Крымское Эхо
Новороссия

Непременная труба

Непременная труба

На переговорах, что прошли 18 мая в Сочи, президент России и германский канцлер договорились, что газовую трубу под названием «Северный поток-2» строить надо, потому что это выгодно и одной, и другой стороне. Для России экспорт энергоносителей остается незаменимым источником валютных поступлений и средством того, что называется стабилизацией макроэкономических показателей — а в Германии никакие ветряки и солнечные батареи так и не могут заменить природного топлива, без чего не работает экономика.

Но германская сторона тут же выдвинула условие, которое обозначила как непременное. Оно состоит в том, что даже тогда, когда «Серный поток-2» заработает, часть природного газа, поставляемая Россией в Европу, все равно должна будет перегоняться через газотранспортную систему, принадлежащую бывшей Украине.

Правда, президент России Владимир Путин, согласившись с этим, уточнил, что услуги украинской трубы понадобятся в том случае, если на то будет экономическая целесообразность.

Результат сочинский переговоров, однако, означает, что Германия, а с ней и весь Европейский союз в качестве непременного условия поддержания двусторонних отношений с Россией выставляют фактически продолжение экономической поддержки Москвой киевского режима. Раз должен остаться транзит российского газа через территорию, контролируемую Киевом, то за услугу транзитеру полагается плата. А это 2-3 миллиарда долларов в год. Негусто, конечно, и само собой гораздо меньше того, чего бы хотела киевская власть, но и не какая-нибудь чепуха.

И что уж понятно также само по себе, Германия и вся Европа рассчитывают на то, что территория прохождения транзитной трубы ни при каких обстоятельствах, не должна оказаться зоной напряженности, не говоря уж о зоне боевых действий. Война, что бы ни случилось, должна оставаться там, где она и идет до сих пор: только на Донбассе. А там, как известно, линия фронта уже пятый год подряд проходит рядом с жилыми домами Донецка, Горловки, Луганска и многих других городов и сел.

Условие, что даже на порядочном удалении от транзитной трубы не должен приземлиться ни одни боеприпас, в Сочи опустили как самоочевидное. Да и не в правилах высшего руководства России идти, по крайней мере сейчас, на какое-либо лобовое столкновение с Западом или хотя бы с каким-нибудь отдельным государством, к нему относящемуся. Но пока ведь и Китай, если судить по его торгово-экономическим переговорам с Америкой, слишком серьезно ничему не возражает и от открытого конфликта уклоняется.

Киевская власть из всего этого делает выводы, на которые она способна, и те, что ей выгодны. Киеву в некотором смысле безразлично, как в Берлине, Париже или в Вашингтоне буквально толкуют выдвинутое России условие оставить часть газового транзита по территории бывшей Украины. Если такое толкование в чем-то и расходится с киевским, так главное не в этом, а в том, что Киев понимает обстановку так, что ему и впредь никто на Западе не будет мешать вести огонь по крышам донецких домов.

А если кому-то что-то не нравится, то хватает и того, что открыто об этом никто не говорит. Для киевской власти это равнозначно поощрению и подстрекательству политики, которую она проводит с февраля 2014 года.

Рецептов относительно того, как бы развести эту, глубоко засевшую в окопах, ситуацию за последние четыре года сочинено много.

Вот, например, еще один. Журнал «Россия в глобальной политике» в конце апреля этого года, еще до сегодняшнего обострения положения на Донбассе, опубликовал статью «Украина 2018-2019. Предварительные сценарии». Последний раздел статьи носит название «Утопия, или Как это может быть». Изложению плана действий предпослано такое замечание: «Дальнейшее может показаться кому-то утопией, а кому-то бредом. Но, во-первых, за тридцать лет случилось уже многое, о чем никто, кроме безудержных фантазеров, и помыслить не мог. Во-вторых, тупик по вопросу европейской безопасности (его олицетворением служит украинский вопрос) в который зашли все заинтересованные стороны, рано или поздно, заставит искать едва ли не революционные подходы».

И вот что предлагается в виде такого подхода. Бывшая Украина де-юре сохраняет все атрибуты единого и независимого государства. Но фактически вся власть предается трем большим регионам: Центральному, Новороссии, куда войдет и Харьков, а также Галиции-Волыни. Существующие уже ДНР и ЛНР при таком раскладе присоединяются к Новороссии. Никаких разделов на зоны по линии «Россия — Европа» на территории этого новоявленного образования не происходит. Внешнюю политику каждый из трех регионов формирует самостоятельно, представляя бывшую Украину в международных организациях по принципу поочередной ротации.

Вооруженные силы бывшей Украины превращаются, согласно этому плану, в формирования территориальной обороны. Размещение воинских контингентов каких-либо других государств так же, как и объектов иностранных военных структур на бывшей Украине запрещается. Параллельно с этими изменениями парламент бывшей Украины признает Крым частью России и снимает все международные ограничения в данном вопросе.

Через 10-15 лет во всех трех регионах проводятся референдумы, на которых жителям, имеющим право голоса, предстояло бы решить, стать ли снова единой Украиной или образовать на территории каждого из регионов новые независимые государства.

Отдельное решение предлагается для Закарпатской области. Закарпатье также может быть преобразовано в независимое государство русино-карпатского народа с предоставлением ему права вступить в Европейский союз и другие международные структуры.

Особый способ дальнейшего существования предложен и для Черновицкой области. Она вместе с Сучавским уездом Румынии может объединиться в еврорегион «Буковина». На эту территорию автоматически распространяются все права и законы Европейского союза, но без ее вступления в объединенную Европу.

Экономические отношения России со всеми этими регионами и территориями оговариваются специальным соглашением.

Вступление то ли вновь созданной Украины так же, как любого из независимых государств, образованного на основе того или иного региона, в Европейский союз или Евразийский экономический союз, возможно — но не раньше, чем чрез 25 лет после их формального провозглашения.

Поэтому и срок предлагаемого соглашения рассчитан на не менее, чем на 50 лет.

Сходным способом, путем нейтрализации и регионализации всей территории бывшей союзной республики на несколько десятков лет в этом же плане предлагается восстановить и территориальную целостность Молдавии.

А в трех прибалтийских государствах под гарантии Европейского союза, куда они входят, следует восстановить во всех политических и культурных правах русскоязычное население.

При ближайшем рассмотрении легко узнать, что и этот план — очередная рекомендация, как бы России расположить, «развернуть» к себе Европу, сделав ей предложение, от которого было бы сложно отказаться.

Но причина того, что все такие разработки как были, так и остаются на бумаге в том, что они рассчитывают на взаимность со стороны Европе. Но ожидаемой взаимности не добьешься, если сама Европа, пусть и разойдется со своим американским другом, то попробует кое в чем отвернуться от него или хотя бы дистанцироваться. Однако Европа этого боится и не хочет.

Превратить Украину в нейтральную, приятную всем и во всех отношениях территорию, это все тот же модный сейчас ассиметричный «отворот» в виде открытия ворот до самого Берингова моря. Вы нам санкции и информационную войну, зато мы вам — навязчивое приглашение к созданию общего пространства для бизнеса, туризма и прочих доходных затей, аж до самого края земли, где солнце всходит раньше всего. А уж пространство бывшей Украины тогда окажется окруженным со всех сторон этим совместным предприятием, и о нем престанут вспоминать.

 Журнальную статью, конечно, можно отнести к жанру теоретизирования, в том смысле, что как бы стало хорошо, если бы так получилось. Но разве это же самое не предусмотрено официально признанными Минскими соглашениями? В случае их выполнения бывшая Украина превратилась бы во что-то похожее на федерацию изнутри и внеблоковое, находящееся вне чьих-либо «сфер влияния», с точки зрения внешнего существования. Да только где этот «Минск» и что из него вышло?

А во Франции совсем недавно и, похоже, что кстати, вышла книга журналиста и политолога Эрика Бланка «Американский друг». Книга о том, как генерал де Голль, ставший президентом Франции, пытался в начале 60-х годов прошлого века убедить американцев, что им самим лучше иметь надежных союзников, но надежных именно тем, что они — равноправная сторона в таком союзе. И положиться на них можно потому, что, поддерживая дружбу с Америкой, в жизненно важных для них вопросах, сохраняют внутреннюю и внешнюю самостоятельность

Но старый генерал скоро сам убедился, что убеждать американцев в преимуществах такого положения — совершено бесполезная трата времени. Пообщавшись с высокопоставленной Америкой, де Голль сам пришел к выводу, что «американский друг» своими друзьями может считать только такие государства и таких деятелей, которых предварительно сам превратил в «гнилые растения». А если кто-то не захочет становиться гнилым, наслушавшись американских обещаний и посулов, того Америка заставит гнить насильно.

Если продолжить эту французскую аллюзию и перебросить ее на сегодняшний день, то очевидно, что бывшая Украина без всякого принуждения согласилась стать для американцев целой плантацией гнилых растений и цветов зла. И только в таком виде она им и нужна. А европейцы тоже это терпят или соглашаются, так как деваться некуда.

Поэтому все планы по превращению этой плантации на добрых полвека вперед во что-то такое, что не должно иметь ни цвета, ни вкуса, ни запаха, для культиваторов гнилых растений одинаково, что променять собственное доходное заведение на пустое место. На это они не пойдут никогда.

А газовая труба и для такого случая запас прочности имеет — запах гнили так же, как и дурман от вредных цветов, ей нипочем.

Плантация гнилых и дурманящих растений — это еще и такой парк политической ботаники, который, в отличие от природной «зеленки», способной служить боевой маскировкой только в теплый сезон, цветет и травит все окружающее круглый год.

Поэтому по Донбассу есть откуда стрелять во все времена года. А объявляемые время от времени перемирия, держатся самое большее сутки.

И также вполне предсказуемо, что командование того, что теперь называется «Операцией объединенных сил», слегка очухавшись от провала атаки на Горловку, устроенной 21 мая, уже с вечера 23 мая отдало приказ возобновить обстрелы окраин этого города. Сначала под минометный огонь снова попал поселок Зайцево, а уже с 5 часов утра 24 мая — поселки шахты имени Гагарина и шахты № 6/7.

В ближайшие дни, если ничего этому не помешает, украинское военное командование будет подыскивать еще какой-нибудь участок фронта, подходящий для боевой вылазки.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Коммунизм под запретом

Сергей КЛЁНОВ

В формате травли анекдотов

Алексей НЕЖИВОЙ

Подавайте все, что летает

Игорь СЫЧЁВ