Крымское Эхо
Библиотека

Козочка

Козочка

(записки бывшего следователя)

Наша следственно-оперативная группа выехала на очередную квартирную кражу. В группу, как правило, входят следователь, возглавляющий группу, эксперт-криминалист, оперативник уголовного розыска и участковый, обслуживающие данную территорию. Экспертом-криминалистом был мой старый друг Анатолий К., являющийся начальником ЭКО (экспертно-криминалистическое отделение). Кража была совершена из частного дома, когда его хозяева находились на работе.

Было лихое время 90-х годов, когда за сутки совершалось несколько краж из квартир. Если учесть другие виды преступлений, то приходилось на осмотре мест совершения преступления находиться с утра и до утра, все 24 часа. Редко когда удавалось заснуть за рабочим столом пару часиков.

***

 Мы не стали сразу заходить в дом, чтобы осмотреть и описать обстановку. Сначала стараешься выяснить, как преступник проник в помещение. В этот раз вор подобрал ключи к дверному массивному внутреннему замку. Оперативник и участковый пошли к соседям, чтобы установить свидетелей преступления, а мы с Анатолием стали рассматривать дверной замок и думать, как его изъять для производства криминалистической экспертизы.

 Когда мы сидели на корточках, отвинчивая замок, я почувствовал, как кто-то прикасается к моему боку. Анатолий первый заметил маленького чёрного козлёнка, которого я чем-то заинтересовал. «К тебе гость пришёл», — рассмеялся он. Рядом со мной стояла хорошенькая козочка, не сводившая с меня глаз.

Хозяева сказали, что у них в хозяйстве, кроме других домашних животных, есть коза с двумя козлятами. Их загон, где они живут, находится за домом, на огороде. Одна козочка смогла выбраться из загона и прийти во двор. Оказалось, она недавно родилась. Хозяйка удивилась, что пугливая козочка не побоялась подойти ко мне. Я погладил её по спинке и ласково потрепал за мордочку. Ей это явно понравилось. Она ещё теснее прижалась к моим ногам.

Когда мы с понятыми направились в дом, козочка попыталась последовать за мной. При этом она тихонечко, детским голоском, блеяла, как будто просила её не прогонять. Хозяйка с трудом отогнала от меня не желающую со мной расставаться животинку. Она упиралась всеми четырьмя стройным ножками. Хозяйка предположила, что козочка перепутала меня со своей мамкой. Хотя она была удручена кражей, но, видя неожиданно возникшую ко мне любовь, не смогла удержаться от смеха.

 Когда после осмотра дома наша группа собралась выходить со двора, неожиданно из-за угла дома выскочила козочка. Весело подпрыгивая, и отталкиваясь от земли сразу всеми ножками, бочком примчалась ко мне. Остановилась, когда прижалась к ногам. Было видно, что она не хотела со мной расставаться. Я взял её на руки и прижал с себе. Она нисколько не сопротивлялась. Казалось, что только и ждала этого момента. Анатолий тут же пару раз щёлкнул фотоаппаратом. Прошло много лет, а у меня до сего времени хранится фотография, на которой я держу чёрную маленькую козочку.

***

 Как только ее увидел, мне показалось, что уже когда-то её видел, и что мы с ней даже общались. Но этого не могло быть, так как я живу постоянно в городе. Мне не приходилось выезжать в какое-нибудь хозяйство, чтобы я мог встретить козочку. Поэтому встреча произошла случайно. И всё-таки меня не оставляла мысль, что когда-то эту козочку видел.

Постоянная служебная занятость не позволяла мне особенно напрягать память. Поздно вечером, когда наступила передышка в осмотрах мест происшествия, мы с Анатолием в его кабинете пили кофе и вели неспешный разговор по поводу наших выездов. Неожиданно память мне вернула воспоминания времён военных лет, когда наша семья находилась в Крыму во время его оккупации немецкими захватчиками. Я отчётливо вспомнил маленькую чёрную козочку. Мне тогда было неполных 7 лет.

 Наша семья, спасаясь от угона немцами в Германию, бежала из города в глубину Крыма. Весь наш скарб находился на двухколёсной тачке. Пробираясь подальше от дорог, чтобы не столкнуться с немцами, мы добрались до деревни Токмак Сейтлерского района. Ныне это село Прохладное Раздольненского района. Местные жители разрешили нашей семье проживать в пустующей, не работающей в связи с оккупацией, в местной школе.

Они постоянно нам помогали продуктами питания, а взрослые нашей семьи оказывали трудовую помощь жителям села в их хозяйстве. Мы с двоюродным братом, младше меня на год, были предоставлены сами себе. Школа стояла на отшибе деревни. Деревенские дети не посещали нас, а мы их. Никаких игрушек или детских игр у нас не было. Недалеко от деревни был красивый лесок. Много времени с братом проводили в лесу, часами рассматривая разных букашек, ползающих в траве, и наблюдая за разными птицами, жившим в густых кронах громадных деревьев. Конечно, было скучновато.

 Неожиданно наша жизнь резко изменилась, когда кто-то из жителей деревни подарил маленькую чёрную козочку. Все были рады тому, что, когда она вырастит, станет давать молоко. Козочка быстро к нам привыкла. Её оторвали от козы-мамки и от братьев с сёстрами. Поэтому мы с братом заменили ей семью.

Она ни на шаг не отходила от нас. Куду бы мы ни шли с братом, сколько бы времени где-то ни находились, она не покидала нас ни на минуту. Козочка ходила с нами в лес, где с удовольствием пощипывала молодую травку, пока мы с братом от нечего делать лазили по деревьям. Когда мы ходили к артезианскому колодцу за водой, козочка бежала впереди нас. Возле колодца из-под земли постоянно выбивался ручеёк чистой прозрачной воды. Козочка припадала к ручью и долго пила, широко расставив передние ножки.

Для нас с братом козочка стала младшей сестрой, которой мы отдавали всю нашу детскую любовь. Она нам платила тем же. Спали мы с братом на кровати, сделанной из досок, положенных на столбики из кирпичей. Козочка спала вместе с нами. Втроём мы ложились спать и просыпались одновременно.

 Как-то все обратили внимание, что козочка перестала кушать. Она только жадно пила воду. Чувствовала себя очень плохо. У неё стало часто появляться рвота. Никто не понимал, что происходит с нашей любимицей. Иногда она очень жалобно кричала. При этом на глазах появлялись слезинки. Она тесно прижималась к нам, тяжело дыша. Видно было, что она с трудом переносила боль. Козочка неотрывно смотрела в глаза, словно взывала о помощи. Никто не знал, чем можно помочь страдающей козочке. Мы с братом обнимали ее, долго и нежно гладили, заливаясь горючими слезами.

 Буквально дня через три, как козочка стала себя плохо чувствовать, она неожиданно упала на пол и стала биться ножками об пол. Она так кричала, что закладывало уши. Изо рта шла густая пена. Невыносимо было смотреть на страшные муки несчастного маленького животного.

Я выбежал за дом и стал молиться, прося Бога, чтобы он помог поправиться моей сестричке-козочке. Я не знаю, сколько времени простоял на одном и том же месте, пока до меня дошло, что я больше не слышу жалобные крики умирающего друга детства. Когда я зашёл в квартиру, взрослые со всеми предосторожностями сказали, что козочку пришлось прирезать, чтобы избавить её от жестоких мук.

В желудке козочки нашли большой кусок красной материи, которой покрывалась небольшая тумбочка для посуды. Однажды тряпка исчезла. Взрослые подумали, что мы с братом её использовали для своих игр. Оказалось, что импровизированную скатёрку сжевала козочка, но желудок не смог её переварить.

***

 Взрослые использовали мясо нашей козочки. Его пожарили на большой сковороде. Запах жареного мяса и лука разносился по всему дому. Пахло вкусно, а меня тошнило. Слёзы текли ручьём, которые даже не пытался остановить. Когда все сели кушать, со мной случилась истерика. С детским плачем-воем я всех с удовольствием жующих мясо моей любимицы обозвал обжорами-предателями и выскочил из дома. Не разбирая дороги, помчался в лес. Я бежал через кусты до тех пор, пока меня не покинули силы. Обессиленный, я упал на траву и неожиданно заснул. Оказалось, я далеко отбежал от дома.

Меня искали всей деревней, и нашли через несколько часов, когда на землю опустилась глубокая ночь…  

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Современная картина мира: крымский контекст

Сергей МИШКИН

Мы были подняты по тревоге

Игорь НОСКОВ

Илья Репин, богатырь русского искусства