Крымское Эхо
Экономика

Финансовый оффшор в Крыму: перспективы и возможные риски

Финансовый оффшор в Крыму: перспективы и возможные риски

В последнее время вновь возник интерес к использованию российского Крыма в качестве операционного пространства, в какой-то мере «платформы» для создания финансового центра со специфическими задачами, близкими к офшорным. Вероятно, подобные проекты в той или иной форме будут осуществлены.

Однако ситуация не столь проста и линейна, как кажется.

Как это ни странно звучит, отсутствие в Крыму ключевых российских #банк’ов было не столь уж однозначно отрицательным моментом. С одной стороны, присутствие на территории Крыма ограниченного числа чисто «крымских» банков или банков специальной направленности (например, банка «#Россия») дало крымчанам, и на уровне потребителей, и на уровне #бизнес’а возможность адаптироваться к тем экономическим реалиям, которые являются нормальными в «материковой» России. И, в частности, тем особенностям банковского дела, которые олицетворяют некоторые российские крупные банковские структуры. На волне и политической, и социальной эйфории крымскими потребителями могло бы быть сделано много ошибок, которые в дальнейшем пришлось бы исправлять и которые могли иметь значительные социальные последствия.

С другой стороны, хотя не только банковский #рынок Крыма, но и, в целом, инвестиционный потенциал региона оказались сужены в результате #санкций (равно как, и действий отдельных российских банков), реальный экономический ущерб от этого не столь велик. В 2014, 2015 и даже в 2016 годах в Крыму было не так много возможностей для эффективной и прозрачной инвестиционной деятельности. Иными словами, — не было возможности брать #кредиты (впрочем, такая ситуация была и в целом по России, хотя и в менее острой форме), но не было широких возможностей и чтобы #инвестировать. Так, что отсутствие в Крыму крупных российских финансовых структур, конечно, было существенной политико-психологической проблемой и для руководства России, и для общественности Крыма, но практический ущерб от этого был относительно невелик.

Теперь ситуация начинает зримо меняться.

Вопрос даже не в том, что мировое сообщество, включая финансовые круги, начинает привыкать к новой государственной принадлежности Крыма, хотя и это обстоятельство бесспорно. И не только во внимании к публичным экономическим «форумам», которые проводятся в Крыму: более важна та негласная работа, которая проводится для привлечения #инвестиций в Крым. Главное, что европейские #политики и регуляторы уже научились «не замечать» и «не докапываться» до #бизнесмен’ов, работающих в Крыму, но не афишируют это. Превращение российского Крыма в «фигуру умолчания» в мировом финансовом пространстве является хорошим и правильным знаком, существенно отличающимся от той ситуации, которая была в 2015 и даже первой половине 2016 года.

В целом, Крым на всех уровнях за прошедшее время, не без проблем и существенных коррупционных издержек, полностью адаптировался к российским форматам социальной и экономической деятельности. О последнем свидетельствует постоянно повышение (оставим вопрос о качестве работ пока в стороне) объемов осваиваемых средств в рамках Федеральной целевой программы по развитию Республики Крым и Севастополя. Это означает, что в Крыму все больше экономических игроков научились «работать с документами», что является важным условием развития.

За последнее время в Крыму была создана сравнительно развитая #инфраструктура для банковско-инвестиционной деятельности, причем и на уровне персональных финансов с использованием возможностей #НСПК. К тому же, общее экономическое оживление в России создает «каскадный» эффект и для Крыма.

Объективно, в Крыму, в ближайшее время, особенно в случае значимого снижения коррупционных рисков и рисков административного произвола (а это — ключевые задачи современного этапа развития), будут возникать новые возможности для организации банковско-инвестиционной деятельности. Это даст возможность не просто восстановить банковскую активность в важном для российской экономики регионе, но и сформировать в Крыму новые технологические и социальные модели инвестиционной деятельности. Причем, и для корпоративных #инвестор’ов, и для населения.

Движение в этом направлении уже началось после анонсирования идеи «анонимного» инвестирования в крымские #активы. Однако, вопрос можно поставить куда шире: в Крыму, особенно учитывая, что его банковская инфраструктура как бы «вынесена за скобки» мировой финансовой системы и имеет неопределенный характер с юридической точки зрения, следует развивать финансовые сервисы не только для инвестиций в крымские активы, но и для более широких инвестиционных программ.

Конечно, статус #офшор’а несет целый ряд не всегда приятных рисков, однако, в случае с Крымом, ситуация будет смягчаться тремя обстоятельствами:

Первое. Формальное объявление офшорной зоны в Крыму является нецелесообразным, в том числе, и в силу выключенности Крыма из мировой финансовой системы. Крым может быть фактическим офшором, в котором #финансы существуют в дополнение к другим отраслям. Надежды, что «офшор» как таковой может сыграть решающую роль в развитии региона, наивны. Источники роста для региона находятся в реальном секторе экономики, но вопрос состоит в том, чтобы превратить сложившуюся вокруг Крыма ситуацию из «минуса» в «плюс», в масштабах больших, нежели просто получение анонимных инвестиций. Но сам по себе «офшор» в Крыму, оторванный от реального сектора крымской экономики (#туризм’а, сельского хозяйства, возрождаемой промышленности) будет вреден, а сориентированный только на Крым, — малополезен.

Второе. Условный #крымскийофшор должен быть направлен как бы «в обратную сторону». Смысл такого офшора не в том, чтобы выводить #деньги из реальных секторов экономики России в сферу финансовых спекуляций, а, напротив, – давать возможность «инвесторам со сложной судьбой» поместить свои финансовые ресурсы в надежные активы, в частности, активы с обеспечением в виде золота или природных ресурсов. И именно поэтому сфера деятельности «крымского» офшора не может ограничиваться только Крымом.

Третье. #Крым – это всего лишь площадка, оборудованная и обеспеченная ключевыми инструментами инвестиционной деятельности, в том числе, и в сфере виртуальных безбанковских инвестиций, но не выведенная за пределы правового поля российской федерации. Более того, Крым мог бы стать территорией опережающего развития, с точки зрения внедрения банковских и финансовых (включая и налоговые) сервисов нового поколения, причем, не только в силу компактности региона, но и в силу отсутствия «балласта» прежних проблем. Но именно в банковской системе Крыма должен присутствовать самый широкий спектр инвестиционных инструментов, не исключая и те, которые формально можно отнести к «спекулятивным».

Крым вполне может стать и пилотным центром для российской биткоин-индустрии, особенно, если будут приняты решения по реконфигурации отдельных отраслей Крыма, например, по созданию игорной зоны или активизации проектов в сфере молодежного туризма. В Крыму оборот таких инструментов будет осуществляться с минимальными рисками для финансовой системы России в целом, а #риски для финансовой системы региона легко купировались бы особым характером финансового регулирования.

Именно в Крыму можно было бы откатать #проекты, связанные с использованием альтернативных платежных и финансово-идентификационных систем. Например, идентификации #платеж’а без банковских карт, по мобильным устройствам и проч. Это даст возможность обеспечить доступ потребителей к финансовым услугам «материковых» банков, опасающихся открытого присутствия в Крыму, без создания понятных рисков для них. Это будет хороший #тест для российской #IT индустрии на способность не только поражать общество концепциями будущего, но и решать практически задачи.

Но при этом в Крыму должна быть развернута самая непримиримая борьба с различными финансовыми махинациями, включая ростовщическую деятельность микрокредитных организаций, а также хищения #бюджет’ных средств.

Завершая этот первичный #анализ, можно сказать, что для того, чтобы реализовать финансовый потенциал российского Крыма, совершенно не нужно менять структуру присутствия российской банковской системы в Крыму. При всем политическом символизме присутствия тех или иных банковских структур непосредственно на территории Крыма, куда более важно обеспечить доступ потребителей, причем, как крымских, так и с материковой России к тем услугам, которые наиболее уместны в каждый данный момент времени для данного операционного пространства.

На фото — автор, Дмитрий Евстафьев 

Всё о вкладах, банках и финансах

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что значат две новые электростанции для Крыма

.

Началось движение транспорта над пещерой в районе Зуи

.

Птицы и энергетики: не бороться, а защитить

.