Крымское Эхо

В Крыму говорят — весь мир слышит!
Информационно-аналитическая интернет-газета

Рубрика: Новороссия

Факт, что выборы президента бывшей Украины состоялись, может привести к различным последствиям. Но в краткосрочной перспективе завершение президентской кампании так, как того требуют нормы формальной законности, включая публичное признание Петром Порошенко своего поражения, в некотором отношении киевскую власть укрепят.

Нужно понимать, что определенную дозу подкрепления получают не столько администрация и политика будущего президента, но и существующий режим, и все государство, провозглашенное еще в 1991 году. Для чего и против кого они были созданы, также, известно.

Само собой, что на крепость режима в ослабляющую его сторону способны повлиять личность кандидата, выигравшего выборы, и конкретные действия комика, переквалифицировавшегося в президенты, уже после вступления его в должность. Но до того, как станет видно, что представляет собой Зеленский в качестве главы государства, должно пройти еще время. А пока ничего не говорит о том, что военные действия, вызванные прежде всего присутствием войск бывшей Украины на Донбассе, будут свернуты.

Подтверждений этому хватает.

В Донецке еще утром дня голосования — 21 апреля — огнем украинских войск были повреждены два жилых дома в Петровском районе. На севере Горловки, напротив поселка Зайцево также 21 апреля активизировались снайперы противника.

Во второй половине воскресного дня из стрелкового оружия были обстреляны поселок Спартак и село Яковлевка Ясиноватского района ДНР.

В целом за сутки 21 апреля на Донецком фронте было зафиксировано семь обстрелов, а на Луганском фронте — пять.

На одном Донецком направлении в прошедшее, «выборное», воскресенье под огонь попадали село Александровка, поселок Трудовские, село Жабичево, поселок Спартак, город Ясиноватая и соседствующее с ним, село Яковлевка.

И уже утром 22 апреля пришли сообщения из Горловки, что в направлении этого города украинские военные, где с 6 часов 50 минут, а на некоторых других участках фронта — с 7.00 часов, принялись «салютовать» успеху Зеленского на выборах из минометов.

Как и следовало ожидать, выборы шли и прошли, а команды «Отбой!» для украинской армии не поступило.

В Берлине и в Париже Порошенко и Зеленского, каждого по-своему, кое о чем предупредили, и следом настропалили. В лице тогда еще проигрывавшего свою партию Порошенко тем, кто находился рядом с ним и за ним, дали понять, что такие кадры нужны и еще пригодятся. И напоминание Курта Волкера о том, что США пришли на бывшую Украину всерьез и надолго, лишний раз говорит о давно известном.

Место и предназначение территории, находящейся под управлением киевской власти в американских расчетах от смены фигур и перемены декораций, не зависит.

На Западе любят, к месту и не к месту, вытаскивать определение Черчилля: «Демократия — это процедура». Значит, и фронт, развернутый против России, разогреваться должен, но происходить это должно постепенно, через исполнение процедурных требований. По примеру предстоящей в киевской власти смены фигур.

Самому Зеленскому, исходя из некоторых его предвыборных соображений, также не с руки, чтобы стрельба на Донбассе стихла. Если на фронте установится тишина, то в Америке и Англии, которые выигравший выборы кандидат обещает привлечь в «Нормандский формат», чего доброго, могут отказаться от такого приглашения. Зачем, мол, нужно наше участие в урегулировании положения, если у вас и без нас вдруг стало тихо? С нестреляющим «агрессором» вы уж как-нибудь, договаривайтесь сами.

Но если стрельба смолкать не будет, то из Киева без перерыва продолжат жаловаться на Москву, твердя, что это украинская армия лишь вынуждено реагирует на происки «российских оккупантов» и поэтому без Вашингтона и Лондона — никуда.

Зеленский, также выполняя заданные ему установки и пытаясь заодно приспособиться к омуту, куда он попал, попытался уже кинуть свой «огрызок» в огород России и некоторых других постсоветских стран, объявив, что «мы доказали, что все возможно». Намек прозрачен: если что, то власть можно поменять и в Москве, и где-то еще в направлении, указанном также известно кем.

«Нормандский формат», о чем также упомянул Зеленский в первом своем интервью, данном после того, как были открыты итоги экзит-полов, надо «переформатировать» и еще — убрать некоторых представителей украинской стороны на переговорах в Минске.

Все это необходимо для того, чтобы «нашi хлопцi повернулись скорiше додому». Тут тоже особого «шифра» нет. «Хлопцi» смогут возвратиться домой, но не раньше, чем с Донбасса (и из Крыма) уйдут «агрессоры» и «оккупанты». А сейчас, как заявил 22 апреля представитель избирательного штаба Зеленского Дмитрий Разумков, быстро закончить войну на Донбассе нет возможности.

Сказано будет ни разу не популярно, но по ходу избирательной кампании Петру Порошенко иногда можно было даже посочувствовать. Против действовавшего президента, имеющего за плечами долгую политическую карьеру, выставили противника, которому не нужно было представлять хоть какую-то программу и даже то, что еще принято считать политическими взглядами. Успех на выборах Зеленского мог ожидать, наверное, и в том случае, если бы он от себя вообще ничего не говорил, а только дословно повторял то, о чем распространялся соперник, но в перекривляющем, пародийном, виде. И это, между прочим, также стало проявлением одного из заметных явлений современного мира, где и политическая философия подменяется технологией абсурдизма.

Классический фашизм все же представлял собой злокачественное перерождение определенных идей Просвещения и всего Модерна. Но современный политический балаган — это уже следующая стадия, отрицание Модерна как такового, когда лекарство заменяется наркотиком. Для пущей убедительности наркотик подается в привлекающей упаковке и ему придается приятный вкус.

Но надо, однако, понимать и то, что превращение политического театра в театр абсурда, относится в основном к публичной, демонстрационной стороне политики. Каким бы балаганным не было представление, а государственное управление, включающее в себя и военную организацию, остается за кулисами и там работает в нужном, апробированном разными временами, режиме.

Отделенная от разыгрываемого абсурда, исправность функционирования государственной власти видна и на примере конфликта, продолжающегося против Донбасса и в эти дни.

Снова за одни только сутки территория ДНР была обстреляна девять раз, а территорию ЛНР противник обстрелял семь раз.

А стрельба — это налаженная работа командирской вертикали и штабов, бесперебойное функционирование системы боевого снабжения и общего тылового обеспечения боевых действий. Все это никуда не девается и пусть даже худо-бедно, но выполняет поставленные задачи.

Да и намерения команды Зеленского привлечь кое-кого к судебной ответственности за провалы на войне, свидетельствуют о том, что следующий круг игроков, идущий на смену проигравшимся картежникам, если намерен кого-то судить, то не за то, что воевали, а за то, что воевали плохо. А Крым так и вовсе отдали без боя.

Глядя на киевскую кашу, в Москве приняли неизбежные для такого случая решения. Сначала правительство Дмитрия Медведева ввело запрет на поставку с 1 июня текущего года на бывшую Украину нефти, нефтяных продуктов и некоторых других ощутимо важных товаров. А 24 апреля, Президент России Владимир Путин подписал Закон об упрощенном порядке выдачи паспортов граждан Российской Федерации жителям ДНР и ЛНР. В тексте Закона говорится, правда, не о республиках Донбасса, а об «отдельных районах Донецкой и Луганской областей» — терминология такая же, как и в Минских соглашениях.

Судить об эффективности правительственного постановления и закона, подписанного Президентом России, пока рано. Главное здесь будет зависеть от того, как эти документы будут исполняться в действительности. Не раз ведь случалось так, что и правильные решения извращались, или даже сводились на нет бюрократическим крючкотворством и вездесущей волокитой.

Прознав о предпринятых Россией шагах, украинская сторона отреагировала на новость в предсказуемом стиле. С вечера 24 апреля и в ночь на 25-е число по всему северному и западному периметру Донецка, не стихала стрельба из минометов и стрелкового оружия. Под огонь также попадали прифронтовые окраины Горловки, Ясиноватая и Докучаевск.

А утром 25 апреля из штаба Зеленского поступила очередная информация о том, что от «оккупированных Донбасса и Крыма» будущая киевская администрация отказываться не намерена.

Свою внутреннюю несостоятельность киевская власть демонстрировала уже много раз. Но, как показывают итоги президентских выборов и общий политический расклад, существующий на бывшей Украине, киевская власть еще способна получать дозы подкрепления. И пока так продолжается, война против Донбасса остается реальностью.

Фото с сайта News Front

Представление, известное как выборы президента бывшей Украины, походит к концу, но завершается все в том же заданном режиме. Скандалы, связанные с взаимными разоблачениями обоих кандидатов в пьянстве и наркомании, не поднимаются выше словесного уровня. Эксцессы с применением силы отсутствуют. Постановка разыгрывается так, как нужно ее заказчикам.

Лабораторный прием биоматериала с привлечением Порошенко и Зеленского идет в заданном режиме. Политика, где даже лозунги и обещания подменены медицинскими анализами уговаривающих и обещающих кандидатов, перестает быть сама собой. Это уже комикс. Но так и должно быть. Суть происходящего в том, что созданные по американской технологии политические системы новоиспеченных независимых государств, объявившихся после ликвидации Советского Союза и Югославии, а вслед за ними и всех остальных надлежит пропускать через этакий «дистиллятор», чтобы на выходе получались государства, профильтрованные до состояния стерилизованных комиксов.

В России, как видно, не расстаются с надеждами поймать в мутном украинском болоте золотую рыбку. Для этого и согласились принять в правительственной резиденции одного из кандидатов в президенты бывшей Украины, делового человека Юрия Бойко, а с ним еще и Виктора Медведчука, исполняющего в партии «Оппозиционная платформа — За життя» роль политического провайдера.

На прошлых выходных Крым и вся Россия широко отметили пятую годовщину возвращения полуострова в его родную гавань. Но точно так же, в эти дни, исполняется пять лет, как началась война киевского режима против Донбасса. Так вышло, что Тавриде и Донецкому бассейну в этот период истории выпали разные карты. Крым высшим руководством Российской Федерации с самого начала воспринимался как относительно самостоятельный юридический субъект, поскольку он и в составе бывшей Украины имел статус автономной республики.

Генерал Порфирио Диас, который диктаторствовал в формально демократической Мексиканской республике почти 30 лет, оценив как-то международное и внутреннее положение своей страны, сделал горькое признание: «Бедная Мексика! Ты так далеко от бога, и так близко к США!».

Когда в России говорят, что конфликт на Донбассе — исключительно внутреннее дело бывшей Украины, а ведущиеся боевые действия — гражданская война, то понятно, почему. Оставаясь на такой позиции, не меняющейся с момента начала кризиса, Москва хочет убедить Запад в том, что она желала и желает совместного урегулирования существующей проблемы и хочет отвести от себя любые обвинения в том, будто восстание Донбасса против киевской власти произошло при российской поддержке и участии.

В быстро растиражированной статье помощника Президента Российской Федерации и по совместительству «куратора» республик Донбасса Владислава Суркова «Долгое государство Путина», помимо прочего, написано и такое: «Обрушившись с уровня СССР до уровня РФ, Россия рушиться прекратила, начала восстанавливаться и вернулась к своему естественному и единственно возможному состоянию великой, постоянно увеличивающейся, собирающей земли, общности народов.

В России, во всяком случае на уровне экспертного сообщества, уже признано, что политика, проводимая киевской властью, — удар по национальным интересам страны и ее безопасности. На выход США из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности Москва также отреагировала «зеркально»: Президент и Верховный Главнокомандующий сказал, что Россия в Договоре больше не участвует, готовит ответ на американские ракеты, и никаких переговоров по этой проблеме инициировать в обозримом будущем не собирается.

Депутат Верховной Рады Борислав Береза на днях в кулуарах ПАСЕ оскорбил и толкнул российскую журналистку Ольгу Скабееву: дескать, не испросив разрешения, начала вопрощать вице-спикера Украины. По последним сведениям укроСМИ, парламентарию «не за что извиняться».

На штурм Каракаса можно, в принципе, ответить «ассиметрично»: взятием Киева или хотя бы отгоном украинских войск за Авдеевку и Марьинку. Тогда бы фронт отодвинулся от Донецка сразу на несколько километров. Такие рассуждения уже раздаются на российском телевидении в ходе различных политических ток-шоу.

Пребывая в раздумьях, делать ли что-нибудь с киевской властью или, что было бы лучше всего, подождать, чтобы она сама вдруг растворилась в потоке истории, в Москве среди прочего рассчитывают и на некоторые глубокие сдвиги в мировой политике, что по разным прикидкам, не исключено. Что, например, получилось, если бы с карты мира пропали НАТО и Европейский союз? Или, пусть даже без пропажи, значение одного и другого скатилось бы однажды к нулю?

Когда-то, еще в начале 16-го века, Католическая церковь, чтобы поправить свое материальное положение, прохудившееся среди разных причин еще и из-за того, что вскрылись жульнический перерасход и неприкрытое воровство средств по ходу строительства в Риме собора Святого Петра, поставила на широкий поток продажу индульгенций.

Уходит в прошлое 2018 год. Наступающий, 2019-й, станет уже пятым годом подряд, который Донбасс встречает на фронте вялотекущей войны. И конца-края этой войне так и не видно. Донецк и Луганск словно ведут историческое соревнование с Монтевидео. Осада столицы Уругвая в 19-м веке затянулась на девять лет и два месяца. Монтевидео не был заблокирован полностью, связь с «большой землей» шла через залив Ла-Плата и Атлантический океан.

Донбассу, в общем-то, лучше: есть общая сухопутная граница с Россией, а в Ростовскую область при случае можно приплыть по Таганрогскому заливу Азовского моря.

Понятно, почему у киевской власти прямо чешутся руки устроить наступление на южном фланге, чтобы, захватив Новоазовск и Седово, лишить республики Донбасса выхода на морской берег.

Время войны, конечно, трудное, но не одинаково для всех.

В Донецке шутят, что цены здесь уже московские, а зарплаты и пенсии остаются донецкими. В последние месяцы ощутимо выросли в ценах продукты из мяса, яйца, растительное масло, хоть и незначительно; на два-три рубля, но все же подорожал и хлеб. Также стали дороже, а потом и вовсе пропали с прилавков пакеты муки.

Откуда взялся ценовой всплеск? Ответ на такой вопрос в том, что территория ДНР и ЛНР экономически все больше примыкает к России. Но там — свои «тараканы». Ставка банковского кредита высока, что для всех производителей товаров представляет отдельный предмет беспокойства. Компенсировать свои риски товаропроизводители торопятся самым доступным и проверенным путем: за счет массового потребителя.

Рублевая зона экономики с переходом республик Донбасса на расчеты в российской валюте расширилась, но, кроме этого, надо понимать, что рублевая зона России одновременно, причем в широких масштабах, продолжает оставаться еще и зоной хождения доллара. Стоимостное соотношение двух валют на биржевых торгах известно, и оно совсем не в пользу рубля. Да и вообще рубль входит в пятерку самых недооцененных валют мира. В проигрыше в первую очередь снова обычный покупатель, приходящий в магазин каждый день.

Перебои с поставками в торговые точки тех или иных товаров могут быть связаны с переделом собственности. Российский бизнес постепенно заходит на Донбасс, предприятия меняют собственников, а те, чтобы не остаться в накладе, поначалу присматриваются к местному рынку. Потом исчезнувшие, было, товары, на прилавках появляются снова, но уже по ценам, выгодным новым хозяевам.

Цены на товары повседневного спроса толкают вверх и введенные против России экономические санкции. Из-за них курс рубля стремится, наоборот, вниз. Положение, сложившееся вокруг российской валюты, осложняется еще и тем, что санкции, которые ввели США, носят, кроме прочего, экстерриториальный характер, то есть автоматически распространяются на резидентов из любых третьих стран, если им вздумается вести дела с Россией.

В военное время также срабатывает правило, сводящееся к тому, что каждый выживает, как может.

Киевская власть, используя к своей выгоде затяжку войны, окапывается на Донбассе с прицелом на долгую перспективу.

Только за завершающийся 2018 год с украинской стороны капитально оборудованы пункты пропуска людей и транспортных средств к западу от Донецка, около Марьинки, и на южном направлении, возле поселка Новотроицкое. Навесы от непогоды теперь представляют собой закрытые помещения, обогреваемые нагнетанием горячего воздуха из калориферов.

Под такой крышей, где стало тепло и сухо, уже размещаются торговцы продуктами питания, а также некоторыми другими подорожными товарами. Цены там не донецкие, а украинские, которые ниже уже по той причине, что на территории, контролируемой киевской властью, на руках у основной массы людей наличных денег меньше, чем у тех, кто живет в ДНР и ЛНР. А те, кто из двух республик ездит на бывшую Украину за пенсиями или по каким-нибудь другим делам, не отказываются у контрольно-пропускных пунктов купить задешево разное из того, что дома стоит дороже. Торговцы какой-никакой доход имеют.

Куда более выгодное дело — перевозка пенсионеров, вынужденных регулярно ездить не только за пенсиями, но и для постоянного подтверждения своих личных данных, а также просто на полагающееся каждые два месяца пересечение линии разграничения. Некоторые из тех, кто путем частного извоза оседлал эту жилу, за четыре с лишним года войны успели пострить себе коттеджи, а то и особнячки. Поговорку — «Кому война, кому — мать родна», история не отменила.

В актив уходящего года внешняя политика и дипломатия России, в принципе, могут занести обмен семи членов экипажа сейнера «Норд». Хотя капитан рыболовецкого судна Владимир Горбенко продолжает оставаться в украинской неволе. Но на освобождение семи человек и ушло семь месяцев.

Президент Трамп 22 декабря вдруг объявил, что убирает американские войска вместе с группой сотрудников Госдепартамента из Сирии. Если так произойдет, то и это в мире будет истолковано, как успех России.

К этой калькуляции со знаком «плюс» можно прибавить и продолжающееся строительство газопровода «Северный поток-2». К концу 2018 года к стройке подключились еще и Швеция с Финляндией, и это подсказывает, что трубопровод, вокруг которого уже сломано много копий, все же будет достроен и введен в строй в назначенный срок.

Американцы при всем своем недовольстве этим проектом, тем не менее, не идут на то, чтобы здесь атаковать своих европейских союзников в лоб. Возражать против прокладки газовой магистрали по дну Балтийского моря Вашингтон не прекратит и, если что, будет плести козни в отношении «Северного потока-2» и после того, как по нему пойдет газ. Пока же в этой игре России выпадает нужная ей карта.

Но только эти удачи, если они и есть, напрямую никак не влияют на охват украинскими войсками донбасского «угла», примерно так выглядит по отношению к карте бывшей Украины территория, контролируемая Донецкой и Луганской Народными Республиками.

Реальность и на пятом году войны заключается в том, что киевский режим продолжает существовать, и он способен действовать в пределах, имеющихся у него возможностей.

У людей Донбасса неизбежно возникает вопрос, что и когда с этим можно сделать?

Законы природы запрещают отправлять любой появившийся на свет организм обратно — туда, откуда он явился. Физике неизвестны случаи, когда бы какой-нибудь материальный объект вдруг самопроизвольно растворился в пространстве. В силу этих причин вряд ли сама собой исчезнет неизвестно куда и киевская власть. А если она существует, то и нечего сомневаться, что и в 2019 году Киев продолжит заниматься тем же, чем и предшествующие четыре года необъявленной войны.

Воздействовать на киевскую власть пытаются, но пока на окольных путях — вроде сирийского конфликта. А реальный отпор Киеву дают лишь при прямых попытках проникнуть на территорию и в территориальные воды России, как это было на подходе к Керченскому проливу.

Результат таких обходов и маневров, если говорить также прямо, невелик, а то и вовсе не виден. Будто он скрывается в тумане наступившей донецкой зимы, когда, как обычно, мороз сменяется дождем, а снегопад — распутицей. И горизонт даже среди дня покрыт сероватой мглой.

Про внешнюю политику современной России говорят, что она вовсе не стремится воссоздать какое-то новое союзное государство на территории бывшего Советского Союза. А что касается определенных территорий или государственных образований, существующих на постсоветском пространстве, в России, если не останется какого-либо иного решения проблемы, то их не отказались бы не присоединить, а поглотить.

Но и это решение отдвигается, потому что Российская Федерация и сейчас не отказывается от расчетов создание другого «союза»: на почве вхождения в Западный мир, имея в виду прежде всего соединение со «старой» Европой. Пусть даже это очень не нравится американцам. Отсюда, в частности, происходит и подчеркнутое внимание Москвы к строительству «Северного потока-2». А потом, авось, и с Америкой удастся сторговаться.

В России надеются, что уж такое объединение, если оно даже поначалу состоится без США, точно поглотит и растворит конфликты, стоящие сейчас между Москвой и Западом.

Но будет так или нет, способно ответить только время, которое пока не пришло. Значит, остается одно: ждать и выжидать, способствуя, конечно, по мере возможностей и в зависимости от конкретных ситуаций исполнению генерального замысла.

Ждать, вглядываясь в туманную перспективу, приходится и Донбассу. Где-то уже было написано, что и отдельному человеку, и широким массам психологически легче перенести поражение в открытом бою, чем неясность кажущуюся бесконечной. И это не чьи-то досужие соображения. Как известно, на производстве и в разных других сферах, где это необходимо, существуют правила техники безопасности. Они также не выдумка, так как написаны кровью людей, пострадавших и погибших в результате несчастных случаев и аварий.

А в результате вяло тянущейся войны человеческое сознание сталкивается с эффектом психологической фантасмагории, когда из вида то и дело пропадают моральные ориентиры и однажды провозглашенные политические цели, а разница между миром и войной становится мерцающим призраком. И это реальность ничуть не меньшая, чем правила эксплуатации техники и опасности, следующие из того, что с техникой обращаются неумело.

Если нет настоящей, открыто ведущейся войны, из этого не следует, что существует мир. Война на Донбассе присутствует и в том, что на одной части бывших Донецких и Луганских областей, где сейчас власть республик, фашистов называют тем, чем они заслуживают. Но в это же время на других частях региона фашисты теперь произведены в героев и освободителей. И так продолжается уже несколько лет подряд в каких-нибудь нескольких километрах от Донецка и Луганска.

Мутный туман скрывает разницу между черным и белым. Невольно встает вопрос, что, может быть, те, кто его напускает путем бесконечного перемирия, как раз этого и хотят?

Неопределенность — самая подходящая атмосфера для различных слухов. В декабре в Донецке пошли разговоры о том, будто с 1 января поднимутся коммунальные тарифы. Правительству республики пришлось эти сведения опровергать.

Найти работу в ДНР и ЛНР, как и прежде, трудно. На улицах можно увидеть объявления о том что где-нибудь в России требуются грузчики, строители, охранники. Бывает, что небольшие объявления с такими приглашениями раздают прямо на улицах, в людных местах.

Но верить этим бумажкам не спешат. Что за набор на работу, если сведения о нанимающей стороне — только безымянный номер телефона. Да и звонящим в том, что их возьмут куда-то подработать, гарантий никто не дает.

У Донбасса надежда на подъем только в том, что когда-нибудь он снова заработает, как большой производственный цех. Но не на старой основе. Старый индустриальный мир, такой, каким он был описан и изучен политиками и философами даже первой половины прошлого века, уже с середины 20-го столетия стал погружаться в прошлое. Процесс этот — сложный, драматический и противоречивый, не всегда поддающийся политическому и техническому регулированию.

Донбасс – сравнительно молодой промышленный регион, стоящий, однако, в ряду более старых индустриальных районов мира. Вроде английского Манчестера и Кардиффа, французской Лотарингии или германского Рура.

Возрождать Донбасс на исключительно традиционной основе — дело заведомо бесперспективное, и в историческом плане даже реакционное. Хотя с учетом всей региональной специфики без нового старта старых, или, как их еще называют, базовых отраслей здесь не обойтись.

Новый подъем старого промышленного региона был бы приближен, если бы Россия, в самом деле, вместо того, чтобы расходовать деньги на снаряжение все новых гуманитарных конвоев, попробовала примерно равнозначные средства вложить в промышленное развитие Донбасских республик.

Но пока выходит еще и так, что товарный оборот между бывшей Украиной и Российской Федерацией из года в год только растет, что показывают уже и предварительные итоги 2018 года. А рост взаимного товарооборота при существующих условиях означает еще и непрекращающуюся экономическую поддержку киевского режима. Он, как надо понимать, против этого ничего не имеет.

И тем не менее Новый год настает. Цена елок в Донецке — от 300 рублей и выше. За сотню целковых можно купить букет елочных веток.

В Киеве в это же время советник президента Петра Порошенко Юрий Бирюков похвастался, будто бы украинские войска к концу 2018 года захватили на донбасском фронте все «серые зоны, или говоря проще, полосу земли, обозначенную Минскими соглашениямикак «ничейная».

Намерения и политика киевской власти, в отличие от перспектив хоть какого-нибудь мирного урегулирования конфликта, ясны. Вместе с новогодними огнями в 2019 год переходят и огни войны.

г.Донецк

Наступление украинской армии на Мариупольском направлении, о чем было поднято много шума, опять не стоялось. На всем донецком фронте разрекламированный «день Х» — 14 декабря — прошел в обычном режиме: с украинской стороны обстреливались различные населенные пункты. Еще накануне, вечером 13 декабря, сильно «повезло» жителям поселка Коминтерново, находящегося рядом с южным флангом фронтовой линии. От прямого попадания мины сгорел единственный в поселке продуктовый магазин.