Крымское Эхо
Архив

Подтереться профессией

Подтереться профессией

Говоря, что если у инженеров под рукой нет проблем, они создают свои собственные, всемирно известный художник комиксов <b>Скотт Адамс</b> определенно не имел в виду Украину, где техническая интеллигенция стала вымирающим видом. В чем легко убедиться, вспомнив, что говорил об инженерах <b>Александр Солженицын</b>. «Инженер — это открыто светящийся интеллект, свободный и не обидный юмор, это легкость и широта мысли, непринужденность переключения из одной инженерной области в другую, и вообще — от техники к обществу, искусству. Это воспитанность, тонкость вкусов, хорошая речь, плавно согласованная и без сорных словечек; у одного немножко музицирование, у другого — немножко живопись, и всегда у всех — духовная печать на лице…»

Каждый из нас легко «нароет» в своем кругу массу знакомых с инженерным дипломом, но таких, каким их увидел классик, среди них вы в лучшем случае припомните одного, от силы двух. Инженеров у нас штамповала не одна высшая школа – в штатном расписании каждого промышленного предприятия числились в этом высоком звании многочисленные выпускники техникумов. Инженерных должностей хватало едва ли не на всех имевших за душой диплом. Их занимали в том числе специалисты в гуманитарной сфере – психологи, социологи, педагоги.

Будто специально для них были придуманы должности инженеров по кадрам, социалистическому соревнованию, профессиональному обучению. Диплом какой-нибудь конно-балетной академии годился, чтобы сделаться инженером. Профессия сделалась массовой, но малоуважаемой: с таким количеством инженерных кадров страна умудрилась оказаться на задворках мирового научно-технического прогресса.

Вместе с тем многие известные люди с чувством гордости могут сказать о себе, что они вышли из инженерной шинели, в которой им было и скучно, и грустно, и нудно, и тошно. Юмористический и КВНовский кланы почти сплошь состоят если не из врачей, то гарантированно из выпускников технических вузов. Да что там какие-то Жванецкий с Задорновым, когда с диплома инженерного вуза начиналась карьера известного поэта Андрея Вознесенского, оперной примы Ирины Архиповой, музыканта Андрея Макаревича!..

Демократические преобразования вымыли инженеров чуть ли не подчистую, спустили в унитаз вместе с предприятиями, исследовательскими институтами, научными центрами, где их было, как селедок в бочке. Инженеры заняли места за рыночными прилавками, стойками администраторов, немалая часть нашла себя в качестве наемных работников в расплодившихся фирмах, строительных конторах, кое-кто вовремя подался на ПМЖ и, освоив язык, не посчитал зазорным начать инженерную карьеру заново.

Ситуации разные, судеб множество. Нашлись среди в одночасье сделавшихся балластом и такие, кто перетерпел крушение родного предприятия, ел черный хлеб с выращенным на дачном участке огурцом, но двумя руками держался за него, соглашаясь формально числиться в штате.

Однако не все натренированные техническими расчетами и чертежными карандашами мозги и руки сдались на милость победившего капитализма, кое-кому удалось влиться в него в новом образе и качестве. Инженеры с комсомольской закваской и организаторским умением вести за собой массы переквалифицировались в партийных лидеров и не всегда выглядели лохами. Некоторым удалось сделаться акулами бизнеса, но значительной части дипломированных инженеров для прокорма все же пришлось согласиться на понижение статуса.

Невзирая на положительные примеры, инженер сделался тем, с кого молодежь однозначно не хотела делать свою жизнь. Поступить в технические вузы, включая и некогда престижные, стало проще, чем в ПТУ: там хоть обзаводились интересным для новых работодателей дипломом. Шли ради «корочек», в расчете на обещанные властью перемены, от понимания значимости диплома о высшем образовании или потому, что на сделавшееся престижным гуманитарное образование у родителей не хватало «лаве». На трудоустройство по специальности рассчитывали единицы.

«Из нашего потока, по оценке преподавателей, одного из самых сильных за всю историю вуза, вышло два инженера, — рассказывает Александр Жук — пятнадцатилетней выдержки выпускник Харьковского авиационного, бывшего базой всех крупных предприятий и НИИ отрасли. – Мы с сокурсником единственные работаем на «Южмаше». Не скажу, что остальные плохо устроены: работают в банках, менеджерами не в самых последних в стране фирмах, на телевидении. С параллельного потока керчанин возглавляет подразделение «Сименс» в одном из городов Германии, его брат, окончивший наш теперь уже универ на три года позднее, стал ведущим специалистом в американском Индианаполисе.

Но большинство все же «забило» на профессию, чему способствовали разные обстоятельства. К примеру, мой институтский приятель заинтересовал своей дипломной работой генерального директора завода имени Малышева, получил приглашение сразу же возглавить проектную группу по профилю, но все сломалось в один момент, когда по настоянию США Украина расторгла контракт с Ираном. Он без дела не остался и сейчас вполне успешен, но, уж извините, не инженер».

Руководители технических вузов, быстро вкусив своей ближайшей бесперспективности, вышли на тропу жесткой конкуренции с гуманитарными, активно лицензируя одну новую специальность за другой. Одним из пионеров этого движения стал Национальный авиационный университет, до того момента лениво плетущийся в хвосте Харьковского авиационного. Со временем его гуманитарный блок разросся до действительно университетских размеров и теперь там готовят не только экологов и дизайнеров, маркетологов и банковских специалистов, что еще как-то соединяется с авиационной промышленностью, но и выдают дипломы правоведов, лингвистов, политологов, психологов, социологов, журналистов и даже покусились на святое — дипломатическую сферу.

Как прокомментировала на форуме университета его всеядность одна из студенток, «если вы решили поступать в авиационный, то идите только на авиационную специальность, на другую смысла просто нет. Люди с ужасом относятся к НАУ из-за обучения специальностям психология, международные отношения, филология. Народ, вы ж немного головой думайте, что это вам не лингвистический университет или экономический, а авиационный!!! Делайте выводы!!!!!»

Крен технических вузов в гуманитарии обострил ситуацию до того, что резонно задаться вопросом, а есть ли в стране инженеры? Об известных всему миру не говорю – мы не какая-нибудь Англия, где следом за Черчиллем в рейтинге известных людей, оказавших наибольшее влияние на национальную историю, идут не всем до боли знакомые «битлы», а инженер-мостостроитель Изамбард Брюнель, похороненный, кстати, в Вестминстерском аббатстве. А спроси у кого из наших, кто такой фактически коллега англичанина Евгений Патон, бессовестно вытаращат глаза. У нас что ни инженерное достижение, то иностранное заимствование, а что ни авария, начиная с Чернобыля, то достижение отечественной инженерной мысли. Наши технари больше специалисты в области ремонта, латания и починки, чем созидания.

Может быть, по этой причине власть резко вспомнила о них и борзо взялась за реставрацию инженерного корпуса. Никаких иных поприщ, чем латание советских дыр, на горизонте для инженерных мозгов не просматривается. О строительстве новых промышленных объектов ничего неизвестно, пока еще работающим предприятиям новые специалисты в таком количестве, что планируется готовить в инженерных вузах, не нужны.

По словам директора Керченского городского Центра занятости Вадима Кутузова, вакансий ИТР меньше, чем претендентов на них. По последним данным на 26 августа, безработными числятся пятьсот ИТРовцев, вакансий же работодатели предлагают втрое меньше. Требуются преимущественно инженеры с опытом работы на руководящие должности: от начальника цеха до главного инженера. Только ООО «Гавриловские курчата» ищет по Украине, включая и Керчь, рядовых инженеров практически во всех областях, от механиков и технологов до компьютерщиков.

Надо заметить, что и молодые специалисты на инженерные зарплаты не зарятся даже при наличии вакансий: во-первых, без опыта им гарантирована минималка, во-вторых, сами предприятия не выглядят надежными. Взять тот же «Залив»: то ведущие технологи и конструкторы соблазняли выпускников Севастопольского технического университета, Николаевской корабелки и Керченского морского университета радужными перспективами, то всех распустили на неопределенный срок, оставив, к примеру, в отделе главного конструктора пятерых.

Нисколько не удивляют те, кто, получив инженерную специальность, при первой же финансовой возможности получения второго высшего «освежает» ее новым образованием: экономическим или иностранной филологией. Какой сейчас выбор у тех же инженеров-заливчан? Сделаться официальным безработным или податься работать кем возьмут за границу.

Молодежь в технических вузах интересуют исключительно конкурентоспособные на рынке труда специальности айтишников, потому что и дома можно заработать, и стать фрилансером в иностранной фирме, и за границу податься. Престиж инженерной профессии, поднять который задумали правительство и Министерство образования, можно осуществить тремя основными способами: запустить промышленное производство, привлечь инвесторов, осваивать инновационные технологии на действующих предприятиях. Но отсутствие в этом плане перспектив странным образом не останавливает верховные умы страны от стремления увеличить численность инженерных кадров.

Дмитрий Табачник с умилением рассказывает об увеличившемся числе поданных заявлений на технические специальности. Востребованными направлениями, по его словам, стали «Химия», «Геология», «Физика», «Прикладная физика», «Прикладная математика», «Информатика», «Системный анализ», «Компьютерные науки», «Компьютерная инженерия», «Программная инженерия», «Системная инженерия», «Микро- и наноэлектроника», «Радиотехника» и «Автомобильный транспорт».

Наверное, гуманитарное образование не позволяет министру видеть дальше книжной страницы: все эти специальности сейчас модны в мире, и, скорее всего, нынешние первокурсники рассчитывают на карьеру не только на Украине. Это так и есть, потому что президент только лишь обещает создать условия для развития реального сектора экономики и основательно подойти к ее модернизации, а когда это счастье случится, держит в секрете и даже не намекает, куда подадутся привлеченные в технари выпускники. Гамузом за границу поедут, чтобы сделаться там успешным и богатым сергеями бринами? Или массово подадутся в продавцы-консультанты?

Вот и Анатолий Могилев вставил свои пять копеек в подготовку инженеров, предложив ведущим крымским вузам рассмотреть возможность открытия факультетов по подготовке технических специальностей. То есть фактически подталкивает обратную реакцию в высшей школе: то инженерные вузы готовили гуманитариев, теперь гуманитарным предлагается «клепать» таких же никому не нужных инженеров, как пока еще юристов, психологов и менеджеров.

На вопрос, где и в каком количестве сгодятся новоявленные инженеры, ответа также не следует. Перепроизводство гуманитариев никого ничему не научило – это очевидный факт: с тем же энтузиазмом предлагается наступать на всё те же грабли. И что из этого получится? Разве что сейчас инженер – это звучит грустно, а после растущего их числа – будет еще и обидно.

 

Фото вверху —
с сайта inukr.net

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Налоговики попались на взятке

.

Крым. 10 сентября

.

Почему мы в оппозиции?

.