Крымское Эхо
Руина

Пришло время «думовАть» побыстрее

Пришло время «думовАть» побыстрее

Декоммунизация в стране-404, или Украине, уже, кажется, прошла свой апогей и прощание с советским прошлым в виде выхода из строя построенных большевиками ТЭЦ, ГЭС и АЭС.

Несмотря на бодрые реляции «великого арифмометра» из Киева Виталия Кличко о том, что «16 ракет летели на Киев, все 16 сбили. Киевляне слышали взрывы. И только 2 ракеты повредили системы энергообеспечения в области», на улице становится все холоднее, а значит, жители Руины все чаще включают электрообогреватели, которые дружно превращают плановые веерные отключения электроэнергии в аварийные.

Холод и темнота злят обывателей и заставляют хунту судорожно искать виноватых. В разряд «вредителей» автоматически попадают граждане, до сих пор разговаривающие на русском языке.

Поразительно то, что демонстративно русофобская украинская верхушка в большинстве своем русскоязычная. Экс-министр внутренних дел Арсен Аваков вел беседу с бывшим послом США в России Майклом Макфолом (на самом деле — с пранкерами Вованом и Лексусом) на русском языке. Владимир Зеленский после получения президентской булавы усиленно учил мову с репетитором, Один из главных рупоров киевской пропаганды Алексей Арестович до сих пор в большинстве своих выступлений использует русский язык.

На многочисленных роликах из Сети мы слышим, как даже самые «упоротые» в своем украинстве обитатели «неньки» в минуту сильного испуга или опасности громко выражают свои эмоции на русском языке. Перехваченные радиопереговоры украинских военных также свидетельствуют о том, что в большинстве случаев они предпочитают использовать русский язык.

Не секрет, что население Украины подвергается массированной идеологическо-пропагандистской обработке с привлечением зарубежных специалистов. Ключевым элементом информационной войны против России является силовое принуждение людей к отказу от родного для них русского языка.

 «Это очень интересный исторический эксперимент. Искоренение языка, родного для значительной части населения как такового. Психологический эффект может быть феноменальный», — отмечает российский политолог Фёдор Лукьянов.

Уполномоченный (неизвестно кем, явно не народом Украины) по защите украинского языка Тарас Кремень рьяно взялся тиранить русскоязычных. Так, им было вынесено постановление о штрафе в отношении сотрудницы киевского ЖЭКа в 3400 гривен за обслуживание на русском языке. Ещё «шпрехенфюрера» возмутило обилие в Одессе рекламных вывесок на русском языке.

А на каком еще языке может общаться целиком русскоязычный и русскокультурный город? Фольклор одесского Привоза и старых двориков — разве он звучит на украинском?

Если внимательно вглядеться в данные по национальному составу Одессы от 1894 года, то мы не найдем здесь украинцев. Где же они? Если украинский язык типичен для этого города, то почему для того, чтобы люди заговорили на нем, их приходится принуждать силовыми методами?

Еще одно отвратительное явление нынешней украинской реальности – так называемые «активисты», или манкурты, доносящие в языковое гестапо о «неблагонадежных» русскоязычных.

Конечно же, не сам Кремень инспектировал улицы Одессы. Неназванные им сексоты проверили 150 магазинов и доложили, что в половине из них обслуживание ведется на русском языке. Разгневанный «главмовнюк» потребовал от одесского мэра Геннадия Труханова немедленно демонтировать всю русскоязычную рекламу.

Сама идея культивирования ненависти к русскому языку взята нынешней украинской хунтой у своих «учителей» из Третьего Рейха. При оккупации УССР её территория была поделена фашистами на дистрикт «Галиция», где в качестве правительственного был определен немецкий язык, Транснистрия с румынским языком и рейхскомиссариат «Украина», где немецкий и украинский действовали в качестве официальных. Такая политика делила украинцев и русских, устраняя опасность общего антигерманского фронта.

Никаких же симпатий к идее украинской независимости рейхскомиссар Эрих Кох не питал, заявив в 1942 году на совещании в Ровно:

«Нет никакой свободной Украины. Украинцы должны работать на Германию. Мы не должны делать этот народ счастливым. Украина должна дать то, чего не хватает Германии. Эта задача должна быть выполнена, невзирая на потери. Фюрер потребовал с Украины три миллиона тонн зерна для Германии, и они должны быть поставлены».

Демонстративная активность нынешнего украинского «шпрехенфюрера» по подавлению использования русского языка совпала с раскруткой в украинских СМИ идеи о необходимости принятия закона о дерусификации.

Укронационалист из Харькова Вадим Поздняков (фамилия, кстати, совсем не украинская, что не редкость для подобных «активистов», но вряд ли они над этим задумываются) выступает с такой инициативой.

Предлагается узаконить уже происходящую на Украине русофобскую вакханалию с осквернением памятника Суворову в Измаиле, уничтожением бюста Пушкину в Киеве и демонтажем памятника Екатерине II в Одессе.

Борьба со всем русским становится в Руине средством напомнить о себе для бывших украинских политиков, своей деятельностью списавших себя в утиль.

Так, бывший министр инфраструктуры Украины (это то, с чем сейчас «незалежная» активно прощается, как с пережитком социализма) Владимир Омелян утверждает, что

«все, кто считает, что имеет право говорить на Украине на русском языке, глубоко ошибаются — и будет лучше для таковых, если они покинут страну. Русский язык – это плохо, русская культура – это плохо, российская история – брехливая, и это плохо». Конечно, сам Омелян — эталон(?) честности, он никого не обманывал с вакуумными поездами, и сегодня «гиперлупы» курсируют между всеми городами, временно подконтрольными Киеву.

С одной стороны, то, что с идеями дерусификации выступают отъявленные укронационалисты и прожектеры-дилетанты вроде Позднякова и Омеляна – это само по себе выступает в качестве антирекламы в обществе закону о дерусификации.

С другой — преследуемый сегодня на Украине хунтой Михаил Булгаков дал в романе «Дни Турбиных» блестящую картину последствий насильственной украинизации:

 Гетман. Я давно уже хотел поставить на вид вам и другим адъютантам, что следует говорить по-украински. Это безобразие, в конце концов! Ни один мой офицер не говорит на языке страны, а на украинские части это производит самое отрицательное впечатление. Прохаю ласково.
Шервинский. Слухаю, ваша светлость. Дежурный адъютант корнет… князь… (В сторону.) Черт его знает, как «князь» по-украински!.. Черт! (Вслух.) Новожильцев, временно исполняющий обязанности… Я ду́маю… дума́ю… думова́ю…
Гетман. Говорите по-русски!

Вот именно: говорите по-русски, неуважаемые украинские руководители, как вы и делаете, когда на вас не направлены объективы телекамер. Перестаньте заставлять людей забыть свой родной русский язык. То, что вы убираете в Киеве мемориальную доску Михаилу Булгакову, не изменит конец, который был предначертан гетману Скоропадскому, убравшемуся из Киева 14 декабря 1918 году вместе со своими германскими руководителями.

История имеет свойство повторяться, а также наказывать тех, кто не выучил её уроки.

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 6

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На черноморском ТВД*: ехали «Козаки» — плавать не умели

Кому война, а кому мать родна

Ермак, покоривший не Сибирь, а Банковую

Оставить комментарий