Крымское Эхо
Архив

Проветрим карманы

Проветрим карманы

Торговля, дай, Бог, ей звонкой монеты и вечного процветания, каждый день вентилирует наши карманы. А уж проветрить их к Пасхе — святое дело. Прекрасно зная, что в такой день не экономит и нищий, продавцы соревнуются в профессиональном мастерстве и рекламе и, не страшась Господа, без стеснения навязывать залежалый товар. Оптовые магазины под эту марку на голубом глазу втюхивают залежавшиеся непроданными с Нового года продукты, крупные супермаркеты выставляют на витрины товар с истекающим сроком годности. «Бога не боитесь, — в сердцах бросает молоденькой продавщице скромно одетая покупательница, возвращая той свиную ножку, замороженную, видно, еще как стратегический запас СССР и распространяющую запах бактериологического оружия. — Сварила, называется, холодец. На рынке не докупишься, здесь норовят обмишулить».

В рыночных рядах и у магазинных прилавков памятной с советских времен толкотни и суеты нет, как и длинных очередей, но наступление праздника ощущается повсюду. В кондитерских аромат куличей перебивает все остальные не менее вкусные запахи, покупательская элита степенно набивает сумки предварительно сделанными заказами и затаривает багажники иномарок. Такие дорогущие пасхальные кексы, ценой доходящие до полусотни гривен, в Керчь везут из Феодосии. Но номенклатурный покупатель не ограничивает свой аппетит куличом. Он и в будний день привычно балует себя дорогими сладостями, а в такой праздник не скупится на московские конфеты, стоимость которых вот-вот подпрыгнет до сотни гривен за килограмм.

В канун Пасхи любимые с детства сказки становятся былью: обычные курочки вдруг ни с того ни с сего начинают нести золотые яйца. Месяц назад еще казалось, будто цена яиц из-под домашней птицы сравняется со стоимостью магазинных, но накануне Пасхи стало ясным, что это обман зрения. Домашние яйца вернулись к зимней цене в пятнадцать гривен за десяток, а те, что грудой высятся на лоточных прилавках, подорожали до десяти. Продавцы понимают, что это тот самый товар, за который сколько ни попроси, всё одно купят. «Никогда не покупаю для куличей куриные яйца, — у рыночного прилавка идет обмен жизненным опытом. — Бабушка еще учила, для теста годятся только утиные. Я каждый год договариваюсь с мужичком из пригорода, и он привозит мне десяточек. Что вы, цвет абсолютно другой, ни в какое сравнение с тестом на куриных яйцах».

Виталий, живущий в Заветном под Керчью, для такого случая всегда старается придержать пяток десятков утиных яиц для городских хозяек, знающих толк в настоящем пасхальном тесте. «Соседка просит для инкубатора, но я заказы своих постоянных покупательниц привык выполнять, — делится торговыми секретами оборотистый фермер. — За то они меня всегда поджидают с молоком».

Пасхальный кулич, который многие хозяйки, по заведенной бабушками традиции, предпочитают печь сами, нынче дорог. Снизившаяся стоимость сахара ничуть не удешевила домашнюю выпечку. Самым недорогим компонентом пасхального теста остается мука, но в его приготовлении никак не обойтись без изюма и кураги, которые просто дико подорожали. Залежалый изюм в керченских оптушках стОит не дешевле двадцати пяти гривен за килограмм, а курага и все тридцать. На рынке за источающий запах винограда изюм просят тридцать пять, а за вчера еще бывшую абрикосой курагу — сорок. Финики, считавшиеся еще год назад наиболее доступным экзотическим лакомством и стоившие максимум восемнадцать гривен за килограмм, в нынешнем вздернулись в цене вдвое.

«У внучки аллергия, цитрусы и шоколад ей нельзя, а как не побаловать дитя сладеньким в такой большой праздник, — обращаясь к продавцу, говорит пожилая керчанка, складывая в уже распухшую от провизию сумку пакетик с финиками по тридцать пять гривен за килограмм и сушеным инжиром, подумать только, за шестьдесят.

В мясных рядах хозяйки прохаживаются с чувством, толком, расстановкой, стараясь выбрать на стоящий холодец говяжью голяшку, свиную ножку и птичьи потроха. Жители Приозерного, что под Керчью, Татьяна и Сергей, обычно забивают свиней к Пасхе и вывозят на небольшой рыночек в город. Всегдашние покупатели охотно разбирают ножки и голяшки для заливного, считая покупку у них куда более выгодной, чем на Центральном рынке. Там такой товар тоже не залеживается, даром что стоит дороже: говяжья голяшка идет по двадцать пять за килограмм, а свиные ножки улетают по червонцу. Да, разговеться по дешевке точно не удастся.

Но и пост нынче вышел не дешев. Точно поджидая постившихся, подорожали крупы. Стоимость гречки, риса, гороха, фасоли поднялась на гривну — три за килограмм. Производители грибов просто одурели: килограмм безвкусной вешенки финишировал в цене на отметке двадцать восемь гривен, а шампиньоны стартовали вообще от тридцати. Только накануне Пасхи хозяева грибниц вошли в разум и несколько сбавили ценовые обороты, отдавая себе отчет в том, что после разговения строгий пост сменится продуктовой вседозволенностью и выращенное ими перестанет быть заменой мясу.

Пасхальные праздники открывают особую товарную нишу: как ни в какие иные дни растет торговля искусственными цветами. Впервые на Центральном рынке Керчи для продавцов этого товара выделили главную аллею на входе, и они, привезенные из Одессы, несмотря на свою кладбищенскую принадлежность, на глазах расцветили унылую после зимы рыночную картинку.

Цены кусаются и здесь. Самый плохонький цветок стоит никак не дешевле двух с полтиной, стоимость веточки не опускается ниже двенадцати гривен, а скромной корзины — двадцати. Недостатка в покупателях в этих по сути скорбных рядах, тем не менее, нет. Кто берет букеты загодя, стараясь приукрасить родные могилки накануне Пасхи, другие приберегают к поминальному дню.

Конкуренция среди многочисленных продавцов вроде бы жесткая, но, к кому ни подойди, цену держат везде одинаковую. Неподалеку пристроились продавцы полотенец с пасхальным рисунком — у них товар расходится не так бойко, но многие керчане берут ни по одному. «В церковь, для корзинки с пасхами, на стол, в подарок, — перечисляет продавцу требуемое количество полотенец средних лет женщина, стараясь выбрать разные по цвету и по рисунку. «Почем? — останавливается мужчина, — и, видимо, посчитав цену вполне себе ничего, выкладывает за два полотенца тринадцать гривен.

Больше всего ожидают Пасху дети. Мало того, что после двух дней учебы в новой четверти их ждут три выходных, так еще будет вкусно, сладко и много подарков. «А я уже видела, что мне подарят, — заранее радуется четвероклассница Вика, у которой в этом году день рождения выпадает на Пасху. — Мама прятала в шкаф новый мобильный телефон, а я в щелочку подсматривала. Бабушка болеет и из дома не выходит, так что наверное деньги мне даст. А другая бабушка мне всегда дарит дорогие конфеты в коробке и двести гривен. Крестная принесет фрукты, и тетя тоже. Только папа ничего в этот раз не подарит, он в тюрьме. Но я ему открытку написала, а когда выйдет, отдам старый мобильник, мне не жалко. Бабушка говорит, что Бог велел делиться».

 

Фото вверху —
с сайта microstocker.com.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пчелы – крылатые фармацевты. И не только…

Анна КАПУСТИНА

Керченский пролив: мост, а не угрозы

Ольга ФОМИНА

Стена

.