Крымское Эхо
Архив

Церковь ненавидит не сектантов, но — дела их

Путь, который проходит наше общество в последние два десятилетия, достаточно сложен и извилист, но он должен научить каждого. Те, кто застал перестройку и независимость, почти в один голос говорят, что все проблемы, возникшие в одночасье, были из-за незнания и внезапно появившегося выбора. Общество не было готово к таким переменам, оно не шло к ним, а перемены пришли сами со всех границ. Тех, кто раньше не знал другой жизни, кроме советской, стали обманывать все, кто только мог. Это было время мошенников. И духовных в том числе.
Людям начали продавать не только турецкие кроссовки под видом фирменных, но и поддельную религию, выдаваемую за истину. В бывшие страны СССР потянулись массы проповедников, мессий и учителей. 

На общем фоне подъема религиозного поиска многие люди потеряли не только духовность, но и имущество, здоровье, а некоторые — даже жизнь.

После десятилетий господства богоборческого материализма наступает время увлечения духовностью без разбора ее содержания. Специалисты утверждают, что сегодня мир переживает религиозное возрождение. С одной стороны, это возвращение к традиционным для определенных географических широт религиям, переосмысление их догм и реформации. С другой — распространение нетрадиционной религиозности, новых форм религии, прежде всего New Age и других культов восточной и западной ориентации.

Новые учения подчеркнуто современны, используют все новейшие средства распространения, считают себя выразителями современности. А как любое учение, принадлежащее сегодняшнему дню и отвергающее традицию, секта должна, прежде всего, вытравить из человеческого сознания основы старой религии и не позволить традиционной церкви отобрать адептов. С этого они и начинают каждое свое первое вербовочное занятие. Атеисту вся эта ситуация покажется обычной гонкой за потребителем, верующему — битвой добра и зла.

Отец Максим

Пришедшему к сектантам человеку, который посещает церковь раз в году и знает лишь пару заповедей, задают вопрос: а верит ли он, что женщина действительно была создана из ребра, что мир был сотворен из ничего за неделю и т.д. Человек, который учился в школе, или даже в университете, задумается, может быть, впервые в жизни над этими вопросами, и ответит, скорее всего, что нет, что это мало вероятно. Тогда его похвалят за сообразительность, прочитают лекцию о продажности и корыстолюбии священников, много столетий обманывавших прихожан, а затем предложат свою модель, в сто раз более абсурдную, но зато понятную представителям современного общества.

Хотя человек, хоть немного интеллектуально развитый, должен бы понимать, что бабушкины рассказы о змее-искусителе, поедание пасхальных яиц и ношение дорогого золотого крестика еще не делают его христианином. Точно так же, как невозможно судить о квантовой физике, не изучив ее, нельзя и осуждать религию, о которой знаешь понаслышке.

Незнание своей религии, непонимание ее метафор приводило многих людей в сомнительные организации. Многие скажут, что если бы наши люди были более осведомлены в вопросах веры, то и сектанты бы стали похитрее, начали, наконец, уважать чужой интеллект и продумывали свои доктрины более тщательно. Но, может, секты бы вообще исчезли, потому как повлиять на сознание религиозно просвещенного человека было бы невозможно? Или дело и вправду не в невежестве и неверии, а в том, что православная церковь уже не удовлетворяет потребностей верующих?

За ответами мы обратились к священнослужителю. Отец Максим достаточно хорошо осведомлен в сегодняшних религиозных организациях. Обрести православную веру после ухода из секты он помогал многим. По его мнению, популярность деструктивных религиозных культов обусловлена не только историческим фактором: «Многие идут искать истину в секты из-за разочарования в православии. И это уже наша вина. Возможно, человеку вовремя не помогли, не так поговорили с ним или вообще не уделили внимания. Ведь когда кто-то приходит в храм, он сталкивается не со священнослужителями, а в первую очередь с работниками церкви. Многие люди обращаются к сектам в сложные периоды жизни. В сектантской литературе прописано, что они ходят по домам именно тогда, когда у человека горе, когда он уязвим. Но, конечно, проблема еще и в том, что люди плохо знают Святое Писание. А когда мы не знаем православия, то всегда найдутся люди, говорящие нам, что черное — это белое, а белое — это черное. В принципе, эта тема не нова. Если посмотреть историю церкви, то мы найдем таких людей, как гностиков. Они пытались сочетать язычество, христианство и наукообразность. Время прошло — и мы вспоминаем о них лишь в контексте истории».

Но, по словам отца Максима, распространение сект пошло на убыль. Прошли 90-е, когда в погоне за вновь разрешенной духовностью, религиозно необразованные люди ошибались и выбирали не то учение. Чего стоит только Белое братство! Кстати, ровно пятнадцать лет назад, 10-го ноября, они ожидали конец света, а дождались лишь спецподразделения милиции, которое спасло их от самосожжения. Годы прошли, но общество не изменилось: оно по-прежнему верит самозванцам и готово идти ради них на костер.

Хотя нельзя не заметить улучшения: поток людей, идущих в секты, значительно снизился. Точно так же, как и поток принимающих крещение. Прежде чем обратиться в новую веру, люди начали думать, спрашивать, обращаться к священникам. И это очень хороший процесс, так как общество становится религиозно более воспитанным. А деструктивные секты перестают чувствовать вседозволенность и стараются не выходить за рамки законов. Достаточно большое количество людей возвращаются в православие.

Отец Максим рассказывает, что многие из бывших адептов нетрадиционных культов даже становятся потом священнослужителями. «Я соглашусь с одним мудрецом древним, который сказал, что прежде, чем изменить человека, надо его полюбить. Поэтому если какие-то люди отошли от нас в секту, не стоит в них видеть сразу каких-то врагов. Это те же самые наши близкие, наши родные, которых мы продолжаем любить, к которым мы нисколько не меняем отношение. Святой Иоанн Златоуст говорит так: «Люби грешника, но ненавидь дела его». То есть мы к самой деятельности сект относимся негативно, потому что они ложно истолковывают библейские тексты, превратно относятся к христианству, подчас занимаются просто нечеловеческими практиками. И мы должны помочь сектантам, вернуть их в лоно семьи. В книге притч в Ветхом завете есть замечательные слова: «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их — путь к смерти». То есть человек, который идёт в секту, не понимает, что он идет к смерти духовной, он считает, что идет к росту, к чему-то новому. Возможно он, придя в секту, отказывается от алкоголя, от наркомании, но процесс его пребывания там имеет порой печальные последствия. Здесь вспоминаются слова, которые сказал Христос: «По плодам их узнаете их». Можно взять пример из жизни основателя сайентологии Рона Хаббарда. Мы прекрасно знаем, что его сын закончил жизнь самоубийством, его мать закончила жизнь самоубийством. Многие люди, которые проходили тренинги по сайентологии, говорили, что их нельзя бросать посредине, что если выйти посредине из этого потока, можно оказаться в сумасшедшем доме. «Плоды» Рона Хаббарда говорят сами за себя».

Православная церковь сегодня не только не отвергает сектантов, но и всеми силами помогает им. Любой, кто столкнулся с этой проблемой, чьи родственники или знакомые попали под влияние культа, могут получить помощь в епархии. Иногда важно хотя бы объяснить близким сектанта, с какой именно организацией они имеют дело, чтобы суметь не потерять нить общения.

«Когда человек уходит из секты — это для него травма. Например, мы все понимаем, что студенческие годы не проходят бесследно, школа не проходит бесследно. То есть, существуют в нашей жизни определенные этапы, настолько яркие, что они навсегда остаются в нашей жизни и в нашей памяти. Секта — это тоже такое состояние, пусть порой сопровождающееся психическими расстройствами, но оно очень яркое. Многие люди, у которых был печальный опыт богоискательства, говорят, что он их чему-то научил. Как ребенок обжигается о горячий предмет и делает свои выводы — так и верующий человек. Бывшие сектанты говорят даже, что возможно их заблуждения были угодно богу, потому что если бы они не попали в секту, то не сделали бы первый шаг в православную церковь», — так говорит Отец Максим. Кто знает, может так оно и есть. Пути Господни неисповедимы.

Утверждать можно лишь, что среди тех, кто вышел из состава сект, большинство становится истинными верующими. Может, потому что им необходимо чем-то заменить религиозный наркотик, заполнить то место в душе, где была преданность культу? А может, православная церковь и вправду помогает лучше психотерапевтов.

В любом случае, священники, помимо традиционных способов помощи сектанту, просят его близких молиться о заблудшей душе. Ведь для верующего человека существуют не только официальная медицина, психология, но и общение с богом, который всегда находится в сердце.

[color=red]См. также по теме:[/color]

[url=http://www.old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1640]Сант Мат — священный путь в психиатрическую больницу[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1564]«Лучше переболеть болезнью «эмо», чем попасть в секту»[/url]

[url=http://www.old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1510]Религиозные культы Симферополя
КРЫМСКОЕ ЭХО НАЧИНАЕТ СВОЙ ЦИКЛ РАССЛЕДОВАНИЙ[/url]

[url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=1491]Каббала в Симферополе
ПОЧЕМ ОПИУМ ДЛЯ НАРОДА?[/url]

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Зеленые японские евро

Ольга ФОМИНА

Чё празднуем, мужики (политики)?

.

Нет дела благороднее