Крымское Эхо
Архив

Имеем право!

Стержень, на который все нанизано, — крымский референдум. Сначала объявлено о его проведении 25 мая — вместе с выборами президента Украины. Это означало, что крымская власть чувствовала себя в тот момент еще восставшим, но киевским вассалом. Потом дата придвигается: 30 марта — но вопрос ставится о расширении полномочий крымской автономии в составе Украины.

Все резко меняется в четверг: Константинов со товарищи должен был лететь в Москву. Однако за несколько часов становится известно, что к Перекопу движется военная колонна, а киевская власть заручилась решением суда об аресте первых лиц республики. Поэтому полет откладывается, а вместо этого созывается экстренная сессия Верховного Совета Крыма. Парламент просит принять Крым в качестве субъекта в состав Российской Федерации. Референдум — 16 марта, с новой формулировкой: крымчанам нужно выбрать между Россией и Украиной.

Севастополь тоже участвует, а это значит, что результат — выбор в пользу России — численно будет еще более убедительным. Крымская делегация летит в Москву днем позже, но на руках уже имеет бумагу — знак исторического поворота.

Более двадцати лет крымчанам указывали, как жить, в кого верить. Президент Кучма не очень налегал на украинизацию — сам давно обрусел, отец его погиб в войну и лежит в российской земле. Ющенко же заявил: «одна мова, одна церква», забыв, что ранее сообщал, что его самого крестили в русской церкви. И если русских безбожников больше задела «мова», то крымские татары, которым было рекомендовано голосовать за оранжевую власть, решили, что их лишают религии предков.

Указ о героизации известных лиц навсегда приклеил ярлык «бандеровцев» (в устной уличной речи — «бендеровцев») той части жителей страны, которая этих героев почитает. Разрыв и непримиримость Украины стали видны невооруженным глазом.

Новый Майдан выиграла не оппозиционная тройка. Ему проиграл Янукович и Партия регионов, которым казалось, что они всесильны и неподсудны. А окончательно погоду сделала пресса, которая большей частью стала на сторону Майдана — собственно, она же его и вскормила. Регионалы, переоценившие собственные информационные ресурсы, остались сначала без медиа-поддержки, а потом — еще хуже — под пристальным вниманием прессы, проникшей в их картинные галереи, бассейны и санузлы. Кстати, та же самая «честная пресса» не «додумалась» перейти улицу в Межигорье, чтобы заглянуть в гости, скажем, к Арсению Яценюку.

Поразительно, но «новые киевские», в один момент превратившись из оппозиции во власть, наступают на те же грабли и уже начинают проигрывать свою информационную войну. Судя по «прожорливости» Майдана, не исключено, что сегодняшнее «любмое дитя» может в любую секунду превратиться в изгоя, которого нужно немедленно «люстрировать». Посему вполне возможно, что скоро мы таки увидим интерьеры Яценюка и Русланы. А у кого-то из них найдутся недешевые апартаменты и в Крыму.

«Власть» (для краткости и без оговорок будем называть ее так) не учла, что практически ничто в культурном плане Крым с Украиной не связывает. Шевченко здесь не был, а Пушкин и Гоголь были. И вместо того, чтобы раздувать факты посещения Крыма больной Лесей Украинкой, вещать об этом «из каждого утюга», власть начинает свое существование с отмены Закона «О языковой политике». Этого русский в культурном, языковом, этническом отношении Крым не перенес. Мы вспомнили, что Чехов — не украинский поэт, а великий русский писатель. А об украинской власти, которая продолжает печатать какие-то постановы, крымчане демонстративно забыли вообще.

Крымские татары еще поглядывают вопросительно в сторону Турции: до XVIII века Крым был турецким, но потом Россия его завоевала и обустроила на свой лад. Что сделала Украина с 1954 года? Провела Северо-Крымский канал? Но его строила вся страна, называвшаяся СССР. Других аргументов в пользу демонстрации своего вклада в улучшение жизни в Крыму у Украины нет — и это не козырь.

Возможно, отсутствие этих козырей и удерживает новую власть от визитов в Крым. А возможно — поучительный пример Петра Порошенко и Сергея Куницына, которым вежливо, но твердо указали, где бог, а где порог. Присутствие же в Крыму каких-то киевских гостей — даже не первых лиц страны — продемонстрировало бы населению автономии, что в стране есть власть, а у нее — интерес к Крыму. Таких сигналов мы не получили — а если говорить честно, то и не ждали, зная, в чьих руках власть.

Таким образом, вычеркнув из списков своих контактов то агрессивный, то равнодушный Киев, теперь все взгляды обращаем на Россию — имеем право!

Нужно ли это ей? Там тоже долго думали об этом, обижая русских крымчан своим невниманием. Севастопольцам доставались хоть какие-то материальные и гуманитарные крохи, остальным — только Кубанский казачий хор, открывающий фестиваль «Великое русское слово», и носители чистой русской речи — отдыхающие из разных российских городов.

Теперь за проснувшийся интерес к Крыму России Западный (не Восточный!) миро грозит санкциями. Говорить о них будут, а вот применять — большой вопрос. Потому что эти богатые и мощные страны переплетены с Россией экономиками, газом, трубами. Франция строит два вертолетоносца «Мистраль». А если Россия откажется его покупать и не заплатит обещанные 1.2 миллиарда евро? Мы-то знаем, что Крым стоит больше. А знает ли об этом кто-то во Франции, кроме неудавшегося крымского винодела Депардье?

Есть версия, что Путину нужен не только Крым, а весь Юго-Восток страны или даже вообще вся Украина. Если это так, мы наблюдаем только первое действие длинной пьесы. Но есть и другие версии: Россия затеяла историю с Крымом, чтобы получить глубоководные порты в Черном море. Или: все, что происходит сейчас на Украине, — это средство. А цели — максимально испортить отношения с Западом, раззадорить его по-настоящему и начать реальную холодную войну с Западом. И в связи с этой холодной войной произвести окончательную перестройку или перезагрузку внутриполитической ситуации в России. В общем, это тот кризис, после которого жизнь приобретает второе дыхание.

В любом случае, крымчане остаются в выигрыше: у нас открываются очень широкие возможности. Например, можно взять пример с Сингапура, Гонконга… Это уже будет зависеть от синергии, которую могут придать политической и экономической жизни крымские лидеры и все крымчане. И у нас может получиться!

…По традиции, погода в Крыму к 8 Марта испортилась. Но тех, кто считает этот праздник своим, мы поздравляем и желаем мира: и это не устоявшийся оборот поздравительной речи, а буквальное конкретное пожелание. И напоминаем: главней всего — погода в доме!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Современные журналисты: креативный класс или медиа-обслуга?

Юлия ВЕРБИЦКАЯ

Чехов. Вечный и забытый

Апология трепета

.