Крымское Эхо
Библиотека

Любимые женщины рецидивиста Володьки

Любимые женщины рецидивиста Володьки

ИЗ ЗАПИСОК СЛЕДОВАТЕЛЯ

Зэк-балагур

Из-за постоянной борьбы за выживание в местах лишения свободы у Володьки часто проявляются признаки психопатии. Он знал, как ею пользоваться в колониях для осуждённых. На свободе же никогда свой характер не выставлял напоказ. Наоборот —он мог в очень спокойной форме с любым человеком вести долгую беседу на многие темы. Ему легко удавалось привлечь внимание слушателя.

Высшего образования Володька не имел, так как сразу же после окончания средней школы попал в колонию для несовершеннолетних осуждённых. Ну а потом пошло-поехало. Как говорят в народе: «из тюрем не вылазил». На теле не было свободного места от многочисленных татуировок. Друг друга мы знали очень хорошо, так как одновременно окончили одну и ту же школу. Но учились мы в разных классах. Друзьями никогда не были, но у нас сложились хорошие отношения даже тогда, когда Володька стал пропадать в колониях, а я работать следователем в милиции.

Так вот, этот самый Володька, признанный судом рецидивистом, своим балагурством мог заворожить любую женщину. Они слушали его с открытым ртом, не сводя глаз с его разукрашенного тела. Что они находили в нём, только им и известно. Мне, как товарищу, он как-то рассказывал во время одного из допросов, чем он привлекал женщин. Но пусть это останется между нами. Мало ли что может рассказать рецидивист о своих амурных победах…

Правда, в основном у Володьки были женщины его круга: либо спившиеся, либо ранее судимые, либо по каким-то причинам оказавшиеся без кола и двора. У Володьки на Пролетарской была двухкомнатная квартира, принадлежащая его престарелой матери. Вот он в неё и приводил своих женщин для пьяных оргий и плотских утех. Через пару дней он выгонял надоевшую подругу и тут же приводил другую.

Но были у Володьки и другие женщины, которые до него не сталкивались с блатными ребятами и блатным преступным миром. Володька своими путями добивался близости с ними. К сожалению, любовь к рецидивисту для таких женщин заканчивалась плачевно.

Девочка Марина

Мой старый знакомый Володька в очередной раз совершил кражу имущества из номеров гостиницы «Керчь». Были обворованы приезжие, хорошо известные артисты эстрады и кино. Расследование по делу было поручено мне. У Володьки это была шестая ходка. Во время допросов Владимир мне рассказал, что последнее время он сожительствует с какой-то молоденькой девушкой, которую соблазнил в глухом селе Крыма и привёз в Керчь. Звали девушку Мариной. Володька меня слёзно просил дать возможность хоть разок увидеться с Мариной. За это он пообещал сказать, кому он продал ворованные вещи артистов и где спрятаны нереализованные. Конечно же, я согласился на такое предложение. Было очень важно возвратить вещи артистам, тем более многие предметы предназначались для концертов.

Как договаривались, Володьку привезли домой. Там я и помогавшие мне товарищи в конвоировании рецидивиста, увидели девушку, больше похожую на подростка: маленькая, пухленькая, с добрыми детскими глазами и с ямочками на щеках. Она была чисто и аккуратно одета, от неё веяло какой-то внутренней чистотой. Была довольно симпатичной, на неё приятно было смотреть. Увидев своего любимого, Марина бросилась ему на шею и неистово зарыдала. Тяжко смотреть, когда плачет ребёнок. Расставание было тяжёлым. Мы едва оторвали Марину от Владимира, который всеми силами пытался выдавить скупую зэковскую слезу. Передачи-то надо будет ему от кого-то получать. Ради этого можно для показухи и завыть волком. Марина клялась, что во что бы то ни стало будет дожидаться своего милого и ненаглядного.

Володька получил свои очередные пять лет и пошёл по этапу в далёкую колонию. После окончания расследования я потерял следы Марины. Неожиданная встреча произошла через три года. В один из дней на пороге моего кабинета появилась Марина. Я её сразу не узнал. Передо мной стояла неопрятно одетая, давно не видевшая мыла, растрёпанная женщина. Руки были в цыпках. Рядом с ней стояла прожённая керченская проститутка, которая много лет назад была дорогой валютной ночной бабочкой. В своё время Ольга была очень красивой женщиной. Постепенно она спилась, состарилась и превратилась в старуху. Мне всё стало понятно.

Старая проститутка зарабатывает на жизнь с помощью молодой товарки по ремеслу. От Марины остались только её детская улыбка, которая стала стеснительной, да ямочки на щеках.

Марина сказала безо всякого стеснения, что занимается проституцией. В настоящее время сидит на мели. Попросила денег на еду. Понятно, кто её надоумил прийти ко мне. Ведь с Ольгой мы были много лет знакомы, с того времени, когда я был заместителем начальника Кировского РОВД по оперативной части и в силу своей служебной деятельности по ночам с оперативниками гонял городских путан.

Я дал им на двоих денег. Сказал, чтобы они сходили в баню, привели себя в порядок, а потом хорошо пообедали. Радости у Ольги и Марины не было предела. Они повеселели, с жаром поблагодарили меня и сказали, что обязательно придут, чтоб показать мне, какими они стали красивыми. Они чмокнули меня с обеих сторон в щёки и буквально выскочили из кабинета… Я продолжил изучать сложное уголовное дело, за которым забыл о посетительницах.

Но они всё-таки пришли глубокой ночью. Я, как обычно, ещё находился на службе. Ольга и Марина были всё в таком же затрапезном виде, только поддавшие по всем правилам. Ольга практически висела на шее Марины, так как едва держалась на ногах. Они сказали, что пришли от всей души меня поблагодарить за устроенный для них такой шикарный отдых. Они снова полезли ко мне с поцелуями, но мне больше ничего не хотелось. Я с трудом выдворил их из кабинета. Говорят, что каким-то особым способом можно перевоспитать любого плохого человека. Эти философы исходят из того, что все люди рождаются одинаковыми, без пороков. Но потом в силу разных обстоятельств некоторые теряют человеческий облик. Якобы всех заблудшихся можно возвратить в первоначальное человеческое состояние. Я на практике убедился в том, что это, мягко говоря, очередная философская болтовня. Хотя бывают и такие, что поддаются перевоспитанию. Но это бывает только в том случае, когда сами перевоспитываемые захотят стать на новую в жизни дорогу.

Спустя какое-то время в городе я встретил выпившую Ольгу. Она шла с моим знакомым по городу, Николаем. Он сидел несколько раз за карманные кражи. Постарел, пришлось бросить это ремесло. Живут с Ольгой в основном на деньги за сданные пустые бутылки и металлолом. Я спросил у Ольги о состоянии Марины. Ольга сначала попросила у меня денег для похмелки с Николаем. Дал. Тогда Ольга сказала, что Марина познакомилась с каким-то грузином, которому она очень понравилась. И тот, якобы, увёз её в Грузию. Я не знаю, можно ли было верить пьяной Ольге, которая после нашей встречи вскоре умерла. Об этом мне горько плача, рассказал случайно мне встретившейся Николай. Но вот Марину я больше не видел. Может быть она на самом деле живёт в Грузии и даже, может быть, хорошо живёт. Дай Бог, чтобы это было так. Она же была хорошей девушкой.

Герой труда Валентина

Была ранняя осень. Стояла той поры тишина в закоулках нашего старинного города. Казалось, было слышно, как с приунывших деревьев падают первые жёлтые листья. В этом районе города прохожих было мало. Я здесь находился по случаю расследования очередного уголовного дела. Все мысли крутились о предстоящих следственно-оперативных мероприятиях. Я был так занят своими мыслями, что только в последний момент увидел, что прямо на моём пути стоит какая-то пара. В мужчине узнал своего старого знакомого, рецидивиста Володьку. Насколько мне было известно, несколько месяцев назад он освободился из мест лишения свободы. Обычно после отсидки ребятки-блатники имеют соответствующий вид. Лагерная жизнь отражается на здоровье, на внешнем виде, особенно на лице зэка, отсидевшего определённый срок. Вид Владимира меня поразил.

Передо мной стоял мужчина в импортной одежде, лицо выбрито до синевы. По-моему, у Владимира поубавилось морщин, которые совсем недавно покрывали всё его лицо. А сейчас его лоснящаяся самодовольная физиономия излучала полнейшее удовольствие, получаемое от жизни. Рядом с Володькой стояла маленького роста, хрупкая женщина. Что есть мочи, она прильнула к Володьке, не сводя с него влюблённых глаз. Он меня познакомил с Валентиной, довольно приятной женщиной. В разговоре и в поведении Валентина была сама скромность.

Володька хвастливо стал рассказывать, как он познакомился с Валентиной, без которой он теперь не может прожить и дня. Сказал, смотря на Валентину безумно страстными глазами, что нет на свете женщин, равных его новой жене. Он не может представить, как только он мог без неё столько лет прожить на земле. Я внимательно слушал красноречивого Володьку. Уж, что-что, а языком он владел на высочайшем уровне.

Оказывается Валентина проживала в посёлке городского типа, рядом с которым располагалась колония, в которой прожжённый ворюга отбывал свой очередной срок. Вот там они и познакомились, безумно полюбили друг друга. Привёз молодую жену, чтобы она посмотрела на его любимый город. Долго в Керчи оставаться не могут, так как Валентину ждут с нетерпением на большой молочной ферме, на которой она работает дояркой. О ней часто пишут в газетах, её хорошо знают в области и даже в Москве.

Валентина хорошо зарабатывает. У неё двухэтажный дом, большое домашнее хозяйство. Есть деньги на автомашину, которую ей для покупки выделили в Москве. Тогда было сложно свободно купить машину. И, заканчивая свою хвастливо-восторженную речь, Володька меня ошарашил, сказав что Валюша является Героем Социалистического Труда. Увидев на моём лице недоверие к сказанному им, он бесцеремонно расстегнул осеннее пальто Валентины и жестом фокусника его распахнул.

Торжественная улыбка не сходила с лукавого лица Володьки. Я пришёл в шок, увидев на красивом чёрном костюме Валентины Золотую звезду. Валентина ничего не сказала. Она только кивнула головой, как бы подтверждая сказанное и увиденное. Я новой семье пожелал крепкой непроходящей любви и долгих лет совместной жизни. На том мы и расстались. Володя, как самое ценное в своей жизни, повёл Валентину по улочке в сторону Центра города.

С Володькой я увиделся снова в Керчи года через три. Он был под хорошим хмельком. Вид у него был прежний, зэковский: опухшее лицо, могочисленные глубокие морщины, изрядно потрёпанный вид. Ворот грязной рубахи был расстёгнут, отчего были видны тёмносиние татуировки на впалой груди неисправимого зэка. Тут же попросил у меня денег на бутылку, предлагая выпить вместе с ним. Конечно же, дал. Я поинтересовался судьбой Валентины. Володька криво усмехнулся и безнадёжно махнул рукой. Сказал, что во всём виноваты большие деньги Валетины, так как их свободно можно было тратить не на вонючий самогон, а хорошее спиртное. Постепенно Валентина сама пристрастилась к спиртному. Пили по-чёрному с появившимися многочисленными дружками-забулдыгами. Но, как гордо заявил Володька, погудели славно. Пропили всё, что можно было пропить, даже Золотую звезду Валентины. Когда пропивать стало нечего, он рванул в Керчь. Валентину должны были направить в существовавший тогда лечебно-трудовой профилакторий для лечения от алкоголизма женщин. Он надеялся, что у Вали всё будет хорошо, так как она вылечится и избавится от зелёного змия, который его самого поразил окончательно.

Медалистка

Их я встретил на Центральном рынке города. Мой старый знакомый рецидивист Володька, конечно же, был не один. Вообще, в городе, пожалуй, одного я его никогда не видел. Он мог быть трезвым, выпившим или в стельку пьяным, но всегда с какой-нибудь женщиной. Вот и сейчас какая-то молоденькая девушка, очень симпатичная, хорошо, модно одетая, стояла рядом с Володькой, который держал в разукрашенных татуировкой руках громадную сумку, набитой разнообразной снедью.

У Володьки уже давно потускнел блеск его хитроватых глаз, спина согнулась, а внешний вид говорил о том, что он успешно перешагнул, забыв когда, зрелый возраст мужчины. Что рядом с ним могла делать эта девочка, юное создание, даже я, хорошо знающий страсть старого рецидивиста к женщинам, не мог себе представить. Володька выбирал продукты, складывал в бездонную сумку, а девочка рассчитывалась с продавцами. Я обратил внимание на полноту кошелька его владелицы. Девчушка без конца щебетала, советуясь с Володькой по поводу приобретаемых продуктов. Тот только по-барски картинно кивал головой, тем самым как бы давая своё великодушное согласие. А чего жалеть чужие деньги?

Володька был рад нашей встрече. Мы с ним были знакомы со школьной скамьи. К тому же я в отношении его несколько раз проводил расследование. Он был вором-домушником. Сейчас, глядя на него, мало кто мог это подумать. Хорошо выбрит, от него пахло дорогой парфюмерной водой. Прекрасный летний костюм с белоснежной рубашкой, ворот которой был раскрыт так, что на груди зэка были видны татуировки на блатные темы.

Он обрадовался нашей встрече. Ему так хотелось похвастаться передо мной своей новой жертвой. Я уже видел других женщин, попавших в цепкие руки разговорчивого жениха. И я хорошо знал, чем всё это заканчивалось. В этот раз он не стал знакомить меня с новой избранницей, но в её присутствии рассказал, как и где они встретились. Сказал, что девочку, которая недавно с золотой медалью окончила школу, он любит всем своим обиженным, разбитым неверными женщинами сердцем. Поклялся, что это его последняя любовь в его искалеченной жизни. И ещё он честно заявил, что имел женщин много, которые приносили ему только зло. А вот эта дитя весны, никогда ему не причинит боль и не нанесёт незаживающую душевную рану.

Я сразу представил, какую бурю девочке пришлось пережить со стороны родителей, которые, конечно же, были категорически против подозрительного жениха дочери. Однако под её натиском, родители в конце концов смирились с выбором своей единственной и ненаглядной дочери. Володька заверил, что они скоро будут расписываться. Обещал обязательно пригласить меня на свадьбу, в пышности которой он не сомневался. Родители невесты вовсю готовились к такому знаменательному событию в жизни своей любимицы. По тому, как невеста смотрела на своего дорогого жениха, было понятно, что она была от Володьки без ума. В таком случае родители бессильны что-либо сделать. На Руси при этом успокаивают себя поговоркой: «Любовь зла, полюбишь и козла». Я, зная многие похождения Володьки на женском фронте, и то подумал, что, может быть, человек на старости лет угомонился.

Володька попался мне на глаза случайно в городе, буквально через месяц. Вид у него был далёк от жениха или мужа. Хорошо подвыпивший, в видавшей виды одежде. Языком едва ворочил. Увидев меня, полез с объятиями со слезами на глазах. Проклинал свою несчастную судьбу, сплошную невезуху в жизни. Сказал, что был очень рад встрече с медалисткой. Считал, что наконец ему удастся обзавестись семьёй. Главное, что родители невесты, хорошо обеспеченные люди, постепенно привыкли к нему. Стали во всём доверять. Вот это их и погубило. Не мог Володька удержаться от соблазна кое-что из ценностей новых родственников положить к себе в карман и пропить. Мало того: он пропил и золотую школьную медаль своей юной подруги. Многое Володьке, как зятю, прощали. А вот кражу медали, в которую был вложен труд не только дочери, но и родителей, они простить не смогли. Мольбы Володьки о пощаде ни к чему не привели. «Выгнали сволочи из дома, как последнюю собаку», — с грустью сказал Володька. И ещё он добавил, что родители девчонки просто дураки. «Представляешь, — не унимался Вольдька, — прощали кражу золотых побрякушек. А тут казнили за какую-то дурацкую медаль, которую я выменял на бутылку портвейна».

Вскоре за очередную кражу Володька основательно присел в местах лишения свободы. В Керчи я его больше не видел. Думаю, что он сгинул где-нибудь в колонии. Я знал, что Володька на свободе, особенно в колонии, очень не любил, когда ему кто-нибудь перечил, а тем более пытался им командовать. Этого он никак не мог допустить. Ведь он был рецидивистом.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Губит людей не пиво…

Игорь НОСКОВ

Современная картина мира: крымский контекст

Сергей МИШКИН

Севастополь, город русской доблести и славы