Крымское Эхо
Архив

Тринадцатый суд

Тринадцатый суд

СЛУШАНИЯ ПО ДЕЛУ КАЗАКА ЗАВЕРШИЛИСЬ
Тринадцатое заседание суда по делу Вадима Иловченко прошло 13 ноября, в пятницу. Скорее всего, оно стало предпоследним – свои речи произнесли прокурор, адвокат и сам обвиняемый. Неожиданностей не было, хотя прокурор написала новое обвинительное заключение. От предыдущего оно отличается тем, что уменьшена сумма иска к обвиняемому – с 6,5 млн грн до 541 813 грн и добавлено, что по месту жительства Иловченко характеризуется положительно, ранее не судим, имеет на иждивении пятерых несовершеннолетних детей.

Прокурор разъяснила, что квалификация по делу не изменилась, статьи, по которым обвиняется Иловченко, остались теми же.

Она признала, что рассматриваемое дело – сложное во всех отношениях, в том числе для установления истины. Потому что в некоторых моментах отсутствуют бесспорные доказательства, а те, которые собраны, каждая из сторон толкует по-своему.

Тем не менее, обвинение считает доказанным, что Вадим Иловченко с ноября 2004 года по май 2005 занимал должности, которые были связаны с организацией охраны на предприятиях «Канон» и «Ламповый завод». Он проводил собеседование при приеме охранников на работу, разрабатывал должностные инструкции для них, определял расстановку сил. Он же отдал распоряжение преградить въезд на автозаправку «Легар» пятью железобетонными блоками. Все это происходило в конце 2004 года в Симферополе, на Центральном автовокзале. По мнению обвинения, следует считать доказанным, что именно Иловченко дал команду демонтировать асфальто-бетонное покрытие спуска и сам принимал участие в этих работах. Это все повлекло приостановку действия заправки и убытки для «Легара» именно на полмиллиона гривен.

23 марта 2005 года на территорию автовокзала пришли государственные исполнители, чтобы выполнить решение суда по устранению препятствий на спуске к заправке. Охранники «Канона» своими умышленными действиями мешали госслужащим выполнить их работу. Руководил ими, как считает прокурор, Вадим Иловченко. Свою уверенность в этом прокурор объясняет, ссылаясь на показания свидетеля Поповича, который называл себя заместителем Иловченко. В глазах его и других свидетелей именно Иловченко был начальником, должностным лицом, указания которого они обязаны были выполнять.

Помимо показаний свидетелей, прокурор опирается на документы, имеющиеся в деле: договор аренды, фотографии, удостоверение, выданное на имя обвиняемого, рапорты охранников на имя Вадима Иловченко.

Преступление прокурор относит к числу тяжких – нанесен существенный ущерб интересам предприятия. Правда, нет никаких отягчающих обстоятельств, сопутствующих данному уголовному делу. Поэтому обвинение просит для Иловченко 7 лет лишения свободы с выплатой 750 минимальных необлагаемых доходов граждан (по нашим подсчетам, это 12 750 грн).

Ну, хорошо, что не 13 лет, вздохнем мы и расскажем, как на эту речь реагировала защита.

Вадим Иловченко, напомнил адвокат, последовательно и постоянно отрицал то, что он являлся должностным лицом на предприятиях «Легар» и «Ламповый завод».

Если с дворником достаточно заключить устный договор, выдать ему метлу и показать участок, где надо мести, то для признания человека должностным лицом уголовное право требует наличия целого ряда обстоятельств. Данное дело является именно уголовным, а следствие не установило никаких фактов, которые позволили бы отнести Иловченко к категории должностных лиц. Нет никаких документов, раскрывающих суть его полномочий – ни приказа по предприятию, ни записи в трудовой книжке, ни подписанных им документов, отметок об ознакомлении с приказами. В материалах дела нет и показаний собственников этих предприятий о том, что они что-либо поручали обвиняемому.

Приказ о введении пропускного режима на предприятии не содержит упоминания фамилии Иловченко. Если бы он был начальником охраны или режима, контроль за соблюдением этого приказа был бы возложен на него. Это указывает на то, что обвиняемый должностным лицом не являлся. Он не обладал правом подписи на документах, и на рапортах, написанных на его имя, нет его резолюций.

Иловченко утверждает, что сам изготовил себе удостоверение, чтобы беспрепятственно проникать на охраняемую казаками территорию АТП, потому что именно там находилось помещение казачьей атаманской сотни «Соболь», командиром которой он является. Он сам придумал для себя и должность «начальник режима». Это не удостоверение госслужащего, такое может изготовить себе каждый гражданин. На территории автовокзала он представлял только казачью общину, что подтверждает и оперативная видеозапись – Иловченко одет в казачью форму с погонами и шевронами.

В 2005 году Иловченко считал свои действия по демонтажу спуска к АЗС «Легар» правомерными. Тем более, что существовало письмо «Крымавтотранса» с поручением очистить ливневую канализацию на спуске.

Что касается событий 23 марта 2005 года, конфликта охранников-казаков с госисполнителями, то Иловченко не мог участвовать в нем с самого начала, он находился в прокуратуре Киевского района Симферополя, в деле имеется соответствующий протокол, это же подтверждается и оперативной видеосъемкой с места событий.

По мнению адвоката, следствие сознательно использовало свидетелей в целях обвинения. Сначала все они говорили о том, что на работу их принимал Попович, он же выдавал им удостоверения. Работами на спуске руководил Аксенов. Эти лица, тем не менее, не привлечены к уголовной ответственности.

Попович сам себя считает должностным лицом, почему же обвиняют Иловченко? Адвокат не призывает обвинять Дмитрия Поповича и Дмитрия Аксенова (этот и сейчас работает в АОЗТ «Канон») – в возбуждении дел против них отказано совершенно справедливо, но и Иловченко не виновен, так же, как они! Защитник цитирует показания свидетелей – они по поводу ремонта ливневки с Иловченко не общались. Допрошенные в суде сотрудники милиции даже не смогли вспомнить Иловченко, сидящего на скамье подсудимых.

Далее адвокат обратил внимание судьи на то, что протоколы допросов свидетелей, приобщенные к делу, подозрительно похожи между собой, они написаны, «как под копирку». Но показания разных людей должны отличаться, здесь же одинаково-казенно формулируется, что «Иловченко являлся должностным лицом»! Защита делает вывод, что не зря ключевых свидетелей так долго «не могли найти» – на них, скорее всего, оказывалось воздействие. Вывод прост: нет доказательств того, что Вадим Иловченко являлся должностным лицом, тем более, – совершал должностные преступления! Поэтому обвиняемого следует оправдать.

Последним в заседании суда выступал сам Вадим Иловченко. Он считает, что само уголовное дело против него было возбуждено незаконно.

– Я не состоял в трудовых отношениях с предприятиями «Канон» и «Ламповый завод», это же подтвердило предварительное следствие. Моей фамилии нет в списках работников завода на 12.09.2005, прокурор Вольвач Александр Васильевич проверял списки и личные карточки сотрудников. Я не проводил инструктажи, не принимал решения о выплате зарплат и премий сотрудникам этих предприятий, их осуществляли другие лица. Отсутствует субъект преступления – должностное лицо.

Иловченко перечислил свидетелей, которые говорили о Поповиче как о свом начальнике и не видели ни одного документа, подписанного самим обвиняемым. Аксенов своими показаниями подтвердил, что работал на демонтаже спуска.

Обвиняемый напомнил, что 23.03.2005, в день конфликта между охраной АТП и госисполнителями его допрашивали в прокуратуре, он пробыл там не менее полутора часов, в протоколе указано время – 11 час 45 мин.

Ему тоже кажется странным, что в начале следствия свидетели давали одни показания, потом, через 4 года после описываемых событий – совсем другие. Это заставляет его говорить о давлении следствия на свидетелей. Настораживает и такая деталь: все, кто менял показания, сейчас работают в корпорации ТЭС под началом того самого Поповича. Нашел Иловченко еще несколько странностей в документах, это позволяет ему сделать вывод, что они написаны задним числом. Естественно, он попросил суд вынести ему оправдательный приговор.

Прения сторон завершены, все сыграли предназначенные им роли, дело за судом. Он обещает вынести приговор 3 декабря.

Мы добросовестно и внимательно выслушали всех. И позволим себе высказать об услышанном в судебных заседаниях и свое (непрофессиональное!) мнение.

Руководитель «Крымавтотранса» при нас подтвердила, что поручала «Канону», с которым ее фирма находилась в договорных отношениях, вскрыть асфальт, чтобы прочистить ливневую канализацию. [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2622]С Иловченко по этому поводу[/url] она не общалась, знает руководство «Канона», договаривалась с ними, обвиняемого среди них не было.

Из того, что мы услышали, ясно, что земля на спуске в АЗС принадлежит городу. Но в данном случае, земля – это только то, что видно со спутника и описывается точными координатами. А кто сооружал там асфальто-бетонное покрытие, кому оно принадлежит, и кто может ковырять его как свое – свидетели не вспомнили.

Никто из госисполнителей и милиционеров не вспомнил обвиняемого как организатора или участника памятной им потасовки на автовокзале!

И конечно, самая вопиющая, на наш взгляд, несуразность – почему на скамье подсудимых сидит один Иловченко? Они все вместе — с Аксеновым и Поповичем — или виноваты, или невиновны. Но — все втроем!

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Летом бизнес почти не прессовали

Ольга ФОМИНА

Приделать инициативе ноги

У культуры серьезные планы