Крымское Эхо
Экономика

Жизнь эконом-класса

Жизнь эконом-класса

Следует ли считать рецепты типа «мой домашний пятновыводитель», заменяющий дорогостоящие импортные средства отбеливания, или советы по лечению простуды народными средствами приметой экономического кризиса?

Или все же самым верным признаком денежного дефицита остается бабушкин способ продержаться – откладывать на «черный» день? А может, теперешние методы настолько поменялись, что кризисным признаком пора признавать эффективное вложение свободных средств в недвижимость, что умным людям служит гарантированной подушкой безопасности при сдаче в аренду? Получается, приметы кризиса находятся в прямой зависимости от сложившегося качества жизни?

Может и так, но все же большинство начинают предпринимать меры, когда кризис наступил на хвост их кошельку: тратят по минимуму и, изворачиваясь, всеми правдами и неправдами стараются экономить и откладывать впрок.

Так, зафиксировано статистикой, поступают пятьдесят пять процентов россиян, однако число тех, кого предыдущий, 2008 года, кризис научил жить расчетливо, предусмотрительно делая сбережения на случай потери работы, заметно, почти на десять процентов, возросло.

На банковские проценты теперь полагаются немногие – это тоже наука от предыдущего кризиса, когда кредитные конторы лопались со скоростью мыльных пузырей, поэтому те, кто сумел заработать неплохие деньги, поторопились вложить их в недвижимость.

Свободная недвижимость – это даже получше будет, чем свободные деньги: всегда есть возможность нарастить за счет сдачи в аренду собственные финансы. Тем более наши люди давно освоили этот способ чистого, безналогового заработка, оставаясь в тени фискальных служб.

Выручает такой способ здоровски, особенно если квартиранты люди добросовестные и аккуратные. Даже если хозяевам не наглеть на размере арендной платы, то и тогда удается за счет нее оплачивать коммунальные платежи в своей квартире и иметь на кусок хлеба с маслом и хорошей колбаской. 

Однако для большинства жизнь по образцу европейского рантье – только мечты. Вот экономить на продуктах, их количестве и качестве – это по-нашенски. Перейти с гречки на пшеничную крупу, с мяса на курицу, с молока на чай, с сахара на домашнее варенье, с банана на яблоко, с рыбных консервов на хамсу, с борща с салом на борщ с бычками – это для нас привычное дело. Ну и конечно, затариться впрок мешками сахара, муки, картошки, пакетами круп и макарон, сетками лука, банками с квашеной капустой, помидор, огурцов и компотов. 

— Я хоть и не великий экономист, но большой знаток практики, — не без юмора говорит о себе пенсионерка Ирина Генриховна, — и, как оказалось, справедливо предвидела, что повышение пенсий обернется инфляцией. Вот сейчас захожу в магазин и хвалю себя: я набрала гречки по двадцать восемь и тридцать пять за килограмм, а теперь она по восемьдесят одному рублю продается. Дети говорят, что полки на моей кухни напоминают им продуктовый ларек, но мне это не мешает – во всяком случае, денег у них не прошу и пока еще могу позволить себе на свою пенсию устраивать в день ее получения праздник живота: покупаю бананы, гранаты, мандарины, хурму. 

— При нынешних ценах нам приходится нелегко, — делится домохозяйка Ольга Беседина. – На шее у нашего папы сидят трое детей и давно неработающая мама, но мы научились выкручиваться. Особенно с едой: хлеб пеку сама, йогурты тоже сама детям делаю, рыбные консервы делаем дома. Для нас труднее всего выкручиваться с покупкой одежды для ребят, потому что стоит она почти неподъемно, а снашивается быстрее, чем дети из нее вырастают. Выручает нас только то, что у меня хорошие отношения с обеспеченной соседкой, которая или продает за копейки одежду своей дочери или вообще отдает мне ее даром, да помощь живущей за границей сестры. Если старшим дочерям я еще покупала вещички в секонде, то младшему сыну уже нет: слишком дорого.

— Парадоксально, но факт: мне пришлось отказать поставщикам недорогих и вкусных колбас с Кубани из-за малого срока реализации, — говорит предприниматель Майя Жук. – Они выпускают продукцию с минимальным использованием консервантов, что сохраняет свежесть не более пяти дней, а покупателям нужны «долгоиграющие», чтобы купил – и на неделю как минимум. Понимаете, они ценой и качеством готовы жертвовать, только чтобы колбаса как картошка лежала про запас. Это у них называется экономией!

— Я опрометчиво ввязалась в ремонт квартиры, — рассказывает начальник отдела труда одного из керченских предприятий Инна Александровна Малько. – Но стройматериалы сумасшедше подорожали, к тому же многие в дефиците, рабочую неделю нам сократили до четырехдневки, поэтому пришлось скукожиться запросы, переходить на экономичные варианты и обходиться привычными обоями, линолеумом, поставив на грандиозных планах жирный крест. 

— По мне ударил не столько кризис, сколько уход «Приватбанка», — с огорчением констатирует недавно вышедшая на пенсию воспитательница детского сада Алла Игоревна. – Я никогда не жила, как говорится, богато, но всегда знала, что на «черный» день у меня припасено в банке от проданного бабушкиного дома. За год набегали проценты, позволявшие мне ездить отдыхать в любимую Алушту, да и на питании не экономила. Теперь же всё, халява закончилась: деньги мне, конечно, фонд выплатил, но в банк под проценты я уже их не понесла, потому что вера в банки рухнула вместе с банком. Выручает только небольшой огородик да привычка жить экономно. 

— Казалось бы, мы вдвоем с дочерью имеем неплохие деньги: она работает почти на две ставки в школе, я получаю не самую маленькую пенсию и пособие по инвалидности, но живем без излишеств, потому что растет внучка. Хочется ее повкуснее накормить, но это еще полдела, потому что едим из одной кастрюли, а одевать приходится каждую в отдельности. О себе не говорю – забыла уже, когда в последний раз гардероб обновляла, в лучшем случае порю-перешиваю. А вот дочери надо одеваться не кое-как, да и девочке хочется выглядеть не хуже подружек и одноклассниц. Так что основные деньги уходят на тряпки – никак не выходит экономить, когда в доме есть дети и молодежь. Цены-то на одежду-обувь просто неподъемные. Ботинки на подростка до трех тысяч, сапожки весенние – пять!

То, что на нашем обиходном языке называется «выкручиваться», знакомо большинству. Как-никак нынешним поколениям пришлось жить в эпоху перемен не единожды, так что закалка и опыт имеются. Для него даже социальные сети приспособили, где обмениваются способами экономной жизни. Учат друг дружку заменять лампочки на энергосберегающие, использовать соду и горчицу вместо импортных средств для мытья посуды, покупать крупу и макароны на развес, а не в пачках, делать оптовые закупки, не ходить на рынок по выходным, одеваться в секонд-хенде, выпекать самим хлеб. 

Отказываются от стационарного телефона, кабельного телевидения, кое-кто и от интернета, если он есть на работе, учат выключать из сети неработающие домашние электроприборы. Настоятельно рекомендуют вернуться к опыту мам и бабушек из девяностых: ездить вскладчину в деревни за домашними продуктами, устраивать огородики на балконах и окошках, учиться шить и вязать. Находятся кулинарки, советующие чуть ли не кашу из топора и другие подобные экономные рецепты. 

Наука жить по средствам не всем дается легко. Проще всего экономить получается у людей старой закалки, привычных ограничивать себя во всем лишь бы хватало на оплату коммунальных услуг. Они и на кашу перейдут, и мясом с колбасой готовы питаться вприглядку, и хамсовые котлеты уплетут с радостью. И из самой скромной пенсии еще выкроят детям и внукам. «А что прикажете делать, когда сыну пришлось свернуть свой бизнес, потому что товар он возил с Украины?! – сокрушается семейная пара пенсионеров Наталья Борисовна и Геннадий Викторович. – Хорошо еще невестка работает, но на ее зарплату семью не прокормить. Вот и вкалываем дружненько на даче, сейчас продаем зелень, домашнее вино, закатки, а летом перейдем на малину, смородину, огурцы, яблоки, чтобы внучку одеть-обуть, репетиторам заплатить, на учебу будущую что-то собрать. Сами живем на подножном корме, из покупного только мука, сахар да иногда мясо». 

У администратора Ольги Николаевны дачные припасы на исходе. «Хорошо, что не послушалась детей и закатала все, что только удалось вложить в банки, — говорит женщина. – Мало того, что им даю, родителям, так сватья теперь живет у меня: пришлось бежать от войны из Макеевки. Она хоть и успела сделать разрешение на работу и медстраховку, но устроиться не может: в пятьдесят четыре года сделать это непросто, да и срок действия документов истекает через четыре месяца. Вот и выкручиваемся с ней на пару на мои пенсию и зарплату, чтобы детей не обременять. Раньше я себе на работе позволяла в перерыв в кафе сбегать с девчатами, пирожок с булочкой к чаю купить, а сейчас все из дома тащу, чтобы копейку лишнюю не потратить. Сватья-то приехала летом, без теплых вещей, приходится всё заново покупать, а цены сами видите, какие. Вот с рынка еду, последние сто долларов поменяла, туфли ей купила и на летнюю обувку оставила». 

Молодым, понятное дело, кризисная экономия не в радость, потому что приходится жертвовать привычным образом жизни. Но и им придётся привыкать к скачкам в мировой экономике, чтобы через какое-то время было кому делиться опытом жизни эконом-класса. 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Журналисты Крыма узнали, как построена сеть связи в Крыму

Правильная путинская приватизация

.

Крымский мост преодолел экватор

.