Крымское Эхо
Архив

Новые горизонты

 Солнечные блики, калейдоскоп сочных красок, природа в самых жизнеутверждающих проявлениях… При созерцании всего этого великолепия неизбежно ощущаешь исходящую от полотен теплую, бесконечно добрую энергетику. И в который раз убеждаешься, что прекрасное – рядом, и от каждого из нас зависит то, в каком цвете мы видим этот мир. Способны ли, желаем ли оберегать свое эстетическое «я» от безрадостных, серых тонов и обогащать его только чистыми и светлыми эмоциями…

Севастопольский Художественный музей им. М. П. Крошицкого, профессионально-творческий союз «Академия абстракционизма» представляют третью персональную выставку севастопольского художника-абстракциониста Владимира Довганя (на фото), дополненную оригинальными скульптурами Владимира Ржавченко — «В жаркий полдень поиски ручья». В экспозиции представлены пятьдесят пять живописных и графических произведений, созданных в период с 1979-го по 2008 год. Работы отобраны из больших циклов, таких, как «И атланты, и кариатиды», «Жаркие южные ночи», «Судьба бабочек», «Дьяволиада, или Новое средневековье», «В море тихо. Осень». Еще одну грань таланта художника отражает его книжная графика.

Владимир Довгань родился 10 января 1946 года в Севастополе в семье мичмана Черноморского флота. В 1964 году окончил художественную школу. К слову сказать, в то время ее директором был великолепнейший педагог Евгений Кольченко, а преподавателями – Геннадий Арефьев, Вячеслав Яковлев, Тамила Мажарова.

После трехлетней службы в авиационных частях Одесского военного округа В. Довгань успешно сдал вступительные экзамены на дневное отделение факультета ХТОПП Московского полиграфического института (сейчас – Академия Печати России). Интересно, что в 1972 году Владимир в числе лучших студентов курса проходил художественную практику в Лейпцигской высшей школе графики.

Выпускник института получил государственное распределение во вновь созданное издательство «Мастацкая література» в Минске. В должности художественного редактора Довгань работал в журнале «Неман», а также главным художником журнала мод Белорусского республиканского Дома моделей.

Владимир активно сотрудничал в оформлении книг со многими академическими издательствами Белоруссии. Среди его любимых работ – сборник повестей и романов братьев Стругацких, книга рассказов Виктора Астафьева, роман «Прощание с Матерой» Валентина Распутина.

В числе наиболее значительных выставок с участием В. Довганя Всесоюзная выставка художников печати в Москве, отчетная выставка в зале Союза художников БССР, персональные выставки в Минске и Симферополе.

«Прежде всего, хотелось бы заранее оговорить мое активное неприятие термина «элитарная культура» если он подразумевает за собой некое выделение и обособление из общего тела искусства, как такового… Тем паче, если оно является неким конгломератом качеств, возвышающих «правопреемника» над всеми остальными участниками культурного процесса, – выражает свое творческое кредо художник. – Если же оные качества подразумевают еще и снобизм, то есть самовозвеличивание, искусственную изоляцию, то я от них решительно отмежевываюсь.

Писатель садится за рассказ, повесть, роман или даже просто за эссе для того, чтобы заставить свои деревья шелестеть листвой, свой воздух наполнять пением птиц, стрекотом кузнечиков, персонажей – разговаривать лишь так, как это нужно ему, автору в данном произведении. То есть он должен все представлять зримым, ощущаемым до мельчайших подробностей и в четком фокусе. Задача визионера, современного художника иная! Она заключается в максимальной концентрации мыслей, сил, изобразительных средств, чувств и умения на осуществление редчайшей задачи – возможности создать «за-гад-ку» с миллионами возможных и вероятных ответов. Чем многослойнее будет ткань его произведения, сочнее краски, разветвленнее фактура его композиции, тем сильнее внимание и интерес зрителя в выставочном зале.

Толща бумажного листа, пропитанная краской и согретая талантом автора-художника способна передать самые тайные мысли творца.

В трепетных движениях кисти или пера по листу можно прочесть не только характер модели, но и определить степень искренности художника, его нынешнее психологическое состояние и даже степень его доверительности. То есть самобытная акварель наиболее точно передает мысли и чувства автора, адресованные внимательному зрителю, и позволяет наиболее тонко и глубоко осмыслить его мировоззренческий опыт.

Акварель незаменима, как любовное послание, когда степень доверительности не противоречит технологической завершенности произведения.

Акварель во все времена считалась камерным жанром, хотя очень серьезно ею занимались весьма уважаемые персоны мирового искусства, достаточно упомянуть Альбрехта Дюрера, Винсента Ван-Гога, Михаила Врубеля, Павла Филонова и Артура Фонвизина. Причем последние мастера предпочитали эту технику в противовес масляной живописи, которая всюду торжествовала на протяжении XIX–XX веков.

Серьезная, повторяю, работа с такой гибкой структурной поверхностью, как бумага, позволяет художнику лучше ощущать сопротивление материала и его плотность. Острее происходит и взаимодействие с вязкостью краски, ее типодинамические свойства легче
воспринимаются бумагой и точнее фиксируются в ее толще. Акварель позволяет художнику быть более свободным в импровизации, при этом строго «привязывая» руку
автора к его творческой манере. Акварель была, есть и будет вольным проявлением судьбы творца, верхом его импровизации и тугой тетивой вдохновенного художнического лука, посылающего стрелу точно в цель. Акварель, гуашь, темпера, графит, пастель, акриловые краски, тушь… Все подвластно листу бумаги. И лучшие свойства этих материалов ярко проявляются именно на бумаге!

Она не только «стерпит все», но и многое вырастит… в душе каждого, соприкасающегося с ней… от художника до внимательного зрителя.

Искусство сродни церкви. И кельи художественных мастерских на его территории тоже не редки. Там зачастую блюдется канон, которому поклоняются. Пусть не всегда и не всеми. Но нынче на этой территории стало слишком много «туристов». Ранее они приходили и… уходили, иногда вяло приплясывая, ныне воцаряются в кельях. Их крикливый, базарный говор нарушает былую тишину таинства… Исчезает тревожный шепот предвестников, никто из празднующих (воистину «пир во время чумы») не слышит страстные мольбы «пророков». Звон «зеленых» монет, визги и вопли тусующихся, деградация элементарного художественного вкуса стала «общим местом» везде и всюду. От нарушения изогравитации добиться равновесия духа творца сейчас невозможно.

Подлинным художникам нужно вернуть в кельи мастерских и… отчистить их от скверны.

Не размером, не количеством своих работ нужно поражать зрителя и ценителя… Задача (и не простая!) заключается в ином, а именно, – суметь убедить и зрителя, и коллег (и самого себя в первую очередь!) в том, что ты в своих потугах, соревнуясь (так или иначе) со многими предшественниками, подчиняясь и опровергая традицию и канон, оказываешься уникальным и искренним, возможно и не первопроходцем, но все же открывателем новых тропинок, стежек и дорог, а лучше и краше всего – горизонтов! Но тут уж… «как кому повезет».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пора заводить уголовное дело!

.

Русский мир без границ*

Просто прелесть какая гадость…