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.7 / 5. Людей оценило: 3

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Остров свободы

.

Испытание Украиной

«Наш город стал одной сплошной очередью!..»

Дмитрий СОКОЛОВ