Крымское Эхо
Архив

«Приступить к целованию!»

Вплоть до конца ноября этот приказ останется самым актуальным в армии. В солдатскую шеренгу равноправными воинами вливаются новобранцы, расставание с которыми в некоторых семьях напоминает вечное прощание. Что ни говорите, а живуч в наших людях, особенно в сердобольных женских сердцах, страх перед возможной армейской дедовщиной, скудостью армейского рациона, физическими нагрузками и резко взятой с места в карьер ориентацией президента на вступление в НАТО, которое так или иначе, но приведет наших ребят в «горячие» точки. Желание парня послужить далеко не всегда поощряется в семейном кругу. Призывник требует отправить его в армию, а следом бежит зареванная мама, понимающая свой родительский долг как обязанность кормить сыночка до пенсии.

Вплоть до конца ноября этот приказ останется самым актуальным в армии. В солдатскую шеренгу равноправными воинами вливаются новобранцы, расставание с которыми в некоторых семьях напоминает вечное прощание. Что ни говорите, а живуч в наших людях, особенно в сердобольных женских сердцах, страх перед возможной армейской дедовщиной, скудостью армейского рациона, физическими нагрузками и резко взятой с места в карьер ориентацией президента на вступление в НАТО, которое так или иначе, но приведет наших ребят в «горячие» точки. Желание парня послужить далеко не всегда поощряется в семейном кругу. Призывник требует отправить его в армию, а следом бежит зареванная мама, понимающая свой родительский долг как обязанность кормить сыночка до пенсии.

Вот эти самые мамские страхи заметно подогревают настроение призывников-отказников, которые начинают нестерпимо жалеть себя. Хотя стены военкоматовских кабинетов хранят иного рода истории, когда матери рвутся на прием к военкому с единственной просьбой «забрить сыночку в солдаты». Кого сыновья допекли до последней степени терпения, кто сам понимает, что ладу дать не может, кто-то подобным образом пытается устроить любимому чаду протекцию жизненной перспективы. Удивляться тут нечему: престижное трудоустройство требует сведений о прохождении срочной службы в армии. Никакая уважающая себя охранная фирма не примет в штат парня, для которого жизненный горизонт не выходит за подол маминой юбки. Ну а конторы по-настоящему серьезные – милиция, налоговая, СБУ – и вовсе не рассматривают достойными кандидатами армейских «уклонистов».

Военный комиссар Керчи подполковник Валерий Мурадов поддерживает родителей, рассматривающих срочную службу сыновей как объективную необходимость мужского воспитания не только по чину и званию. Он искренне полагает, что провести в переходном возрасте годик в армии, где волей-неволей приходится приучаться к порядку, дисциплине и ответственности полезно для молодого мужчины, которому все это пригодится в жизни «на гражданке». Его точку зрения в последнее время разделяют многие призывники, которые имеют прагматичные цели в жизни. Отдал долг Родине — и свободен на всю оставшуюся жизнь. Хоть в море иди, хоть за границу выезжай – везде дорога открыта, и призрак военкома с повесткой ночами не тревожит.

Но так думают по-прежнему далеко не все. Отказников хватает. Причем мотивация у большинства из них «железно» аргументированная: называется «просто не хочу». Заставить такого призывника послужить порой бывает себе и Родине дороже. Керченский военком Валерий Мурадов убежден, что оставить такого парня на гражданке порой бывает лучше, чем насильно затолкать его в армейский строй. По его мнению, яростно выказываемое нежелание служить свидетельствует о моральной неустойчивости молодого человека, которое может стать причиной дезертирства из воинской части, непредсказуемого по последствиям психологического срыва. Тем не менее, равенства перед законом о воинской службе никто не отменял, и «уважительные» причины вроде «не хочу» и «все равно не буду» не принимаются во внимание ни сотрудниками военкомата, ни судебными органами, когда дело принимает серьезный оборот. В Керчи за отказ от службы в армии осуждены трое молодых людей. Но учиться на подобных примерах особого желания у молодежи нет. Они находят десятки уловок, чтобы бегать от армии до двадцати пяти лет, когда все тот же закон «амнистирует» их за небольшие штрафные суммы как не выполнивших одну из основных обязанностей перед государством и обществом. Может быть, если бы человеческая совесть и мужская честь стоили дороже минимального размера оплаты труда, то и выполнялись бы если не с большим энтузиазмом, то с чувством ответственности. А так выплатил долг Родине в три копейки – и тоже свободен.

Очень часто случается, — рассказывает подполковник Валерий Мурадов, — что все наши продолжительные усилия по выявлению «уклонистов» и приводу их в военкомат оказываются зряшными: они признаются негодными медицинской комиссией». Именно состояние здоровья призывников является главной причиной при наборе срочников. При том, что выполнить сегодняшнюю плановую разнарядку по численному набору новобранцев в Керчи не представляется сложной задачей для сотрудников военкомата, сделать его качественным бывает далеко непросто. По статистике местного военкомата, пригодными к службе признаются процентов пятьдесят из подлежащих призыву, из которых десять-пятнадцать ребят имеют право на отсрочку. К тому же наша молодежь часто и густо не ведет праведный и высоко моральный образ жизни и знакомится с уголовным кодексом прежде, чем наступает ответственность по закону о воинской службе. Тем, в чьем «послужном» биографическом списке зафиксированы приводы в милицию или условное осуждение по малолетству, дорога в армию закрыта, несмотря, что отдельные индивидуумы с готовностью бы надели солдатскую форму.

Нередко желание послужить объясняются не пониманием долга, а куда более меркантильными соображениями. Например, незадавшимся трудоустройством после окончания учебного заведения: чтобы год не пропадал зря, идут в армию. В некоторых, несмотря на молодость, жива сила привычки и традиций. Во многих семьях все также считают, что не отслуживший в армии парень лишается почетного права называться мужчиной. Как правило, воспитанные в таких принципах парни требуют, чтобы их направили служить непременно в десантуру или в морпехи. В их понимании, это самая интересная армейская служба, которая вызывает уважение не только у наивных девчонок, но и у настоящих мужчин.

Сегодняшние армейские законы позволяют восемнадцатилетнему парню отказаться от срочной службы в пользу контрактной. Так многие и поступают, потому что, несмотря на большую продолжительность, служба по контракту имеет свои преимущества. Во-первых, гарантирует стабильный заработок. При желании контрактник может проходить службу по месту жительства. Весомым преимуществом оказывается возможность совмещать службу с заочным обучением в вузе. А для желающих стать профессиональными военными служба по контракту – незаменимый способ попробовать свои силы на избранном поприще.

Практически перестало встречаться среди призывников «угодное богу воинство», как называли в военкоматах молодых сектантов. Ходатаями выступали настоятели расплодившихся «левых» религиозных организаций, которые якобы отстаивали принципы пацифизма и выдавали парням, не менее шести месяцев состоявшим в их сектантских рядах, индульгенцию на законное право «откосить» от армии. Они проходили альтернативную службу преимущественно в богоугодных заведениях вроде кладбищ, лечебниц, психоневрологических интернатов. После сокращения срока службы, изменения ситуации в армии ряды искусственных пацифистов резко поредели. Армейская служба перестала быть страшилкой для молодежи и теперь для желания или нежелания служить находятся более приличествующие времени причины.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Ничего не закончено

Дмитрий СОКОЛОВ

Русины ставят на Интернет

Европейский выбор или Таможенный союз: политика против экономики

Михаил КИРИЛЛОВ