Крымское Эхо
Новороссия

И в тупике возникает ясность

И в тупике возникает ясность

В адрес киевской власти к концу прошлой недели поступило полуофициальное пожелание, которое в Киеве ни в коем случае не откажутся выполнять, поскольку сами мечтают о том же самом и даже о еще большем.

Пожелание наполовину официальное пока только потому, что его озвучил политический отставник — бывший посол США в России и экс-заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу.

Он сказал, что пора бы разместить где-нибудь в восточной части территории, контролируемой киевской властью, поближе к зоне боевых действий на Донбассе и к границам Российской Федерации американскую военную базу. А в Одессе надо оборудовать совместный военно-морской центр «Украина — НАТО» со всей полагающейся логистикой, чтобы присутствие в Черноморской Пальмире боевых кораблей стран Североатлантического Альянса перешло на постоянную основу.

Ушедший на пенсию американский дипломат напомнил, правда, что прямо в НАТО Украину принимать пока не собираются. Но зато все остальное — вопросы вполне решаемые. И военная база вместе с военно-морским центром могут стать ясным тому подтверждением.

В какой-то старой кинокомедии есть эпизод с пассажиром, опаздывавшим на уходящий поезд. Человек с мешком за плечами прибежал на станцию, когда состав уже тронулся. Опоздавший кинулся бежать вслед. И сумел ухватиться за поручни на входе в тамбур последнего вагона. Поезд же набирал скорость, отчего ноги вцепившегося в вагон человека стали волочиться по земле. Незадачливый пассажир не покалечился только потому, что его заметили, и кондуктор с помощью других пассажиров затащили отчаянно цеплявшегося за поручни «мешочника» в вагонный тамбур.

А киевская власть готова за блоком НАТО и тащиться, и волочиться, лишь бы ему пригодиться.

За неизменно проявляемое волочение киевский режим кое-чем «премируют» и на официальном уровне.

Стало известно, что Франция предлагает киевской власти купить у нее партию самолетов-истребителей «Рафаль». И эта возможная сделка может стать главным предметом переговоров с французским президентом Эммануэлем Макроном в ходе его официального визита в Киев, ожидающегося уже в первой половине текущего, 2021, года. Для того чтобы предполагаемый контракт перешел в стадию реализации, правительство Франции уже сейчас готово предоставить государственные гарантии под сумму кредита, покрывающего 85 процентов стоимости авиационной техники, которую киевская власть должна будет купить.

На первом этапе всего предприятия Франция способна продать этих самолетов от шести до дюжины. Да и заявленный визит Макрона в Киев сам по себе что-то вроде подстегивающего допинга для засевшей там власти.

А в это же время жители села Александровка, подчиняющегося Петровскому району Донецка, хоть они, конечно, и далеки от политических и финансовых сделок, но хорошо знают, что от их домов до огневых позиций украинских войск сосем близко. После того, как украинский снайпер 22 марта убил 71-летнего жителя села Петра Кота, в Александровке больше опасаются не слышимой стрельбы, а тишины.

Она ведь на войне — штука предательская. Кругом как будто тихо, но в следующий момент от внезапного одиночного выстрела никуда не укроешься. Люди стараются избегать открытых, просматривающихся врагом мест, и быстро проходят улицами к своим дворам и домам. Но и там в полной безопасности никто себя не чувствует.

Вечером 29 марта, в 19 часов, Александровку вновь обстреляли. Минут 15 подряд жители села слушали выстрелы из минометов калибра 82 миллиметра, гранатометов, а также треск очередей из стрелкового оружия.

То же самое происходило и на западной окраине Донецка, где украинские военные вели обстрел поселка Трудовские.

Про внешнюю политику России сейчас, бывает, пишут так, что она строится на «стратегии сакуры». А о японской вишне, не приносящей, правда, ягод, известно, что она — дерево чрезвычайно гибкое. И случается порой так, что на ветки сакуры зимой сваливается много снега. Однако ветви не ломаются под тяжестью, а прогибаются все ниже. Но приходит момент, когда ветки также под воздействием груза чуть проворачиваются, и весь он сваливается на землю. А сакура снова расправляется, как ни в чем не бывало.

Похожий прием применяется в восточных единоборствах — в том числе дзюдо, когда более опытный и искусный соперник ведет поединок так, что энергия и сила противоположной стороны, в конечном счете, оборачиваются против нее же. Другой соперник, стараясь победить, расходует свои силы — как оказывается, без результата. И тут выдохшегося борца его соперник валит на пол быстрым и неотразимым приемом.

Звание мастера дзюдо есть у президента России. И потому про Владимира Путина также говорят, что если кто-то хочет понять его политику, тому следует посмотреть японский фильм режиссера Сейэтиро Утикавы «Гений дзюдо». Фильм, поставленный по сценарию режиссера Акиро Куросавы, написанного на основе романа писателя Цунэо Томиты, вышел на экраны еще в 1965 году.

Разница здесь, однако в том, что между искусством восточных единоборств и панорамой мировой политики так же, как и конкретных ее проявлений, даже при существующем сходстве, прямого знака равенства не поставишь. В международной политике свои извороты, скрытые от посторонних глаз, решения и приемы, и в поединках участвуют не единоличные соперники, а целые политические, дипломатические, экспертные, информационные, а при необходимости и буквально вооруженные армии. Они также должны понимать избранную стратегию, тактику и, вообще, каждая свой маневр.

Имеет хождение и такая версия, что России нужна вся Украина. А это означает, что условно говоря, Галицию и Волынь в Москве не хотят отдавать полякам, Закарпатье — венграм, Буковину — румынам. Но если бы на карте вдруг появились бы, например, Харьковская народная Республика? Затем Одесская, Херсонская и прочие, то что помешало бы тогда Львову запросить покровительства и защиты у Польши? А через нее и наряду с ней — у НАТО и Европейского союза?

В общем, с 2014 года суждений и предположений на тот счет, что такое киевская власть и как с ней в конечном итоге быть, появилось много. Может быть, даже больше, чем нужно. Но и этот беспрерывно набегающий «прейскурант» есть также отражение существующей действительности. Она одновременно и мутная, но по-своему и ясная. По крайней мере, видно, что излишне широкого выбора способов решить ситуацию здесь нет.

Пока же все тянется — таким образом с министром обороны киевской власти Андреем Тараном успел поговорить по телефону его американский коллега Ллойд Остин. Как и следовало ожидать, тот пообещал Киеву всяческую помощь в отражении «российской агрессии».

А еще на прошлой неделе, чувствуя, что без подпитки ее не оставят, киевская власть официально объявила Россию «военным противником».

Прошли несколько дней, и уже 30 марта Верховная Рада, обращаясь к тому же вопросу, 308 голосами «за» приняла постановление об утверждении своего же заявления по поводу «эскалации российско-украинского вооруженного конфликта».

Документ этот примечателен тем, что в нем впервые прямо говорится о вооруженном конфликте, а не о более общем понятии — «агрессии со стороны России». По нормам международных отношений, такие заявления и постановления равнозначны объявлению о том, что между территорией, подконтрольной киевской власти, и Россией существует состояние войны.

Из решений, принятых в последние дни в Киеве, автоматически не следует, что украинские войска немедленно будут брошены в авантюру — в наступление на Донбасс.

Но документы, подписанные президентом Зеленским, и те, которые приняты Верховной Радой, по факту ликвидируют почву под ведением мирных переговоров.

И наряду с этим киевская власть продолжает и ту свою известную политику, что беспрерывно идет на провокации, распространяя информацию, будто Российская армия, если не сегодня, так завтра атакует украинскую территорию со стороны Крыма и Ростовской области.

А в итоге выходит так, что украинская сторона накаляет обстановку до самого опасного предела, делая ситуацию такой, при которой в прошлые времена провокаторам в самом деле могли объявить войну, но сейчас те, кто войну провоцируют, предварительно сами себя выставляют жертвами агрессии.

Получается замкнутый круг, кружащийся вокруг возрастающей вероятности войны.

Хорошо, однако — ясности в обстановке становится больше. Отношение киевской власти к Донбассу, вся ее внешняя политика становятся слишком очевидными. И очень вероятно, что именно поэтому делегации России, а также Донецкой и Луганской республик в Трехсторонней Контактной группе (ТКГ) отвергли предложение главы украинской делегации, экс-президента Леонида Кравчука, поданное на переговорах 31 марта, ввести очередное прекращение огня начиная с 00 часов 01 апреля.

Такое на переговорах в рамках ТКГ, ведущихся с мая 2015 года, произошло как будто впервые. Но произойти это когда-нибудь было должно. Теперь слишком понятно, что подобные предложения украинской стороны — только очередное очковтирательство и карикатура на перемирие.

А то, что это так и никак иначе, свидетельствует и боевая сводка за 31 марта. Под обстрел украинской армии из гранатометов и стрелкового оружия снова попала территория на севре Донецка, в Киевском районе, где раньше находился автосалон «Вольво-Центр».

Проснувшись поутру, уже 01 апреля, украинские вояки вновь ударили по долготерпеливой Александровке. Прямым попаданием бронебойного боеприпаса, выпущенного из станкового противотанкового гранатомета (СПГ), в селе был поврежден жилой дом по улице Горького.

Разбитая крыша и выбитые окна в чьем-то жилье — тоже иллюстрация к заключению полномочного представителя России в Трехсторонней Контактной группе Бориса Грызлова, с чем он выступил также по итогам переговорной видеоконференции, прошедшей 31 марта — о том, что диалог между сторонами конфликта так и не начат. А ситуацию на переговорах, кроме как тупиковой, не назовешь.

Рисунок из открытых источников

г.Донецк

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сезон системы

Игорь СЫЧЁВ

Заточка и затычка

Игорь СЫЧЁВ

На Донбассе — тоже «гуманитарная пауза»

Игорь СЫЧЁВ