Крымское Эхо
Россия

Информационной войне конца пока не видно

Информационной войне конца пока не видно

ТАКОЙ ВЫВОД СДЕЛАЛИ ЭКСПЕРТЫ

Все мы так или иначе — участники информационной войны, не затухающей, по крайней мере, последнее столетие. Она принимает разные формы, размеры, у нее разный уровень агрессии — но с тех пор, как средства доставки информации стали доступны массам, эта война не стихает ни на секунду. На крымчан она обрушилась всей своей мощью в 2014 году, когда непокорная автономия решила сбежать от удушающих объятий мачехи-«нэньки».

Чем характерна эта волна? Прежде всего тем, что в ней стали участвовать миллионы. Причем зачастую по собственному желанию. Если говорить о линии Украина — Крым, это обусловлено в первую очередь наличием огромного количества родственников, друзей и просто хороших знакомых по обе стороны границы. А среди таковых, как известно, ссоры и свары приобретают особо острый и нетерпимый характер.

С момента референдума прошло больше четырех лет. Снизился ли накал страстей в обменах «информационными снарядами», спросили мы известного социолога Евгения Копатько на пресс-конференции, которую они вместе с коллегой, директором Таврического информационно-аналитического центра Александром Бедрицким провели в РИА «Россия сегодня». Увы, нет, ответил социолог. На каждом новом витке появляются новые и новые темы, по которым идет «обмен мнениями» отнюдь не мирного, но военного характера.

Евгений Копатько и Александр Бедрицкий

Вспомним: вначале это были темы цен на продукты, «пустые» пляжи, которые, кстати, с началом очередного курортного сезона возобновляются с маниакальной частотой. Большой «раздел» этой войны — межнациональные отношения: людей определенной национальности чуть ли не всех поголовно сажают в тюрьму, проводят в их домах обыски и дискриминируют по всем статьям. Конечно, всё это — если верить меджлисовцам (члены запрещенной в РФ организации экстремистского толка — ред.), о которых нормальные люди уже начинают подзабывать. На самом деле в центр внимания силовиков попадают лишь те, кто нарушил закон.

Только что мы видели глобальный взрыв в этой информационной войне, посвященный открытию автомобильного движения по Крымскому мосту. Не будем пересказывать весь тот бред, который запустили в просторы Сети северные бывшие наши соотечественники…

Как говорит Копатько, «тренд на ухудшение сохраняется». Ему вторит Александр Бедрицкий: «Это инструмент межгосударственной  политики. Но любая война — это организованный процесс».

Но если войну можно организовать, то можно организовать и ее окончание? Логично. Но эксперты, увы, не видят конца и края этой войне. И прежде всего потому, что Украина состоялась как антирусский проект. Мало того, Украина перестала быть суверенным государством, что автоматически означает, что не украинские элиты решают судьбу страны. Ни для кого не секрет, что Украина сейчас находится под неусыпным контролем США, которые не стесняясь расставляют на любые должности кадры, которые именно они считают нужным.

Пример информационной войны

И если сейчас Украина находится в некоей «спячке», то есть не бурлит, как в 2013/14 годах, то это исключительно потому, что сейчас у высшего руководства США нашлись другие «игрушки».

У информационной войны, как заметил Александр Бедрицкий, начался новый этап — заметна «фрагментаризация сообществ». Условно разделив эти самые сообщества на три сектора: российский, украинский и западный, — он отмечает, что эти сообщества перестают интересоваться новостями из других секторов. Происходящее в Европе не особенно интересно украинцам, а на Западе перестают следить за тем, что происходит, например, в России.

Эксперты сетуют, что у тех, кто отвечает за информационную безопасность России, видимо, нет каких-то четких целей, иначе на политические телевизионные ток-шоу не допускались бы украинские фрики — то есть те люди, которые отнюдь не являются специалистами в теме межгосударственных отношений, а на передачи приглашаются исключительно для того, чтобы завести аудиторию и показать низкий уровень аналитики в соседней стране.

Это не на пользу ни Украине, ни России — сегодня разрыв между двумя странами лишь углубляется. Евгений Копатько говорит: «Надо выстроить красную черту, за которую никому не позволено заходить». И он отмечает, что в Крыму публичные обсуждения такого рода отличаются куда большей деликатностью.

Вместо долгих объяснений

Социолог привел поразительную цифру: если до войны в мире жило 8, 6 процентов славян от всего населения, то сегодня их всего 3,6 процента. Цифра, не требующая пространных комментариев…

Напоследок дадим пример информационной войны, последний по времени ее «залп». Занимающий на Украине пост «постпреда президента страны в Крыму» Борис Бабин в интервью украинскому «Обозревателю» заявил, что на полуострове действует «система привлечения детей в военизированные структуры» — мол, военная подготовка в Крыму «начинается с детского сада», носит принудительный характер и охватывает «абсолютное большинство детей». Причем, «если они будут уклоняться, то просто не будут допускаться до обучения в школе, а у родителей будут огромные проблемы с российскими спецслужбами».

Крымчане не обратят внимания, посмеются в лучшем случае этому бреду не очень, видимо, здорового человека. А на Украине обязательно найдется тот, кто поверит. Об этом, кстати, рассказывают побывавшие в гостях у родичей жители Крыма — там им приходится буквально отбиваться от таких вот «сказок». Самое печальное, украинские родственники всерьез считают, что крымчане их обманывают: они верят своему телевизору и не верят своим же родным людям…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Цеков настаивает на жестких мерах защиты

.

Дельфинов стая, Навальный — и никакой мании величия

Эксперты ФоРГО о резонансных поправках, рисках и рейтингах

Степан ВОЛОШКО