Крымское Эхо
Культура

Разгадана тайна Бахчисарайского фонтана

Разгадана тайна Бахчисарайского фонтана

Самым известным в мире памятником бывшего Ханского дворца в Бахчисарае считается фонтан типа сельсебиль с девятью чашами (в дальнейшем — фонтан сельсебиль), получивший название «Фонтан слез» благодаря поэтическому творчеству великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, увековечившего его в своей поэме «Бахчисарайский фонтан», посвященной трагической любви хан-Гирея к дочери польского шляхтича Марии, написанной в 1821-1823 годах после посещения им Бахчисарайского дворца крымских ханов.

«Фонтан слез» – придуманный объект драматической любви

Сказочная с восточным наполнением легенда, к сожалению, затмила реальную историю о назначении и характере функционирования замечательного по композиции и техническому исполнению фонтана. Суть проблемы очень точно изложила историк Т.М. Фадеева:

«Творческое воображение поэта вдохнуло новую жизнь во дворец, который отныне предстал для многих не просто историческим памятником, но и обителью живых человеческих страстей, понятных каждому. Это была встреча с Востоком, стремление понять чужую культуру «изнутри», прочувствовать ее. Фонтан — «родник», «источник жизни» в традиционном понимании — стал, в свою очередь, душой самого дворца, гениальным выражением в мраморе извечной темы любви и смерти…»[1].

Испорченный, засоренный фонтан благодаря полету творческой фантазии великого поэта, навеянного переданной его приятельницей Софьей Потоцкой местного любовного сказания из жизни ханского гарема, был наделен поэтическим образом скупых мужских слез, якобы запечатленных в его символике в качестве медленно падающих капель.

Фонтан и сейчас воспринимается большинством россиян, посещающих дворец и мало знакомых с реальной историей, в качестве подлинного объекта этой придуманной драматической любви, а не как выдумка и элемент декорации в игре воображения.

Эта легенда еще с XIX века стала обрастать и другими подробностями о якобы первоначальном размещении описываемого фонтана… у гробницы Диляры Бикеч, где якобы была похоронена Мария и куда уединялся хан Гирей, чтобы предаваться там грустным воспоминаниям о своей чувственной любви и проливать скупые мужские слезы.

Она упоминалась в качестве памятника Марии Потоцкой, представляющего собой якобы часовню, где, «по мнению некоторых, это и была католическая каплица, так как Марии разрешено было даже держать священника. Над входом — надпись, прочтенная муллою Наибовым так: «1177. Мария прощенная богом»[2]. Интересно отметить, что А.С. Пушкин не имел никакого отношения к рождению и развитию этой легенды: она возникла благодаря местным фантазерам, сочинившим ее независимо от главного предания, послужившего основой поэмы «Бахчисарайский фонтан».

Тогда же и ряд помещений жилой части дворца стал связываться с именем мифической Марии: комнатой Потоцкой называлась позолоченная комната[3], комнатой Марии — спальня императрицы Екатерины II[4], темницей Марии Потоцкой именовалась малая ханская мечеть дворца[5].

Все эти факты, как предполагаю, сдерживали историков серьезно заняться исследованиями первоначального места положения во дворце фонтана сельсебиль, так как они могли разрушить фантазийные легенды о нем, ставшие приоритетным и непререкаемым символом бывшего бахчисарайского дворца, передаваемые из поколения в поколение сначала его «чичероне»-проводниками, а затем и профессиональными экскурсоводами.

Мифологизация истории бывшего Ханского дворца,
ставшая приоритетной

Начиная с первых лет присоединения Крыма к России в 1783 году десятки известных отечественных, зарубежных путешественников и исследователей избрали своим местом паломничества полуостров, включая и бывший Ханский дворец в Бахчисарае.

Новые земли, обладающие сказочной природой от пустынных степей до причудливых гор со средиземноморским климатом, теплым морем, невиданными для средней полосы России, ранее неизвестные многочисленные памятники истории и архитектуры, загадочные народы и народности, проживавшие в Крыму с иной культурой и религиями, вызывали большой интерес у просвещенных представителей российского общества, многогранно изучались, и результаты таких исследований положительно оценивались и публиковались, что позволило в короткий срок органично включить местную крымскую элиту в культурную жизнь Российской империи.

Однако целый ряд путешественников, являвшихся носителями бытовавших тогда в обществе романтических представлений, посещая Крым, стремясь понять чужую культуру изнутри, все же не всегда объективно оценивали и описывали увиденное на полуострове. Иногда логическое мышление им отказывало, и они, упоенные восточными картинками, допускали ошибки, позволяя интеллектуальной игре их ума, в том числе из-за возможного недостатка знаний, реально оценить целый ряд полученных сведений, что в последствии привело к их мифологизации.

Пример с бывшим Ханским дворцом в этом отношении не является исключением. А фраза французского путешественника Дюбуа де Монпере об очаровательной легенде о любви польки Марии и хан Гирея: «Я желал бы, чтобы она была истинной»[6] подтверждает мой вывод.

Наряду с проводившимися специалистами натурными исследованиями бывшего Ханского дворца, его обмерами и научными описаниями, до конца XIX века индикатором достоверности полученных сведений о дворце в опубликованных работах лиц, его посетивших, являлись следующие бездоказательные слова и фразы: «говорят», «рассказывают», «все в один голос уверяют», «с незапамятных времен утвердилось мнение» и т.д.

В рождении дворцовых легенд была выбрана главная жертва — фонтан, описанный А.С. Пушкиным, который с легкой руки, не знающих границ выдумщиков, стал как бы материальным подтверждением их небылиц.

Но были попытки объяснить тайну фонтана сельсебиль с точки зрения исламской религии. О первоначальном сакральном значении этого фонтана, отмеченного в Коране как объекта исламского рая, из которого «будут пить души блаженных «Шегидов» (павших в сражении за веру)», еще в 1863 году сообщил один из лучших знатоков Тавриды, писатель Франц Мартынович Домбровский, двадцать лет посвятивший трудам по изучению истории, этнографии и статистике Крыма[7]. Однако этот факт утонул в массе распространяемых фантазийных историй о фонтане. Исходные знаки и символы фонтана сельсебиль приобрели другое смысловое значение.

Фото 1и 2. На фото слева — выкопировка из архивного плана г. Бахчисарая 1786 года. Литерой d(I) указана гробница Диляры Бикеч, окруженная со всех сторон каменными стенами. Литерой g(I) показан уличный (общественный) фонтан, располагавшийся за пределами некрополя с гробницей Диляры Бикеч. Никакого отношения этот фонтан к гробнице не имел. Никаких документальных свидетельств о расположении фонтана сельсебиль у гробницы Диляры Бикеч нет. После 1786 года в течение нескольких десятилетий кладбище вокруг гробницы Диляры Бикеч было разрушено селевыми потоками, так же как и указанный выше уличный фонтан. О разрушительной мощности селевых потоков свидетельствует фотография 1912 года, показанная права, где обломками горных пород засыпана цокольная часть гробницы.

Он и функционировать стал иначе. Вместо изливающихся из чаши в чашу потоков чистой воды, умиротворяющих глаза и уши и будоража воображение как наглядное отражение одного из ключевых элементов райского сада[8], фонтан превратился в предмет скорби с истекающей по каплям воды, символизирующей якобы слезы печали и безвозвратной утраты предмета любви.

Утвердилось также не подкрепленное фактами мнение, упомянутое выше, что сам фонтан будто бы первоначально размещался на кладбище у гробницы Диляры Бикеч и оттуда был перенесен в Фонтанный дворик дворца к приезду императрицы Екатерины II в 1787 году.

Этот вымысел опровергается сохранившимся планом Бахчисарая 1786 года, на котором в районе гробницы Диляры Бикеч располагался обычный уличный фонтан, уничтоженный позднее селевыми потоками (фото № 1, 2).

Причем никто из распространителей этого вымысла даже не подумал, что источник сельсебиль – знаковый элемент небесного рая, не мог находиться на кладбище, а его первоначальное место следует искать в одном из рукотворных внутренних садов дворца, наполненных мистическим смыслом исламского Сада Вечности.

Только в конце XIX — начале XX вв. научная общественность забила тревогу о превращении бывшего бахчисарайского Ханского дворца в объект распространения ложных измышлений.

Ученые бьют тревогу

В этом отношении представляет интерес следующие зафиксированные выводы профессиональных историков:

 «…в 1900 году была учреждена комиссия для восстановления дворца в его первоначальном виде. Научные работы велись под руководством академика Н.П. Кондакова. Уже в настоящее время сделан ряд положительных выводов, вполне доказывающих всю ошибочность и несостоятельность большинства существующих ходячих «толкований» и еще более того «объяснений», которые приводятся проводниками, показывающими дворец»[9].

Аргументированное мнение архитектора Н.П. Краснова о первоначальном местоположении фонтана сельсебиль

В начале XX бывший дворец крымских ханов продолжал исследоваться специалистами и 2 декабря 1910 года на заседании Императорской археологической комиссии было высказано следующее мнение архитектора Н.П. Краснова о первоначальном местоположении фонтана сельсебиль:

«…Фонтан Керим-Гирея 1756 г. («Фонтан слез», Марии Потоцкой) был перенесен сюда де-Рибасом к приезду Екатерины II в 1787 г.; теперь он занимает место прежней лестницы. Краснов предполагает, что он находился ранее в беседке в Персидском саду, где для него имеется точно отвечающая по размерам ниша… (Котов, стр. 8—9, Кондаков, стр. 442, Барщевский, № 1583, опись. раскопок, стр. 7—8, план № 182)[10]».

Архитектурно-археологические обмеры беседки Селямет-Гирея архитектора С.С. Некрасова и их забвение

В 1912 году архитектор С.С. Некрасов проводил архитектурно-археологические обмеры беседки Селямет-Гирея несохранившегося Старого дворца. В результате его работы он нашел с внешней стороны цокольной части беседки нишу, в которой, по предположению архитектора Н.П. Краснова, первоначально располагался фонтан сельсебиль, и очень тщательно обмерял ее.

С.С. Некрасов выполнил более сотни кроков обмеров и начал вычерчивать на ватмане в карандаше северо-западный фасад беседки. Однако по неизвестным причинам он не закончил эту работу, его все обмеры беседки не исчезли, а оказались в делах Бахчисарайского дворца.

Они благополучно пережили лихолетье Гражданской войны в Крыму, длившееся с 1918 по 1920 год, последующую разруху, ужасы и грабежи немецко-румынской оккупации Бахчисарая 1941-1944 годов. В послевоенные годы материалы обмеров архитектора С.С. Некрасова были взяты на учет сначала Бахчисарайским музеем, а затем созданным на его базе Бахчисарайским историко-культурным и археологическим музеем-заповедником. Сама же беседка в послевоенные годы была утрачена.

И что самое поразительное в этой печальной истории: ценнейшие материалы обмеров беседки Селямет-Гирея, в которых присутствовала разгадка первоначального размещения фонтана сельсебиль с 9-ю чашами вообще оставались до последнего времени невостребованными исследователями. Создается впечатление, что они просто игнорировались. А фантазии о его первоначальном размещении у гробницы Диляры Бикеч «вирусно» тиражировались в научно-популярной и краеведческой литературе, вошли в официальные документы и распространяются экскурсоводами дворца.

О водных объектах беседки Селямет-Гирея

Фото 3, 4 и 5. На фото слева — интерьер беседки Селямет-Гирея Старого дворца, существовавшей в комплексе Ханского дворца в Бахчисарае. Художник Н.Г. Чернецов. 1837 г.
На фото права – интерьер беседки по состоянию на 1912 год.
На фото снизу — выкопировка из «Бахчисарайского плана сада дворца» 1856 года. Красным прямоугольником и латинской литерой I красного цвета обозначено первоначальное место размещение пристенного фонтана типа сельсебиль с 9-ю чашами, располагавшегося с внешней стороны цокольной части северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея не сохранившегося Старого дворца. Литерой 8 отмечено каменное «водохранилище», пунктирными линиями – действующие на то время «подземные водопроводы».

Анализ архитектурной композиции утраченной беседки (другими словами, павильона) Селямет-Гирея по графическим документам и сохранившимся фотографиям позволяет прийти к заключению, что она являлась интереснейшим памятником дворца, символом исламского рая, связанного с природой окружающего сада как пространственно, так и в предметной форме размещенных в ее композиции водных объектов. По центру беседки Селямет-Гирея находился струйный фонтан в виде отдельно стоящего мраморного пестика из которого поднимались вверх струи воды.

Вода в этот фонтан подавалась по самотечному водопроводу из полуподземного бассейна-накопителя, расположенного выше в так называемом «Новом саду». Отработанная вода из этого центрального фонтана отводилась через трубопровод, выходящий по центру цокольной части северо-западного фасада беседки (как будет показано ниже) в пристенный фонтан. Далее отработанная вода попадала в бассейн-купальню (фото № 3,4,5).

Документы и исследования о первоначальном размещении фонтана сельсебиль в беседке Селямет-Гирея

Среди хранящихся в фондах Бахчисарайского историко-культурного и археологического музея-заповедника обмерных чертежей беседки Селямет-Гирея, выполненных архитектором С.С. Нерасовым, имеются кроки обмеров, уверенно подтверждающих наличие прямоугольной ниши в цокольной части северо-западного фасада беседки, в которой архитектор Н.П. Краснов предполагал первоначальное размещение фонтана сельсебиль с 9-ю чашами (фото № 6,7).

Фото № 6,7. На фото слева — архитектурно-археологические обмеры беседки Селямет-Гирея С.С. Некрасова в бывшем дворце крымских ханов в Бахчисарае. 1912 г. Кроки северо-западного фасада беседки. По его центру в цокольной части беседки существовала прямоугольной формы ниша. В ней архитектор Н.П. Краснов предполагал первоначальное размещение фонтана сельсебиль с 9-ю чашами, который был перенесен в Фонтанный дворик бывшего Ханского дворца к приезду императрицы Екатерины II в 1787 году.
На фото справа — детальные кроки обмеров прямоугольной формы ниши, расположенной по центральной оси цокольной части северо-западного фасада беседки, в которой архитектор Н.П. Краснов предполагал первоначальное размещение фонтана сельсебиль.

После переноса фонтана сельсебиль в Фонтанный дворик на его месте установили небольшого размера выступающую каменную рамку с завершением стрельчатой формы с соплом для отвода лишней воды из струйного фонтана, находившегося в центре беседки.

На архивном обмерном чертеже северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея, выполненного архитектором С.С. Некрасовым уже в масштабе, хорошо просматривается неглубокая прямоугольной формы ниша, расположенная по центру высокой цокольной части беседки, которая перенесена на масштабный чертеж с указанных выше кроков (фото № 8).

Фото № 8. Обмерный чертеж северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея Старого дворца комплекса Ханского дворца, выполненного на ватмане в карандаше архитектором С.С. Некрасовым в 1912 году. По центру средней арки в цокольной части беседки отмечены следы ниши, перенесенной с кроков обмеров, в которой первоначально размещался пристенный фонтан сельсебиль с девятью чашами

С целью проверки утверждения архитектора Н.П. Краснова о первоначальном размещении фонтана сельсебиль с 9-ю чашами в цокольной части северо-западного фасада беседки селямет-Гирея, были измерены общие габариты указанного фонтана[11] и отдельно скопирован фрагмент указанной выше ниши с масштабно вычерченного С.С. Некрасовым чертежа северо-западного фасада беседки и в него вписаны габариты фонтана сельсебиль (фото № 9, 10).

Фото № 9, 10.
На фото слева — основные габариты фасада собственно фонтана сельсебиль с девятью чашами, перенесенного в Фонтанный дворик Ханского дворца из беседки Селямет-Гирея Старого дворца к приезду в Бахчисарай императрицы Екатерины II в 1787 году. Использован фрагмент обмерного чертежа фонтана, выполненного архитектором С.С. Некрасовым в 1912 году.
На фото справа — Чертеж габаритов пристенного фонтана сельсебиль с 9-ю чашами размерами 2100 х 850 мм, вписанных в нишу, располагавшуюся с наружной стороны цокольной части беседки Селямет-Гирея Старого дворца. В качестве базового чертежа использован фрагмент обмерного чертежа северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея, выполненного архитектором С.С. Некрасовым в 1912 году. Габариты этого фонтана сельсебиль вписываются в указанную нишу, оставляя по краям свободное пространство по 65-75 мм, что говорит о том, что там, возможно, находилась утраченная лента мраморного декоративного обрамления.

Они органично вошли в эту нишу, оставив с каждой стороны свободные пространства шириной 65-75 мм, что может говорить о том, что в первоначальном положении фонтан сельсебиль мог иметь утраченное при его переносе мраморное обрамление.

Фото № 11. Контурный рисунок чертежа обмеров северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея Старого дворца комплекса Ханского дворца, выполненного архитектором С.С. Некрасовым в 1911-1912 гг. с реконструкцией размещения пристенного фонтана сельсебиль с девятью чашами, первоначально располагавшегося на внешней стене беседки.

Фото № 12. Чертеж северо-западного фасада Старого дворца (на сохранился), выполненного архитектором У. Гесте в 1798 году. Первоначальное размещение пристенного фонтана сельсебиль с девятью чашами с внешней стороны беседки Селямет Гирея (реконструкция).

Фото № 13. Реконструкция первоначального размещения пристенного фонтана типа сельсебиль с девятью чашами в цокольной части беседки Селямет-Гирея Старого дворца, входившего в комплекс Ханского дворца, с использованием фотографии беседки И.В. Болдырева 1880 года.

На фотографиях № 11, 12, 13, на исторической основе представлена реконструкция первоначального размещения пристенного фонтана сельсебиль с 9-ю чашами в цокольной части северо-западного фасада беседки Селямет-Гирея.

Общие выводы

Исследованием сохранившихся архивных документов убедительно доказано, что фонтан сельсебиль с 9-ю чашами, находящийся ныне в Фонтанном дворике бывшего Ханского дворца, первоначально размещался в цокольной части беседки Селямет-Гирея несохранившегося Старого дворца, располагавшегося в одном из садов дворцового комплекса.

Легенда о размещении указанного фонтана сельсебиль у гробницы Диляры Бикеч документально не находит своего подтверждения. Поэтому из научных публикаций, краеведческой литературы и экскурсионных рассказов по бывшему дворцу крымских ханов в Бахчисарае она должна быть исключена. Это нисколько не повредит прекрасной поэме А.С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан», а только, наоборот, избавит ее от невежественных выдумок, паразитирующих вокруг нее.

Автор, Валерий БОРИСОВ
член Союза архитекторов России,
Заслуженный архитектор Республики Крым,
Почетный гражданин города Бахчисарая


[1] Фадеева Т.М., М.В. Соколова. Бахчисарай и его окрестности. Бизнес-Информ. Симферополь. 2000. С. 48.

[2] Вторая учебная экскурсия Симферопольской мужской гимназии. Бахчисарай и его окрестности. Отчет. Сост. инспектор Попов А.Н. Симферополь. 1888. С. 42. Перевод надписи на плите муллой Наибовым был выполнен неправильно. Ни о какой Марии там и речи не было.

[3] Джеймс Уэбстер. Путешествие через Крым, Турцию и Египет, совершённое в 1825—1828 годах: включая подробный отчёт о предсмертной болезни и кончине императора Александра I и о тайных заговорах в России. Лондон, 1830. Т. I—II. Пер. с англ. Глава VI. Развалины Херсонеса — Бахчисарай — Дворец ханов… http://www.krimoved-library.ru/books/krimskie-puteshestviya-dzheyms-uebster-i-ego-voyazh-po-krimu-v-1827-godu6.html

[4] Марков Е.Л. Очерки Крыма. Изд. 2. Товарищество М.О. Вольф. Спб., М. 1884.С. 55.

[5] Вторая учебная экскурсия… Цит. соч. С. 34.

[6] Дюбуа де Монпере, Фредерик. Путешествие в Крым (Путешествие по Кавказу, к черкесам и абхазам, в Грузию, Армению и в Крым. В 6 томах. – Париж, 1843. Т. 5, 6). Симферополь. Бизнес-Информ. 2009. С. 276.

[7] Домбровский Ф. Дворец крымских ханов в Бахчисарае. Симферополь. 1863. С. 24.

[8] Baha Tanman. Сельсебиль. Интернет-издание «Исламская энциклопедия». https://islamansiklopedisi.org.tr/selsebil—mimari?ysclid=lhsbrg90hg394877118

[9] Москвич Григорий. Путеводитель по Крыму. Издание 23. Спб. 1912. С. 121.

[10] Известия Императорской археологической комиссии. Вып. 34 (Вопросы реставрации. Вып. 5). СПб, 1910. С. 46.

[11] Фонтан сельсебиль с 9-ю чашами при его переносе в Фонтанный дворик был дополнен двумя композиционными элементами в виде декоративно оформленных мраморных досок, надстроенными над основной частью фонтана и не имеющими к первоначальной его композиции никакого отношения

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Людей оценило: 9

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Стихи Высоцкого у нас в крови

Степан ВОЛОШКО

Наш современник Александр Казинцев

Z.ФЕСТ ПОЭЗИЯ – «Это было, как море…»

Марина МАТВЕЕВА

Оставить комментарий