Крымское Эхо
Архив

Если каждый выйдет в люди, кто ж тогда работать будет?

Если каждый выйдет в люди, кто ж тогда работать будет?

Не один год в топовых профессиях, которых позарез не хватает украинским работодателям, числятся фрезеровщики, токари, монтажники, механики, авторемонтники, сварщики. Испокон века их готовили в профессионально-технических училищах. Известно, какое в стране отношение к ним — как к пересортице. Однако кадровый голод на высококвалифицированных специалистов заставил увидеть в профессиональном образовании нечто большее, чем привычную «бурсу». <br />
Основа экономического процветания Ирландии — и это пример для всего мира — началась с реформы системы подготовки высококвалифицированных кадров.

Этим занималась сеть технических колледжей, где упор делался на образовании с ориентацией на развитие промышленных и информационных технологий. Инвестиции в кадровый потенциал стали стратегической целью национального проекта планирования.

У нас в идеях реформирования сети профессионально-технических учебных заведений, порой взаимоисключающих, недостатка нет. Украинских чиновников от образования не смущает, что одни из них под реформой видят оптимизацию сети ПТУ, другие в противовес им озабочены их нехваткой в регионах. У третьих кругом идет голова от острой необходимости соотнесения потребности в рабочих кадров с предложениями на рынке труда и объединении училищ, десятками лет готовящих специалистов однотипных профессий. Создается впечатление, что для чиновников важнее употребить в документах слово «реформа», чем вплотную заняться ею. Отсутствие единой концепции, похоже, объясняется тем, что ее многочисленные разработчики не уловили требований времени.

 

Виктор Чернопятов

Если каждый выйдет в люди, кто ж тогда работать будет?
— Так, может быть, и смысла в реформировании никакого нет, пусть все идет по накатанному пути? — адресую свой вопрос директору Керченского высшего морского профессионального училища Виктору Чернопятову.

— Система подготовки рабочих однозначно нуждается в реформировании. Но реформа нужна, прежде всего, для того, чтобы подготовить качественного специалиста. Вы знаете, что кадровый специалист — это профессионализм, навыки и умение. Наше училище работает не только на Украину и Крым, мы выдаем рабочие документы, легитимные в пятидесяти восьми странах мира, поэтому даем качество, на которое нас ориентирует морская международная организация (IMO), а фактически — иностранные судовладельцы. Естественно, это затрагивает морскую отрасль в самой Украине. Подготовить качественного специалиста сложно, потому что качество без реформирования, без насыщения учебного заведения соответствующей материальной базой и оборотными средствами практически невозможно. Поэтому реформа однозначно нужна, но открытым остается вопрос, в каком направлении реформировать учебные заведения. Для Крыма четко выписана концепция отраслевых приоритетов — это агропромышленный комплекс, туризм, общепит. Плюс к этому — транспорт, на одно из его направлений — морское — и работает наше училище.

— Да, узок круг требуемых профессий. И вы полагаете нормальным, что среди стратегических отраслей нет промышленности?

— К сожалению, это так, но все же я бы искусственно не сужал нашу отрасль. Транспорт требует многих рабочих профессий, это же не только перевозки, а и судоремонт, который полноценной составляющей входит в морскую отрасль. Мы единственными в Крыму выпускаем токарей, фрезеровщиков, и я уверен, что в перспективе все они будут нужны. Сегодня, может быть, это и не надо, потому что на предприятиях Керчи, которая всегда славилась высокоразвитой промышленностью, нет даже оборудования, заводы все практически погибли. Но в перспективе потребность возникнет: страна, имеющая два моря и не имеющая своего флота, — это нонсенс.

Наше училище к реформам готово с 2001 года, когда оно вошло в морскую международную организацию и стало членом IMO. Училищу просто необходима маленькая помощь в реформировании материальной и методической базы, потому что мы должны выписывать международные документы, а это очень дорогостоящая литература. И, естественно, нужен потенциал школьников, именно качество их, чтобы они могли у нас учиться. К сожалению, сегодня школа дает знания по физике и математике на низком уровне.

О чем говорить, когда будущие преподаватели этих предметов, обучающиеся в Крымском инженерно-педагогическом университете, имеют средний балл по ректорским контрольным 2,9?! Мы техническое училище, в отличие от большинства других ПТУ, где параллельно выпускаются продавцы и парикмахеры, не занимаемся подготовкой специалистов разнородных профессий. Мы такого себе не позволяем и четко держим направление на морскую отрасль, так сказать, копаем не вширь, а вглубь.

Воспитательный девиз КВМПУ»
Если каждый выйдет в люди, кто ж тогда работать будет?
Допустим, мы готовим электрогазосварщиков, но, чтобы подготовить более квалифицированных, даем им специальность велдеров — электрогазосварщиков судовых международного уровня. Токарей выпускаем с квалификацией тюрнеров, то есть токарей судовых. Из своих курсантов мы готовим сначала «полуфабрикат» — обычных береговых токарей или сварщиков третьего разряда, затем отправляем их на завод согласно IMOвской инспекции. После года работы обязательно на предприятиях судостроения и судоремонта они вновь возвращаются в училище и завершают квалификационную подготовку токаря и сварщика судового. Никаких строек или шарашкиных контор: мы зациклены на морской отрасли, потому что если и учить работать, то только
по-серьезному, распыляться нет смысла.

— Время от времени появляются объявления о наборе в ваше училище на коммерческие курсы судовых поваров…

— По программе курсовой подготовки мы готовим кокшипсов — судовых поваров — из числа имеющих базовое образование и стаж работы не менее года. У нас есть специальная лаборатория, где их учат приготовлению блюд разных стран, потому что судовые экипажи в основном международные, и они должны уметь готовить и пиццу, и мусаку. Эта профессия у нас отлицензирована и тоже имеет международный протокол. Мы каждый год проверяемся и инспекцией, и Регистром на право подготовки специалистов по международным стандартам.

— В Крыму у вашего училища есть «коллеги»?

— Нет, и на Украине маловато училищ такого профиля и такого уровня. Мы практикуем три уровня подготовки. Первое — судовождение на морских путях, здесь готовим младших специалистов судоводителей, матросов и боцманов мало- и крупнотоннажного флота. Второе направление — судомеханика и эксплуатация судовых электроустановок, откуда выходят мотористы и донкерманы. И третье направление — береговое: токари, сварщики, фрезеровщики, слесари-судоремонтники, которые в будущем становятся фиттерами. Когда же в дополнение комбинируешь эти профессии, то специалистам такого класса цены нет за рубежом и на судах.

Смотрите, что такое тюрнер — это специалист, который может работать на фрезерном, шлифовальном, сверлильном и токарном оборудовании. Мы в училище имеем свою материальную базу для такой подготовки. Это отличная мастерская, но нужно финансирование для ремонта оборудования, приобретения материалов, инструмента. Мы зарабатываем своим трудом, в основном за счет курсовой подготовки, вышли уже почти на девятьсот тысяч. Имеем собственное производство и для своих нужд делаем практически всё, никого со стороны не приглашая, начиная от кроватей, столов и стульев и до высокотехнологичных опрыскивателей для виноградников. Все наши учебные лаборатории сделаны руками наших специалистов. Так что спектр доходов училища немаленький.

Мы и структуру учебного заведения отладили под себя, подобной, наверное, нет ни в одном другом ПТУ. Кроме учебной части, руководства, отделения курсовой подготовки, есть дипломная часть и отдел организации практики, который занимается с Регистром, капитанами портов, тренажерными центрами, инспекцией по дипломированию, формированием документов курсантов. Наши выпускники, помимо учебного документа, должны иметь сертификаты, послужные книжки, санитарный паспорт, паспорт моряка, рабочий диплом и подтверждение к нему для работы за границей. Мы работаем по функциям компетенции, поэтапной подготовки специалистов.

— Госзаказ у вас есть, ведь это, как утверждают в министерстве образования и науки Крыма, ориентирует на будущее трудоустройство?

— Есть госзаказ, это план набора на бюджет.

— А вы уверены, что все ваши выпускники будут иметь работу, не там, за границей, а в своей стране?

— Вы спросИте об этом в любом другом учебном заведении и вам ответят, что уверенности никакой нет. Во-первых, в стране официально существует безработица. А во-вторых, наши выпускники если устроятся на работу, то будут иметь нормальную заработную плату, а вот в других я ничуть не уверен. Мы, раз, даем качество подготовки, два — профессии с высокой оценкой труда и третье — востребованные на международном рынке. Конечно, после училища это еще не специалист — это вам каждый скажет.

— …поэтому все работодатели требуют специалистов с опытом работы.

— А кто у нас работодатели? Люди, которые хотят получить бесплатно рабочего, не вложив в его подготовку ни копейки, и взять от него прибыль за маленькую зарплату. Вот смысл в чем. Работодателям необходимо сознание менять, милые мои, пора участвовать в подготовке кадров, если они вам нужны будут. Можно, конечно, китайцев брать, но это же не выход из положения — своих куда девать…

— Есть предприятия, готовые трудоустроить ваших выпускников?

— Очень мало. Вы же сами видите, что творится с отечественными портами. Ладно, оставим за бортом наших ребят, тех сто восемьдесят мальчишек, которых мы приняли на первый курс. Куда они пойдут? Ответ очевиден — на улицу, но вот что я в точности знаю, если человек хочет работать, он с нашими документами ее найдет. Не в Керчи, так в Херсоне, не на Украине, так в российском Питере или эстонской Нарве. И за нормальные деньги: стартовая цена этим специалистам с легитимными и адаптированными для работы по всему миру документами — от тысячи двухсот долларов в месяц.

Но, повторюсь, для того, чтобы это всё сделать, мы трудились десять лет. Каждый год лицензировались, сертифицировались, внедряли и разрабатывали что-то новое. В прошлом году училище получило право на подготовку велдеров, тюрнеров, фиттеров и коксшипов. В этом году довели до ума базу их подготовки через инспекцию по дипломированию моряков, Регистр и морской реестр. Это дало толчок для зарабатывания денег на курсовой подготовке, к нам пошли за рабочими дипломами международного образца люди, имеющие высшее образование.

— Выпускники школ, прицеливаясь к вузам, выбирают престижные профессии. В ПТУ такие есть?

— У нас все престижные! Если не только о нас, то есть в Крыму очень приличные профессионально-технические учебные заведения, которые дают престижные профессии, в частности, в области туризма и ресторанного бизнеса, имеющие перспективу развития. А на высшее образование — говорю исключительно о техническом — я не полагаюсь, потому что его выпускники схватывают вершки и упускают корешки. Инженер должен начинаться с рабочего, с ПТУ, иначе он не поймет, нужно ли ему это образование. Вот мы моряков готовим, а человек может сделать один рейс и осесть на берегу, но у него есть профессия в руках, и это обеспечивает ему право выбора. А с дипломом о высшем инженерном образовании куда податься, если не срослось? Всю жизнь маяться?

Престиж ПТУ зависит от того, насколько нравится профессия и как она будет оплачиваться. Многим не нравится ходить в море, но там платят хорошие деньги, и люди ломают себя через колено ради семьи. Да, сегодня нередко задаются вопросом, зачем эти ПТУ, когда нет предприятий и некуда устроиться. Пардон! А откуда в нашей Керчи, где не работают предприятия, деньги у людей? С моря! Откуда валюта? С моря! Вот вам и ответ о престижных рабочих профессиях. Те, что кормят, те и престижные! Да, то, что сейчас с портами делается и судоремонтом в Керчи, — это страшно! Гробят последние государственные предприятия. В Керчи, может, и не надо столько предприятий, как было раньше, но судостроение, судоремонт и порты развивать надо и строить надо себе! Мы же сегодня все — муку, газ — на чужих пароходах возим. И работаем на чужих пароходах, а могли бы зарабатывать твердую валюту, и город бы воспрял. Да что толку говорить — это политика государства…

— Реформирование профессионально-технического образования предусматривает введение европейских стандартов. Что это за «зверь» и насколько наши ПТУ отличаются от западных колледжей?

— Я не причисляю себя к знатокам европейской системы подготовки рабочих кадров, но, бывая в Канаде, интересовался тамошней системой и скажу — она отличается узкой направленностью. Специалиста готовят под конкретное рабочее место. Ему дают специальность повара в пиццерии, и для того, чтобы устроиться в суши-бар, ему надо учиться дальше. Европейские стандарты предполагают освоение тех функций, которые данный специалист будет выполнять. Такая система действует у нас на обучающих курсах IMO. Мы знаем, на что обращают внимание судовладельцы в Германии, Голландии, но у нас нет той базы, что имеют они. Сейчас мы стали сотрудничать с AST и получили доступ к их базе, на которую собственных денег у училища нет.

Но наши специалисты всегда были лучше западных за счет практики: она давала им шанс. Сейчас, к сожалению, практики нет, нет предприятий, нет производства, и как бы ни хотелось внедрять европейские стандарты — сделать это будет очень сложно. Для берега у нас практика есть. Конечно, мы стараемся отправить курсантов на серьезные предприятия: «Залив», договариваемся с херсонскими предприятиями, Одесским и Ильичевским портами пытается наработать связи. Морская практика тоже слабая, поэтому мы сейчас пытаемся взять судно, отремонтировать — его нам передает Керченский морской торговый порт, вопрос почти решен министерством инфраструктуры. Но в него надо еще миллион гривен вложить, чтобы он стал базой.

— Вот курсовая подготовка и даст их вам.

— А на все остальное где прикажете деньги брать? Все, что мы сделали — заменили окна и двери, отремонтировали библиотеку — это все внебюджетные деньги, которые училище заработало самостоятельно. Денег, которых нам на год выделил бюджет, едва хватает на заправку двух картриджей, а у нас все компьютеризировано, вплоть до склада и столовой. Один резец стоит порядка ста двадцати гривен. Содержание училища — это очень дорогое удовольствие, не забывайте, оно техническое, и обучение в нем держится на производственной базе.

— Образование в ПТУ востребовано в нынешнее время?

— Очень!

— Смотрите, какой год нынче выпал: вузы бегают за выпускниками, а вы превозносите свою систему…

— А что вы берете вузы? А кто у нас работать будет? Вы знаете, сколько у нас в Керчи вузов?

— Знаю: как во Франции! Там во всей стране, сколько в одной Керчи. И вы хотите сказать, что обошли вузы и проблем с набором не испытывали?

— Некоторые наши абитуриенты делали четыре захода. У нас в приемную компанию в конце каждой недели проводилось тестирование, и некоторые ходили на них, как на поверку и кое-что в этот месяц выучили. Они в школе абсолютно не работают, уровень их знаний там никто не контролирует. Я говорю о физике и математике, меня как технаря больше ничего не интересует, потому что на этих дисциплинах строится все дальнейшее обучение. В нашем училище простых профессий, как кому-то может показаться, нет. Хорошо, ребята от нас не ушли, и мы набор сделали. Они настойчиво били и у некоторых получилось.

Сейчас готовимся к внедрению нового направления. В соответствие с программой реформирования интернатских учреждений в Керченском, где будут воспитываться мальчики, предусмотрены занятия по морскому делу. У нас есть опыт подготовки юнг, поэтому в училище учащимся восьмых-девятых классов мы будут преподавать математику, физику и английский — базовые наши дисциплины. Мы составили совместные планы, разработали программы, подготовили кабинеты и остался нерешенным основной вопрос, где возьмется столько здоровых ребят. И теперь мы в точности не знаем, будем ли заниматься их подготовкой, потому что работа с ослабленными детьми бесперспективна: любая медицинская комиссия их не допустит не то что в море, а и к работе на берегу по нашим специальностям. А учеба в нашем училище может реально помочь сиротам встать на ноги и не уповать на государство.

— При нынешней аховой ситуации с промышленностью остались рабочие специальности, которые край как нужны городу?

— Я не вижу в городе предприятий, не вижу востребованности. Экономика Керчи держится на торговле.

— Тем не менее, в Керчи много не только вузов, но и ПТУ, что особенно заметно при неработающей его промышленности. И, почитай, в каждом готовят строителей, поваров, парикмахеров. А может быть, реформа системы профтехобразования пошла бы на пользу системе, если бы строителей готовили только в одном училище?

— Специализация — очень правильная идея и она должна быть преимущественно отраслевой. Строительная отрасль, возьмем ее для примера, — это колоссальный объем профессий, а не только штукатур. У нас же кого готовят? Штукатур, маляр, облицовщик — и практически всё, а откроешь государственный классификатор профессий — там их море. Но нет, специализированное строительное училище лезет в чужую епархию и лицензируется на подготовку секретарей руководителя, поваров, судосборщиков. Руководители отговариваются отсутствием базовых предприятий, которые бы принимали выпускников на работу. Но мы лет двадцать уже, наверное, не держимся за базовые предприятия, их практически в нашей отрасли не осталось — и ничего, работаем. И выжили, потому что сориентировались не на базовые предприятия, а на отрасль. А она работает не только на Украине — она во всем мире работает. И, смотрите, получилось!

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бонус долгой жизни

.

Читаем вместе крымскую прессу. 1 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Субботник на Лестнице любви

Лидия МИХАЙЛОВА