Крымское Эхо
Архив

Из забвения

ПОЧЕМУ СОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ СТЫДИЛАСЬ ПОГИБШИХ ЕВРЕЕВ?

Села Дмитровка и Ровенки Советского района изначально не были многонациональными. В них жили немцы, русские, евреи и украинцы. И назывались они Черный Кош, Белый Кош, Михайловка, Хейрус и собственно Дмитровка, которая впоследствии объединила все села за исключением немецкого Кирки. Сейчас это Ровенки. Война прошлась здесь своеобразно. Больших боев не было, а большинство населения погибло. Естественно, немцев из Кирки выслали накануне войны. Многие жители других деревень погибли на фронте, еврейские семьи расстреляны в печально знаменитом рву на подъезде к Симферополю с восточной стороны.

Вскоре после войны возле конторы, в центре Дмитровки была установлена стела в виде скорбящей матери и размещены таблички с именами погибших. Но, странное дело, среди этих фамилий не значились евреи. Немногие фронтовики, уцелевшие на войне и вернувшиеся к мирной жизни, удивлялись. Они помнили всех, кто здесь недавно жил и работал.

Мемориальный сквер памяти

Фронтовик Анатолий Андрианович Кобец не раз говорил об этом в кругу семьи, с упреком обращаясь в пустоту. А дети подрастали. Одна из его дочерей, Ольга, в конце 90-х была избрана председателем Дмитровского сельсовета. И сразу же включилась в поисковую работу, которую начала еще в 1992 году ее предшественница на посту председателя Ольга Ивановна Кириченко и секретарь сельсовета Любовь Сергеевна Горбатюк. Ну а поскольку отец нового председателя часто упрекал власть в том, что на стеле нет многих его односельчан, к нему и пришли две Ольги. Так начал создаваться список жителей сел сельсовета, погибших в те страшные годы. Эта работа совпала с повсеместным созданием Книг Памяти

Одно дело вспомнить всех ранее живших в той или иной деревне, и совсем иное – знать, что же с ними произошло. Если погибли, то как и где? Вопросов возникало все больше и больше. И самый главный из них: почему имена погибших евреев, что было известно точно, не попали в первоначальный список? То, что наша старая добрая власть была антисемитской по духу и сути, мы узнали значительно позже. А тогда просто недоумевали. И тем более это было странным, когда стали просачиваться сведения о евреях, расстрелянных под Симферополем.

[left]Обновленная плита памяти[/left]

Поисковики начали обнародовать десятки имен, павших в ту страшную годину. Благо, пролить свет на белое пятно истории местного села и его жителей помог Николай Иванович Олейников – руководитель Советской районной организации партизан и подпольщиков. Олейников широко известен в районе и далеко за его пределами как патриот и пропагандист подвига крымских партизан, основатель и бессменный руководитель вот уже в течение 40 лет музея Ичкинского партизанского отряда при Заветненской общеобразовательной школе.

Николай Иванович Олейников
в Ичкинском партизанском лесу

Так вот, узнав о поисковой работе дмитровчан, Николай Иванович привез из областного архива так называемые Акты по злодеяниям, причиненным немецко-фашистскими захватчиками гражданам Ичкинского района по Чернокошенскому сельсовету. Так в то далекое время назывались Советский район и Дмитровский сельсовет. Из 104 погибших в этом списке — 38 евреев, 23 украинца, 40 русских, а также грузин, эстонец и болгарин. Ясно, что ни одной еврейской фамилии увековечено не было. А ведь они были казнены самым жестоким образом! Их расстреливали семьями. Например, в одночасье погибли Ингерман Рива, Хаим, Моисей, Голда, Роза и Хана, Гетманские Сара, Фаня, Муся и Марк. Напротив фамилий неевреев стоят даты рождения и гибели. И только у евреев не значатся дни рождения, и редко у кого из них отмечена дата смерти.

[left]Cестры–поисковики
Ольга Анатольевна Бельтюкова
и Елена Анатольевна Черненко[/left]


Поисковая работа обрела смысл. Кое-кого вспомнила старожил села Софья Хитун. Узнали адреса родственников тех, кто погиб. Стали писать им письма. Связались с немецким фондом Красного Креста. Из него узнали о судьбе своего земляка Тимошенко Кима Петровича. Оказывается, он попал в плен, был переведен в концентрационный лагерь Маутхаузен, где по приказу рейхсфюрера СС 7 октября 1944 года расстрелян. К работе подключилась сестра Ольги Анатольевна Елена Анатольевна Черненко. Работая в сельсовете с пенсионерами, точнее, оформляя жителей Дмитровки на пенсию, она стала просить односельчан приносить ей старые фотографии. Размещала их при входе в здание сельсовета. Получился своеобразный исторический фотостенд. И люди стали останавливаться, вглядываться в лица давно ушедших односельчан, вспоминать.

Иногда поисковая работа приносила самые неожиданные результаты. До войны в деревне Хейрус жил Соломон Давыдович Минкович. Старики его помнили простым, обходительным человеком, грамотным. Соломон Давыдович работал в местной школе учителем. Одним из первых ушел на фронт. В феврале 1943 года погиб. Поисковики случайно установили, что наследники учителя живут в Одессе, Днепропетровске и Израиле. Оказалось, они ничего не знают о судьбе своего предка.

Елена Черненко возле фотостенда

Из Днепропетровска запросили справку, о том, что здесь действительно жил, работал и ушел на фронт их отец и муж. В то время жива была еще вдова фронтовика. Ольга Анатольевна выслала справку и один из экземпляров Книги памяти, в которой были записаны все известные сведения о Соломоне Давыдовиче. На книге сделали надпись «Потомкам С.Д.Минковича от его благодарных односельчан». Как впоследствии стало известно, собрались все родственники и приняли посылку как очень ценный дар. А в Дмитровку написали благодарственное письмо.

Потом пришло такое же благодарственное письмо из Израиля и приглашение посетить эту страну в качестве почетных гостей. Ольга не придала данному приглашению большого значения, считая, что сделано ничтожно мало по увековечению памяти павших. Уже нет в живых никого, кто бы мог рассказать о встречах со своими земляками, жившими здесь в довоенное время. Ушел из жизни и Анатолий Андрианович Кобец. Кстати, он успел увидеть обновленной доску памяти с фамилиями своих земляков. Из 59 фамилий, что значились раньше, сегодня здесь высечено 108.

Казалось бы, кому сегодня дело, кто здесь жил в далекие тридцатые годы, как погиб и где находятся могилы! Но Ольга Анатольевна убеждена, что это надо всем, кто живет сегодня, нужно грядущим поколениям. Вот уже второй год, как она передала председательство другому человеку – своему земляку Виктору Чиркову. Но, оставаясь секретарем сельсовета, она продолжает поисковую работу. Считает, что обязательно надо знать все о людях, с которых начинались села, где пустили свои корни первые семьи, память о которых как бы кто ни пытался стереть, всем нам просто необходима. Без прошлого нет настоящего, тем более, будущего. Это аксиома.

И поэтому очень надеются поисковики, что откликнутся родственники погибших, расскажут все, что знают о своих близких. И эти рассказы лягут в основу летописи, которую стараются вести Ольга Бельтюкова и ее сестра Елена. Сегодня эта летопись не только в сквере памяти и славы, который обрамляет памятную стелу и плиту со списком воинов и простых жителей, погибших от рук фашистов в годы Великой Отечественной войны и за которой бережно ухаживают работники сельсовета и учащиеся Дмитровской школы. Она в папках с письмами, похоронками, другими документами, в фотостенде.

Возможно, настала пора создать музей. Но об этом поисковики пока молчат. Хотя они и так совершили великое дело, вернув нам имена тех, кто сгорел в огне жесточайшей войны ХХ века; одни отстаивая Родину с оружием в руках, другие – пав безвинными жертвами от пуль захватчиков только потому, что представляли собой иной народ, иную веру, говоря проще, были евреями.

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В гостях у Фантомаса

Вячеслав КНЯЗЕВ

Опознали друг друга в конструктивной обстановке…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Госпожа министр накануне Вербной недели

Ольга ФОМИНА