Крымское Эхо
Архив

Материнский капитал

Со стороны это выглядит как компенсация за недополученные в семье материальные блага. Фактически государство добровольно принимает на себя обязательство по содержанию детей из многодетных семей. Что, наверное, справедливо лишь отчасти, потому что не только в многодетных семьях растут его будущие работники – во всех остальных тоже. Речь о том, что, когда взрослые люди решаются на «сверхнормативное» рождение детей, они должны видеть в их «производстве» не только сексуальное удовольствие от самого процесса, а и сознавать ответственность за тех, кому они дарят жизнь.

Ведь во многих традиционных семьях, где ограничились одним-двумя детьми, женщины в репродуктивном возрасте вполне могли позволить себе рожать чуть ли не каждый год, но у них в мозгу есть стопор, который заставляет задуматься над нудными, но животрепещущими насущными вопросами бытия: сумеем ли прокормить, одеть-обуть, выучить, обеспечить досуг. Это, конечно, хорошо, что государство печется о своих чадах, но делать на него ставку как на гаранта материальных благ семьи не совсем честно да неоправданный риск в том есть.

Сегодня оно декларирует социально ориентированную политику — а завтра все может резко поменяться: во власть придут люди с иными моральными установками или в бюджете элементарно не хватит денег на пособия и льготы, как случилось во второй половине прошедшего года, когда многомесячные задержки социальных выплат вызвали глухое недовольство правительством. И если бы не российский многомиллиардный кредит, кто знает, во что оно могло перерасти.

То есть в любом случае здравомыслящий человек должен рассчитывать на свои силы и средства, когда заводит детей. В гинекологии существует даже отдельное направление – планирование семьи, когда специалист учит женщин репродуктивного возраста и их партнеров избегать нежелательных беременностей, а точнее будет сказать – думать, прежде чем решаться на рождение ребенка. Он должен быть не просто желанным и не только средством шантажа для удержания мужа, а иметь еще до своего появления на свет материальную базу для развития, роста и воспитания. Нельзя же всерьез руководствоваться народной мудростью, что Бог дает детей, дает и на детей.

Однако сейчас появилось немало семей, объясняющих свою многодетность религиозным запретом на аборты. Рожают и пятерых, и более, полагаясь не на себя, не на свою материальную состоятельность, а на помощь государства и церкви. Рожают детей, не имея достаточных средств на их содержание, собственного жилья, стабильной хорошо оплачиваемой работы, надеясь на государственные льготы и пособия, местную власть, обязанную выделить жилье вне очереди, церковь, напрягающую паству на помощь, благотворителей, приходящих в лоно церкви за искуплением грехов.

Надо признать, выплаты при рождении детей спровоцировали бум многодетности. В Керчи, к примеру, за последние пять месяцев второй раз вручают женщинам удостоверения и почетный знак «Мать-героиня». В небольшом по численности населения городе таких женщин двадцать восемь, а всего семей с тремя и более детьми более полутора тысяч. Пусть они и их дети будут счастливы, здоровы, сыты, ухожены, образованы и устроены. Однако не будем закрывать глаза на очевидное: выплаты при рождении детей надоумили немало женщин сделать их основным источником своего существования.

С ранней весны до поздней осени на одном из рыночков Керчи торгует пьяноватенькая женщина. Рядом с выращенным на придомовом участке овощами и фруктами – поддатый мужичонка и неизменная коляска с младенцем. В прошлом году – для двойняшек. Старшие дети в интернате – она лишена на них родительских прав, но запретить ей рожать – такого закона в стране нет. При ней дети до трех лет; теперь, видимо, в связи с изменениями в сроках выплат, будут до шести лет, а потом все равно перейдут на полное государственное обеспечение.

Она ими не занимается, дети ей по большому счету нужны только для того, чтобы получать за них пособия и пить с биологическими папашами. Уж не знаю, как ей рассчитывают размер пособия: как на первого ребенка или на седьмого — то минимум восемьсот гривен каждый месяц она имеет.

За детьми устраивается не так уж мало, как может показаться, женщин, имеющих статус многодетных мамаш. У Н. трое детей и четвертый на подходе. Официального мужа не было и нет – все дети от разных отцов. «Просто моя дочка очень сексуальная, — объясняет ее мать соседкам. – Да и деньги не лишние». Так и есть: старшая в училище на полном державном коште, средний в школе кормится, младший пока при ней, а со дня на день новорожденный появится с причитающимися за него выплатами. Недавно получили скидку на оплату коммунальных платежей.

А что еще от детей надо? «У меня на участке есть семья, рассказывает знакомая педиатр, — где дети появляются с завидной регулярностью. Мы с гинекологом уже мозоли на языках набили, объясняя маме, что скоро она окончательно подорвет свое здоровье, и детям останется одна дорога – в интернат. Но они с мужем не работают, живут только на пособия и выплаты, и у нас, медиков, нет никаких законных методов прекратить эти мученические для женщины роды, а для детей – мучительно скудную жизнь. Все они рождаются слабенькими, болезненными, без должного питания превращаются в хроников. Однако ледащий папаша знай «строгает» детишек и живет за их счет».

Таких примеров, к сожалению, можно приводить немало. По улице, сгорбившись, идет немолодая женщина, держа за руки мальчишек. «Бедная, — несется ей вслед. – Смолоду жизнь не задалась. Замуж не вышла, сына родила поздно, квохтала над ним, а он ей в старости такой подарок сделал». Женился молодой парень на девушке-инвалиде. У нее ДПЦ, ноги и руки буквально выкручены. По дому и хозяйству она делать практически ничего не может, зато с детородной функцией у нее все нормально. Трое детей, мал мала меньше, на бабушке, которая разрывается между детьми и их родителями. Сын не работает, как он объясняет, «присматривает за женой», живут на бабушкину пенсию и пособия.

Дети болезненные, особенно младший, не вполне сытые, что видно по горящим глазенкам, которыми они рассматривают булочки в хлебном ларьке, одеты явно с чужого плеча. Одна соседка конфетку сунет, другая яблочком угостит, еще какая-нибудь сердобольная тетка одежонку со своего выросшего отдаст, в садике жалостливая повариха лишнюю ложку в тарелку положит. Так и живут, от подачки до подачки, от одной благотворительной акции до другой.

И это только к вопросу о сытости — а ведь жизнь ребенка состоит не только из кормежки. Детьми надо заниматься: читать, разговаривать, играть, следить за учебой, купить, как у всех, компьютер, мобильный телефон, модную кофтенку и джинсы, чтобы на чужое не зарились и дурные мысли в голове не зарождались. Большинству ребятишек в многодетных семьях живется не так обеспеченно, как четверым отпрыскам Петра Порошенко.

Конечно, там, где многодетность – продуманный родительский шаг, где семья выживает общими усилиями взрослых и детей, где каждый имеет свой круг обязанностей, живется, безусловно, сложно, но — в окружении большого числа любящих людей и особой атмосфере родства и близости. Хотя далеко не все воспитывающиеся в многодетных семьях готовы во взрослой жизни повторить подвиг родителей. В детстве я дружила с девочкой из многодетной семьи, где, кроме нее, росли еще шестеро младших и старших братьев и сестер. Никто из семерых не стал многодетным родителем, как они дружно объяснили этот феномен: «Наелись колхоза!»

Нередко синонимом многодетности является не только малобеспеченность, но и неблагополучие. Сотрудники криминальной милиции по делам детей могут привести немало примеров, когда приключения на задницу ищут не только сопливые и перекормленные мажоры, а и дети из многодетных семей, убегающие из дома от убогости, неблагополучия, родительских пьянок, ввязываются в дурные компании, становятся невольными соучастниками преступлений или потерпевшими.

Как внук Марии Ивановны Ваня, найденный полтора года назад повешенным на соседней со своим домом улице. Говорят, он старался стать своим в «классово» чуждой ему компании состоятельных ребят, которые «отработали» на нем какой-то прием из просмотренного американского боевика. Они таскали его за собой по кафешкам, платили за него, видимо, пацан не смог отказать «друзьям». Родители бились, чтобы прокормить троих мальчишек, на большее их не хватило.

Многодетность хороша там, где она обеспечена ответственностью и материальной состоятельностью родителей. Там, где она становится следствием социально ориентированных программ государства, это самоубийственная стратегия. Однако сейчас всё встало с ног на голову: чем больше безответственности, тем больше представляется государственных ресурсов. Семья с одним или двумя детьми сама платит за всё и еще отдает часть своего дохода государству в виде налогов, чтобы из них, в том числе платились пособия и льготы многодетным семьям, среди которых оказалось немало тех, для кого они являются основным способом существования.

Оставим в стороне генетические последствия многодетности – они имеют долгосрочную перспективу. Социальные последствия поощрения многодетности, включая и безответственную, плодящую число сирот при живых родителях, аукнутся гораздо раньше. Во-первых, добропорядочным семьям с одним-двумя детьми всё сложнее будет даваться содержание многодетных. Во-вторых, государственное содержание увеличивает число людей, полагающих, что общество им обязано просто за факт деторождения.

Наверное, это не может не радовать в период предвыборных баталий, которые выигрывает кандидат, обещающий помогать и поддерживать многодетность, но когда он достигнет желаемого, ему может просто не хватить золотого запаса на содержание безответственной многодетности и он, что не менее страшно, приведет в действие китайский запрет на ограничение рождаемости.

Фото вверху —
с сайта news.mspravka.info

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Украинские националисты атакуют «Русское единство»

.

А будут ли учения НАТО в Крыму?

Вера КОВАЛЕНКО

Зашифрованный источник (ВИДЕО)

Ольга ФОМИНА